УКР РУС  


 Главная > Публикации > Мониторинг СМИ  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 251 посетителей

Теги
Церква і медицина Мазепа розкол в Україні церква та політика УГКЦ Вселенський Патріархат Президент Віктор Ющенко молодь Доброчинність Голодомор Священний Синод УПЦ Києво-Печерська Лавра секти шляхи єднання милосердя церква і суспільство Предстоятелі Помісних Церков монастирі та храми України Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі Церква і політика забобони Церква і влада Приїзд Патріарха Кирила в Україну іконопис автокефалія церковна журналістика педагогіка діаспора Археологія та реставрація вибори конфлікти Митрополит Володимир (Сабодан) УПЦ КП українська християнська культура краєзнавство постать у Церкві Католицька Церква комуністи та Церква Патріарх Алексій II






Рейтинг@Mail.ru






«Публичные люди» (Украина): Крещение по-норвежски



«Публичные люди» (Украина), Олег Покальчук, №7-8 2008

Я очень люблю Норвегию. Пальму первенства в любви периодически (и небезуспешно) оспаривают мои жена и кошка. Мотоцикл - вне конкуренции, потому что он просто часть моего тела.

    Хуже всего приходится кошке - ее нельзя взять с собой. Как минимум потому, что ее в дороге укачивает. На пароме до Стокгольма она бы орала, как Селин Дион на «Титанике». И когда мы с женой в очередной раз возвращаемся из Норвегии с вытаращенными от восторга глазами, кошка пару дней с нами «не разговаривает». Она успешно генерирует в нас чувство вины перед живой природой. Я чувствую себя предателем, когда наливаю ей воду в миску. Даже если фильтрую обычную водопроводную. Несколько дней назад я пил воду из ледникового озера, приняв положение «упор лежа». Было огромное искушение просто упасть в эту воду и раствориться в ней. Кошка чувствует это. И, перед тем как попить, долго и презрительно смотрит на меня. Жена понимающе ей улыбается. Хотя еще совсем недавно сама норовила набрать побольше камушков-ракушек - на память о впечатлениях. Был отличный шанс привезти машину роскошной щебенки.

    Каждый раз переход от так называемой цивилизации в мир, где ее технические блага лишь незаметно дополняют невероятные красоты, весьма болезненный. Состояние, подобное тому, которое описывают практикующие лечебное голодание. Очищение от шлаков. Легкая тоска, суетливость, слабость - а потом внезапный прилив сил, ясность мышления. В Норвегии не в последнюю очередь этому способствует местная вода. Но прежде всего - сочетание снега, неба, зелени, воды и гор. Таким наверняка был Асгард - обитель скандинавских богов. Несколько сотен лет назад вся Скандинавия говорила на одном языке - сейчас он в первозданном виде сохранился только в Исландии. В норвежском языке много слов, похожих на немецкие или английские, и это сначала порождает обманчивую уверенность в том, что и сюда проник треклятый глобализм. Хотя все с точностью до наоборот. Это лютующие викинги, подминая под себя коренное население тогдашней Англии и Франции, занимая целые области и графства, дали мощный лингвистический толчок развитию национальных языков старушки Европы. Четыре водопада военной языческой экспансии. Даны и готы дотянулись своими топорами до Северной Африки, норги и свены прорубили путь из варяг в греки и основали Киевскую Русь.

    Так что фактически я езжу на родину предков. В городах меня встречают многочисленные изображения и статуи троллей. Присмотревшись, я нахожу некоторое сходство с собой. Жена говорит, что особенно похож характер. Тролли весьма зловредны и со своеобразным чувством юмора. Норвежцы считают, что их горы - это окаменевшие на солнце тролли. Я в первый раз тоже чуть не окаменел. Когда узнал, что алкоголь здесь продается только до шести вечера в специальных магазинах «Винмонополия». И продавцы на тебя смотрят так, будто ты забежал в привокзальный секс-шоп за надувной теткой.

    Так что строгость нравов и почитание закона у норвежцев весьма высоки. Все доисторическое троллье коварство сейчас сводится к тому, чтобы привезти себе из соседней Швеции алкоголь подешевле. Ну и мы привезли, был повод. В этот раз жене надо было крестить Эмиля Пятого, новорожденного сына наших норвежских друзей. Меня, как человека, не особо излучающего свет духовности, заранее честно предупредили, что церемония будет долгой. А также вменили в обязанность толкать других приезжих гостей, если те ненароком задремлют. Церковь - лютеранская, все весьма похоже на римско-католический обряд, стало быть, прихожане сидят. Дети бегают туда-сюда по проходам. Норвежцы весьма ответственно относятся к христианству и всячески дистанцируются от язычества. При слове «руны» кокетливо морщат лоб и делают вид, что вспоминают, что это значит. Их главный неоязычник и нехристь - музыкант Бурзум - прочно сидит в тюрьме. Музыка у него мрачняковая, на любителя, писания - смесь старинных саг и Ницше, но что-то в этом, несомненно, есть, раз сидит человек.

    Когда первые христианские монахи прибыли в Норвегию, для успешной пропаганды христианства им пришлось пойти на компромисс. Слишком уж тесно язычество переплеталось с каждой деталью быта викингов. Христианские проповедники разрешали отправлять языческие культы и одновременно посещать церкви. Таких людей называли «оглашенными». У христианства, как и везде, не было иного выбора, кроме как принять и ассимилировать местные обычаи при сохранении главных черт культа.

    Обряд крещения Эмиля был примечателен тем, что священником в этой церкви была женщина - немолодая, седая, жизнерадостная. Это породило двойственные ощущения. Женщина, берущая на руки младенца, смотрится гораздо органичнее и приятнее. Наши попы при исполнении обряда крещения в большинстве своем излучают харизму папы Карло, баюкающего недоструганное полено. Вся утварь в церкви была непривычно серебряной, а не позолоченной, как у нас. Позолоты вообще не было нигде. Я не мог оценить качество проповеди, потому что мой норвежский ограничивается десятком слов и выражений. Женщина-священник вроде бы говорила о святом Патрике, показывая одновременно и трилистник клевера, и икону с его изображением. Когда она держала в руках зеленые лепестки, возникало стойкое ощущение, что сейчас она начнет ими колдовать. На ней было зеленое облачение, и, когда служительница повернулась спиной, я увидел шитую золотом здоровенную руну «альгиз». Примерно как упрощенный тризуб. Согласно толкованию рун - это знак, символизирующий пробуждение и рост. Очень уместно к ситуации, согласитесь.

    Вторая норвежская церковь, которая меня удивила еще больше, находилась по дороге на Гейрангер-фиорд. В городе с простым и понятным названием - Лом. Архитектура этой церкви очень походила на корпус корабля викингов, а ее крыши по углам были украшены головами драконов. Здесь нужно пояснить, что драккар - основной весельно-парусный корабль викингов - был уникальной боевой машиной. Мелкая осадка позволяла ему ходить и по морям, и по неглубоким рекам, пятнадцать пар весел - развивать скорость при штиле. Между носом и кормой не было разницы, то есть, чтобы поменять курс, драккару не нужно было разворачиваться. Нос и корма украшались головами драконов, но при возвращении домой у берега их снимали, чтобы не распугивать добрых духов Норвегии. И тут такой казус: драконы на обители добрых христиан!

    Церковь в Ломе была построена во второй половине ХII века. Она служила одновременно и постоялым двором для тех, кто путешествовал с запада Норвегии в самый северный ее город - Тронхейм, бывший Нидарос, или для тех, кто с востока двигался в Селье, где находился монастырь святой Суннивы. Но эпидемия чумы, охватившая Европу, привела к тому, что начиная с 1349 года эти земли опустели, и триста лет жизнь в них еле теплилась. Это совпало и с ослаблением католического влияния.

    Понятно, что в период, когда католическая церковь утратила влияние, а лютеране еще не стали полноправными хозяевами культовых сооружений, местные жители практиковали свою веру так, как им было понятнее и ближе.

    Но есть еще одно объяснение. Лом - одно из самых безводных мест Норвегии. Его обитатели в древности прокопали ирригационные каналы с гор до своего поселения, но не везде вода могла течь естественным путем. Ее разгоняли вручную специальными деревянными совками на длинных ручках - «скьелтерками». Можно представить, как тоскующие по волнам и бурям мореплаватели, вдоволь намахавшись скьелтерками под бдительным присмотром жен, молча садятся в кружок и короткими мечами, знававшими лучшие времена, вырезают из дерева своих любимых драконов. А чтоб тролли пугались.

    Итак, я съездил на доисторическую родину. Норвежцев сегодня около пяти миллионов. А дороги у них в сто раз лучше, чем у нас - с населением около 50 миллионов. Я подумал: хорошо бы нам походить на родоначальников Киевской Руси сначала хотя бы в этом. А то мы все национальных «драконов» вырезаем - а цеплять не на что.

   











ВНИМАНИЕ! Публикации раздела "Мониторинг СМИ" не обязательно совпадают с точкой зрения редакции сайта "Православие в Украине", а являются отражением общественных событий и мнений с целью улучшения взаимопонимания и связей между Церковью и обществом. Статьи публикуются в редакции первоисточника.