УКР РУС  


 Главная > Публикации > Мониторинг СМИ  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 224 посетителей

Теги
Церква і влада шляхи єднання монастирі та храми України забобони секти Патріарх Алексій II вибори Предстоятелі Помісних Церков Митрополит Володимир (Сабодан) Голодомор педагогіка Вселенський Патріархат Ющенко Мазепа Церква і політика УПЦ КП іконопис церква і суспільство Президент Віктор Ющенко Археологія та реставрація УГКЦ молодь Католицька Церква Приїзд Патріарха Кирила в Україну краєзнавство діаспора комуністи та Церква церковна журналістика розкол в Україні автокефалія українська християнська культура церква та політика Києво-Печерська Лавра конфлікти Священний Синод УПЦ Доброчинність 1020-річчя Хрещення Русі постать у Церкві Церква і медицина милосердя






Рейтинг@Mail.ru






«Zaxid.net» (Львів): Львов: тезис, антитезис, синтез



«Zaxid.net» (Львів), Остап Крывдык, 23.09.2007

Львов сегодня существует в двух пространствах - идеях и реалиях, и эти пространства не совпадают. И такое раздвоение между желаемым и реальным, мифическим и бытовым не дает однозначности в ответе на вопрос - чем является Львов как город?

Львов как город-идея: тезис

Город - это концентрация. Город - это перекресток. Город - это новизна, это - стиль, это - мода. Город - это знание. Город - это городская элита, это - традиция.

Львов в воображении рядовых не-галичан - это маркер «западности», «Европы». Прежде всего - архитектурно: город спокойно можно сравнивать с другими европейскими городами. Затем - религиозно: город полон церквей, не просто свидетелей прошлой веры, а живых храмов и людей в них. Затем - кулинарный, как минимум, начиная с кофе, который составляет часть идентичности города, продолжая «пляцками» и «зупами». В конечном итоге, Львов - студенческий город, город молодежи.

Львов в настоящий момент является наибольшим украиноязычным городом Украины, своеобразным эталоном «украинскости». Львовская Пасха, когда после перезвона из львовских церквей молодежь, одетая в вышиванки, идет на «гаивки», а у каждого второго в городе в руках - корзина с освященной пасхой, или Рождество, когда центр города наполняется вертепами и бабушками с детьми, показывает каждому, как празднует Львов.

Львов существует в сознании людей как «творчество», как «отдых». Город, который побуждает к творчеству и не оставляет никого безразличным, зовет к себе и может дарить такой роскошный покой. Город, который хочется рисовать, где ритм и рифма приходят сами, подсказанные ветром в кронах каштанов или ночным звоном часов на Ратуше...

Львов воспринимается так же, как «живая история». Хотя и выражен он довольно-таки абстрактно, однако, как минимум, именно обращение «пан/пани» хотя бы в магазине уже поднимает целый культурный пласт. Старые надписи на стенах на идиш или польском возвращаются из-под штукатурки. Тем, кому не лень, экскурсоводы могли бы часами рассказывать истории о церквях, домах, улицах, реках, горах, скверах...

 

Львов как реальность: антитеза

Город - это бизнес, это - его власть, это - его жители. Город - это его дороги и коммуникации. Город - это его менты и его бандиты.

Львов - это наследство, которым не знают, как распорядиться, он - как загроможденная старой мебелью, книжками, альбомами квартира. Как можно думать о метафизике, если нужны «понтовые» офисы и кичевые торговые центры - и подешевле? Может ли идти речь о Львове как архитектурной реке времени, если речь идет о барыше, наваре, бабле?

Каким будет наш город, если его власть в настоящий момент не думает о том, что уничтожается архитектурный комплекс Львова конца 19 - начала 20 века, когда безликие нео-хрущовки становятся соседями домов, где в лепнину над единственным окном  вложено больше творчества, чем в целый проект новостроя?

Чужие городу люди из окружающих и дальних сел несут в этот город свое наследство императорской Австрии и колонизаторской Польши - старый стиль падает жертвой их мести за свое прежнее рабство. Вкрученные пластиковые окна, разрисованные в идиотские цвета пространства вокруг собственного окна, которое разрушает весь фасад, замена кованых и резных входных врат на металлические бляхи с врезанными «кодовыми замками» - гвозди в непонятное «панское» (здесь уже - наследство «антипанского» СССР).

Мостовая воюет с машинами, уничтожая им ходовую и организовывая заторы на улицах. Интересно, кто кого победит - машины мостовую или наоборот? Плотно забитые механическими конями тротуары превращают старый город в парковочную площадку. Бытовой дискомфорт не добавляет гражданам оптимизма относительно своего бытия здесь.

Существует еще одна, какая-то магическая «зона негатива» над Львовом, - «здесь ты не сделаешь карьеру», «здесь не заработаешь деньги на пропитание», «здесь не реализуешь себя». Такая безнадежность превращается в веру в провинциальность и, следовательно, бесперспективность. В то же время существует и пустая львовская спесь, ощущение избранности, которое часто строится на противопоставлении себя советскому востоку - это обратная сторона «медали».

 

Львов как потенциал: синтез

Город - это его настроение, его вкус. Город - это его миссия, его экспансия. Город - это те, кто его любит.

Львов должен соблазнить собой, в первую очередь, тех, кто в нем живет, - для того, чтобы проблемы стали заданиями. Потом Львов должен соблазнить тех, кто будет его гостями, - чтобы потом, через них, соблазнить собой весь мир.

Возможности Львова быть мечтой - есть идея, она озвучена - а это уже много. Теперь очередь - за актуализацией и внесением в повестку дня. Похожим, казалось бы, неосуществленным потенциалом, была когда-то идея независимой Украины, такой «абстракцией» еще несколько сотен лет тому назад была идея всеобщей грамотности или доступности медицины.

Мы не сможем найти других жителей, других украинцев, русских, евреев или армян, других пост-крестьян, пост-рабочих  или пост-интеллигентов  для нашего города. Но мы можем задать стандарты, зажечь «звезду» и поощрить идти за ней, и путь будет наилучшим результатом.

Каждый город переживал свои лучшие и худшие времена - и хочется надеяться, что худшие времена для города Льва заканчиваются, а не начинаются.

Вопрос будущего Львова - это не вопрос одномоментных изменений, это - вопрос вектора. Это - вопрос экспансии нашего города сначала в пределах нашего государства, а затем - и в Центральной Европе, чтобы там нас перестали воспринимать туземцами, которые заселили руины прежних австрийско-польских метропольных погостов.

   











ВНИМАНИЕ! Публикации раздела "Мониторинг СМИ" не обязательно совпадают с точкой зрения редакции сайта "Православие в Украине", а являются отражением общественных событий и мнений с целью улучшения взаимопонимания и связей между Церковью и обществом. Статьи публикуются в редакции первоисточника.