УКР РУС  


 Головна > Публікації > Невигадані історії  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 89 відвідувачів

Теги
українська християнська культура Патріарх Алексій II Предстоятелі Помісних Церков секти милосердя Церква і влада церква та політика Католицька Церква УГКЦ монастирі та храми України Вселенський Патріархат Митрополит Володимир (Сабодан) іконопис педагогіка Києво-Печерська Лавра Голодомор Приїзд Патріарха Кирила в Україну церковна журналістика 1020-річчя Хрещення Русі Доброчинність вибори розкол в Україні Ющенко постать у Церкві автокефалія забобони Священний Синод УПЦ діаспора комуністи та Церква краєзнавство Мазепа Президент Віктор Ющенко Археологія та реставрація Церква і медицина конфлікти шляхи єднання УПЦ КП церква і суспільство молодь Церква і політика






Рейтинг@Mail.ru






Похолодало. Киевляне потянулись на майданы

  31 січня 2007



Дмитрий Скворцов, «2000»

На днях прошла конференция киевского Союза архитекторов, посвященная сохранению исторических кварталов Киева. В ней, кроме архитекторов, приняли участие и госчиновники, и представители общественных организаций. Последние выступали в роли голоса киевлян, вроде бы обеспокоенных необратимым искажением облика центральной части города. Но, вот что интересно, часть жителей этого самого центра выступают против единственного на сегодня примера реконструкции авторского - начала XX в. - видения ныне исторических кварталов.

Речь идет о протестах против строительства часовни во имя великого киевлянина - святого князя Владимира Красное Солнышко. Ведомые уже подзабытыми майданными технологиями, жители вновь перекрывают центральные улицы города и разбивают на них палатки. Мы побывали на одном из таких митингов в месте возведения часовни на углу улиц О.Гончара и Б.Хмельницкого.

Первое, что нам бросилось в глаза, это строительный забор по периметру треугольного, озелененного десятью деревьями, островка между проезжими частями улиц с памятником Зое Космодемьянской по центру. Здесь разбиты штабные палатки пикетчиков. На секциях забора расклеены призывы: «Не дадим уничтожить памятный сквер им. Зои Космодемьянской!». Но вот, насколько эти призывы отражают действительность? Мы решили это выяснить, посетив очередные общественные слушания на импровизированном «микромайдане», умело регулируемом бойким «полевым командиром» - координатором небезызвестного «Форуму порятунку Києва».

Революция цвета доллара

Итак, первый тезис защитников сквера, как водится: «Отстоим единственный зеленый уголок нашего микрорайона, где можно отдохнуть и подышать свежим воздухом!». Не укладывается в голове, правда, откуда на перекрестке оживленнейших улиц О.Гончара, Б.Хмельницкого и Гоголевской взяться свежему воздуху, если все переходы к скверу регулируются светофорами. Ведь известно, что регулируемый перекресток предполагает повышенную загазованность от остановки и возобновления движения автомобилей. Кроме того, все улицы здесь имеют крутой уклон. А это дополнительная загазованность от карабкающегося вверх транспорта.

В тоже время, за каждым из проходных дворов данного квартала прячутся уютные зеленые садики. Так что местным активисткам борьбы с кислородным голоданием (которые все как один оказались курильщицами) есть, где подышать свежим никотином.

Вторым по частоте употребления звучал тезис: «Здесь и так на каждом квадратном сантиметре Церковь!». Но на самом деле до Николаевского собора Покровского монастыря (а это и есть ближайшая церковь отсюда) - 200000 см, т.е. 2 км. Согласимся, далеко не каждой бабушке под силу одолеть подобные расстояния по пересеченной местности. Кстати, просторный парк с фонтанами, тянущийся от Института геологии к МЧС и далее уходящий к велотреку расположен отсюда в каких-то 200 метрах.

В умы местных жителей также настойчиво внедряется убеждение, что «часовню ставят с тем, чтобы захватить землю под 135-метровый соборище и супермаркет при нем, которые закроют доступ солнечных лучей к окружающим домам». И никто не объясняет, как на пятачке в 6 соток пристроить к уже существующей часовне храм, в полтора раза превышающий Лаврскую колокольню.

Ответ на этот вопрос, как и на многие другие, попытался было дать пришедший на «общественные слушания» архитектор злополучной часовни Юрий Бородкин. Но слова ему не только не дали, но и по всем правилам майданной свободы суждений, пригрозили судьбой нынешнего министра МЧС, в свое время так же попытавшегося пообщаться с «движущей силой бескровной и элегантной революции». Поэтому, дабы не искушать судьбу, мы отвели незадачливого оратора в сторону и задали ему тот единственный вопрос, который действительно выглядел резонным в устах митингующих.

- Юрий Николаевич, конечно, забавно смотрелось, как в защиту деревьев подписывался замдиректора деревообрабатывающего комбината №7 (оказавшийся жильцом близлежащего дома), но ведь действительно, этот пятачок зелени радует глаз.

- Вы правы. Но так сложилось, что все те 10 деревьев, которые там растут, расположены исключительно по периметру сквера. Поэтому строительство их никоим образом не затронет.

- Почему по периметру, понятно. Ведь до недавнего переноса сюда памятника, в центре сквера размещалась круглосуточная разливайка. Почему-то ночные драки, ругань и прелести более физиологического характера окрестных жителей не волновали. По крайней мере, палаток и пикетов я не помню. Публика-то не смиренная - можно было и в физиономию получить.

- Я предлагаю совершить экскурс в более далекие времена. В начале прошлого века, когда был запущен первый в России электрический трамвай. Его маршрут здесь поворачивал со Столыпинской (ныне Гончара) на Гоголевскую. Но повернуть под прямым углом этот вид транспорта на таком «пятачке» не может. Да еще под тем уклоном, с которым пересекаются тут улицы. Поэтому на месте предполагаемого завершения застройки перекрестка была сделана техническая петля для плавного поворота трамвая. Она то и образовала тот недостроенный угол, который теперь называют сквером. Естественно, ни о какой «рекреационной» нагрузке речь не шла, ведь зодчие прекрасно понимали, что на такой оживленной транспортной развязке никому и в голову не придет отдыхать. Вот так технический прогресс не дал завершить ансамбль застройки Фундуклеевской, Столыпинской и Гоголевской.

После войны, когда трамвайные пути снесли, на этом месте поставили пивную бочку. Так появился «островок зелени», уже в наше время заполнившийся и бомжами. Но ансамбль зданий, выходящих на этот перекресток так и остался незавершенным. Завершить зрительную композицию позволяет архитектурный прием, когда сооружением некого объекта на пересечении «фиксируется точка». Таким образом, замыкается перспектива. И вместо того, чтобы с самой характерной точки - со стороны площади Победы - наблюдать «недострой» из фасадов, обезображенных примыкающими торцами домов уже «социалистического строительства», мы видим достаточно корректный силуэт, завершающийся золотым куполком и крестом. То есть наше внимание переключается со второго на первый план. Это классический для градостроительства оптический прием.

Новые песни о старом

Тут мы вспомнили еще об одном аргументе защитников сквера - «растоптанной» памяти Зои Космодемьянской. Интересно, что памятник Зое сменил приснопамятный «генделык» лишь тогда, когда красную партизанку посчитали недостойной соседства обитатели знаменитого «письменницького будинку». Теперь же, дабы подчеркнуть недопустимость дальнейшего переноса, у постамента стоит венок с жовто-блакытными ленточками.

- То, что церковь негоже строить рядом с памятником Космодемьянской, это нелепость, - пояснил нам известный миссионер, о. Андрей Ткачев. - Люди попросту не ведают о происхождении фамилии героини. Дед Зои был священником в приходе святых Косьмы и Дамиана. Так что памятник и церковь обретут логичное соседство. Другие говорят, что храм в честь равноапостольного князя Владимира в Киеве уже есть. Но до революции у нас было три храма, названных именем крестителя Руси... Почему никого не смущает, что долгое время две главные святыни Украины - Киевская и Почаевская Лавры - назывались Успенскими.

Впрочем, Юрий Бородкин указал нам на куда более прозаичные причины противостояния. И расположены они в пределах одного со сквером квартала.

Чуть выше, по Б.Хмельницкого, 72, тот же «Форум порятунку Києва» держит мужественную оборону у вагончика с надписью «Перша у м.Києві міжконфесійна капличка святого Миколая». А расположенный рядом брандмауэр (рекламное полотно на торце дома), стоимостью от 1500 долларов (с установкой) и ежемесячными 3000 долларами за размещение (недешево, как для бесприбыльной общественной организации), сообщает, что на этом, действительно зеленом, достаточно удаленном от дороги и обустроенном для отдыха месте будет сооружена «наша Церква св.Миколи зі стелою пам'яті репресованих письменників». Данное произведение увенчано непременным «Олігархи не пройдуть!».

Оставим в стороне причастность живших в соседнем доме писателей, до своей насильственной кончины успешно воспевавших репрессии в отношении самой Церкви. Но причем тут олигархи?

Давид и ДУСя

Глаза нам открыл директор строительно-инвестиционной компании «Евробуд-2003» Николай Терентьев. Оказывается, Госуправление делами Президента (более известная в украинской народной аббревиатуре как «ДУСя»), запланировавшая тут строительство жилого дома, выиграла вот уже несколько судов у приснопамятного Форума спасения. Последний, в этот раз, представлял «жильцов прилегающих к площадке домов, желающих видеть здесь каплычку». Но что же это за загадочные жильцы? Вся округа знает, что чуть ли не весь дом №72 занимает семья бывшего главы МЧС Жвании. Давид Важаевич не раз встречался лично как с представителями «Евробуда», так и с архитекторами будущего дома и в довольно прозрачной форме выражал свое беспокойство по поводу намечаемого строительства.

Вот вам и «Олигархи не пройдут!». Не правда ли, до боли знакомо, особенно, если вспомнить, кто был реальным казначеем штаба апельсиновой революции, и кто завозил эти самые апельсины еще на первые акции «Поры» на Контрактовой площади.

Но идея с «каплычкой» всплыла лишь 9 октября, кода Форумом спасения были проиграны все суды. В тот же день под нее даже пытались вырыть котлован и «освятить» крест. Но вызванная милиция задержала и экскаваторщика и «священника». Первый пояснил, что он в центре европейской столицы просто глины хотел накопать, а второй поведал, что проезжая мимо, увидел крест и решил ему помолиться. Интересно, данный субъект представился подчиненным главы «киевского патриархата» Филарета, но последний дал письменное от него отречение. Тогда то «каплычка» и стала «межконфессиональной». В качестве справки: межконфессиональное сооружение допустимо лишь на кораблях и поездах дальнего следования, а также в аэропортах. А каков его смысл в трехмиллионном городе?

По странному совпадению, подобную «екуменічну церкву» учудил в Мукачевском замке «Паланок» и еще один экс-министр МЧС - Виктор Балога. Так что, местные защитники исторического и архитектурного наследия, будьте начеку.

Понятно, что подобным экзотическим образованиям совсем не выгодно иметь под боком конкурента в лице традиционных конфессий. Странно лишь, что их интересы поддерживает и соцпартия в лице главы ее фракции в горсовете и члена политсовета Михаила Степанова, который выступил за отмену решения Киевсовета «О строительстве православного храма в честь святого князя Владимира на пересечении улиц О.Гончара и Б.Хмельницкого».

Представляется, нам всем следует осознать, что именно церкви, храмы и колокольни сформировали узнаваемый векам силуэт Киева. А что мы оставим после себя - остолбеневшую на Майдане музыку Поплавского? Поплавские ведь отпоют и сгинут. А архитектура останется.

P.S. Юрий Бородкин признался нам, что его мастерская выполнила проект часовни совершенно бесплатно: «Для души. И для города». Потому-то Киевсовет и ухватился сразу же за это предложение, первоначально отведя землю именно в упомянутом нами большом парке напротив МЧС. Но архитекторы по своей инициативе настояли на переносе строительства в более пустынное место...