УКР РУС  


 Главная > Публикации > Мониторинг СМИ  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 63 посетителей

Теги
педагогіка Ющенко конфлікти Доброчинність церква і суспільство Приїзд Патріарха Кирила в Україну Католицька Церква Голодомор діаспора забобони церковна журналістика церква та політика Вселенський Патріархат українська християнська культура милосердя Священний Синод УПЦ 1020-річчя Хрещення Русі Митрополит Володимир (Сабодан) Предстоятелі Помісних Церков іконопис автокефалія секти Церква і влада Мазепа Президент Віктор Ющенко розкол в Україні шляхи єднання Церква і політика УПЦ КП Археологія та реставрація вибори Патріарх Алексій II краєзнавство Церква і медицина УГКЦ Києво-Печерська Лавра монастирі та храми України комуністи та Церква постать у Церкві молодь






Рейтинг@Mail.ru






«День» (Украина): Шовинизм без «либеральных масок». Владимир Вернадский про русское общество и «украинский вопрос»...



«День» (Украина), Игорь Сюндюков, 15-22 августа 2008

О таинственном феномене гениальности сказано бесконечно много (и, пожалуй, лучше других определил его суть блестящий мастер афоризма, знаменитый немецкий философ Артур Шопенгауэр: «В чем разница между гением и «просто талантом»? Талант метко попадает в цель, в которую попасть очень трудно; а гений попадает в самую главную цель, которую не видит вообще никто!»). Но одно можно утверждать с достаточной определенностью: похоже, вернейшим критерием гениальности была и остается универсальность, энциклопедичность. Универсальность интересов, универсальность познаний, универсальность философско-мировоззренческого кругозора. Ибо гений - это человек, воспринявший и развивающий в своем творчестве (научном, художественном, государственно-политическом) великую идею единства мира.

Наш украинский гений Владимир Иванович Вернадский, выдающийся ученый-геохимик, минералог, биолог, химик-неорганик, крупнейший философ, создатель знаменитого учения о ноосфере, оказавшего столь заметное воздействие на гуманитарную мысль ХХ века, - тоже входил в ту несравненную плеяду великих, тоже видел «ту цель, которую не видит никто». Гармонизация отношений Человека с Человеком, Человека с Обществом, Человека с Природой и всей необозримой Вселенной - вот идеал, которому Вернадский как мыслитель был верен всю свою долгую жизнь (а прожил он 82 года, 1863-1945 гг.).

Но почему, спросит иной читатель, Вернадский назван здесь «нашим», «украинским» гением, правомерно ли это? Ведь многие из нас еще помнят, что писали о Владимире Ивановиче в советскую эпоху: «крупнейший русский советский (это - об уважаемом члене ЦК партии кадетов периода двух русских революций!) ученый». Поэтому, прежде чем анализировать до сих пор малоизвестную украинской общественности работу Вернадского, стоит сказать несколько слов о его «украинскости».

Коротко перечислим достоверные факты: именно Вернадский был основателем и первым президентом Всеукраинской Академии наук (1918 г.). И этот выбор был предопределен семейными, национальными и духовными корнями, глубоко проникшими в сознание великого ученого-энциклопедиста. В воспоминаниях Владимира Ивановича говорится: «Отец и мать мои были киевляне. В обеих семьях были живы национальные украинские традиции. Мои детские годы (1868-1876 гг.) я провел на Украине, в Полтаве и в Харькове, бывал и в Киеве... Отец и мать хорошо знали украинский язык. Мать, очень музыкальная, с большим голосом (меццо-сопрано) прекрасно пела украинские песни, бывали дома и хоры. На меня это сильно действовало...»

Но дело, конечно, заключалось не в «этнографическом», «песенном» интересе к Украине. Для Вернадского, еще в юности возмущавшегося (есть любопытнейшие записи в дневнике за 1879 и 1881 годы) тем, что «власти запрещают мой родной (украинский. - И.С.) язык, мою культуру», Украина была родной, кровно близкой землей. Ученый в зрелые годы называл себя «русским по культуре и по всему укладу своей жизни» - но тут же (и это очень важно!) уточнял, что он «русский, вся жизнь которого непрерывно была связана и с Украиной, и с украинским освободительным движением». И это не было пустыми словами, в чем читатель сможет убедиться, ознакомившись с основными положениями статьи Вернадского «Украинский вопрос и русское общество».

Эта работа была написана ученым в Украине (в Шишаках на Полтавщине), в 1915-1916 гг., в разгар имперско-шовинистического угара эпохи Первой мировой войны. Вдумчивый читатель, надеемся, оценит и капитальное знание украинской истории, проявленное автором, и его решительное неприятие замшелых шовинистических догм (В частности, концепции «общей нашей истории» и «единого славянского» (читай - русского!) народа (иногда говорят и о единой православной славянской цивилизации, интегральной частью которой - вовсе не цивилизации европейской! - была, есть и пребудет Украина). Все это регулярно, упорно и нагло навязывается нам прокремлевскими российскими СМИ. Мысли, которые высказывает в своей статьи великий сын Украины и России Владимир Иванович Вернадский - лучшее противоядие от подобной лжи. Статья, не опубликованная, естественно, при жизни автора (похоже, он обращался в первую очередь к либеральной российской интеллигенции, еще не одурманенной ядом шовинизма, достаточно близкой по взглядам самому мыслителю), драгоценна еще и тем, что может и должна быть прочитана в контексте всей последующей российской, украинской и мировой истории ХХ века. А все ужасы этой истории, войны, геноциды и репрессии памятны нам. Можно сказать, что сама История тысячекратно заострила антишовинистический пафос статьи Вернадского.

Ниже приводятся ключевые положения работы великого ученого «Украинский вопрос и русское общество». За недостатком места мы не можем опубликовать абсолютно весь текст, но и из отобранных, наиболее важных ее разделов читатель, вероятно, получит достаточно полное представление о ней.

«Сущность украинского вопроса заключается в том, что украинская (малорусская) народность выработалась в определенно очерченную этнографическую индивидуальность с национальным сознанием, благодаря которому старания близких и дальних родичей обратить ее в простой этнографический материал для усиления господствующей народности оставались и остаются безуспешными.

Национальное самосознание украинцев развивалось на почве этнографических отличий, особенностей психики, культурных тяготений и наслоений, связывающих Украину с Западной Европой, и исторически сложившегося уклада народной жизни, проникнутой духом демократизма.

Когда польско-украинская борьба закончилась добровольным присоединением Украинского государства к Московскому царству, на основании договора 1654 г., одновременно начался долгий, до сих пор не закончившийся, период трений между украинским населением и русской властью, обусловленных централистскими стремлениями последней.

В XVII и XVIII веках русско-украинские отношения сводились к постепенному поглощению и перевариванию Россией Украины как инородного политического тела, причем попутно ликвидировались основы местной культурной жизни (школа, свобода книгопечатания) и подвергались преследованию даже этнографические отличия. Последовательное развитие новых начал управления к концу XVIII века успело мало-помалу сгладить следы административной автономии на Украине, а сопутствовавшее новому укладу жизни разложение социальных отношений ослабило оппозицию украинцев великорусскому централизму. Как и в период польского владычества, высшие слои украинского общества в значительной части шли навстречу объединительным тенденциям правительства, а народные массы, по мере распространения на Украине новой социально-экономической структуры, обращались в живой инвентарь государственного хозяйства, теряя значение активной силы в национально-культурной жизни края.

Процесс разложения политического единства Украины проходил не без протестов со стороны сознательных элементов украинского населения и не без чрезвычайных мер со стороны государства, ускорявших водворение нового строя на развалинах старого. Были вспышки местных бунтов, попытки первых гетманов спасти политическую самостоятельность края при помощи иных держав, были открытые военные восстания, подавление которых вело за собою жестокие репрессии со стороны центрального правительства. Вместе с тем, последнее применяло разнообразные способы уничтожения военной силы Украины вплоть до специальных карательных экспедиций (разрушение Сечи) и выселения.

В ХIX в. Украина как политический организм с самостоятельною внутреннею жизнью перестала существовать, будучи окончательно, по выражению Петра Великого, «...прибрана к рукам» Россией. Все следы автономного строя исчезли, все особенности местного уклада, соответствовавшие народному характеру и составлявшие лучшее приобретение национальной культуры, - как организация народного просвещения, своеобразный строй церковно-религиозной жизни, - уступили свое место общерусскому порядку, держащемуся на трех китах: централизм, абсолютизм, бюрократизм. Возрождение украинского движения в новых формах вызвало на первых же порах судебные репрессии правительства и положило начало новому периоду борьбы официальной России с украинской народностью, - на это раз уже, главным образом, с национально-культурною стороною ее жизни как с реальным обоснованием национального самосознания украинской интеллигенции. В официальной терминологии украинское движение этого периода получило название «украинского сепаратизма».

Меры правительства против украинского движения, не считая личного преследования украинских деятелей, выразись в исключительном цензурном режиме, ограничивавшем употребление украинского языка в печати самыми узкими рамками, - в стеснении украинской драматургии и сцены, в гонении на украинский язык в школе, в общем враждебном отношении ко всякому оказательству украинского национального самосознания или даже стихийного влечения к национальному украинскому элементу.

В какой мере в этих случаях правительственная политика не считалась с интересами просвещения и культуры, видно из того, что с наибольшим ожесточением украинская национальная идея преследовалась в церковно-религиозной и школьной литературе. Именно там, где украинская интеллигенция видела лучшее орудие просвещения и наиболее прямой путь к моральному и культурному подъему народных масс, правительство видело лишь угрозу единству русского народа и прочности государства.

Период интенсивной борьбы с украинским движением продолжался, с некоторыми колебаниями и перерывами, более 50 лет, с 1847 по 1905 год. Мотивировалась эта борьба утверждениями об этнографическом, культурном и языковом единстве отдельных ветвей украинского народа, о равномерном участии этих видов в создании русского литературного языка, общегосударственная роль которого исключает якобы необходимость в параллельном развитии иных языков и литератур русского корня; рядом с этим указывалась государственная опасность украинского «политического сепаратизма» и преобладания в украинском движении антигосударственных социалистических тенденций; наконец, высказывались подозрения и обвинения в инородном или иноземном происхождении украинского движения, внушаемого и поддерживаемого исконными врагами России, каковы поляки, немцы (так и хочется добавить: сейчас американцы. - И.С.) и т. п.

Освободительное движение в короткий промежуток 1905-1907 гг. дало украинцам свободу от специальной цензуры, прессу, расширение рамок литературной работы, попытки организованной общественной деятельности в сфере народного просвещения. Но наступил новый период гонений на украинское движение. Период этот совпал с усилением националистических тенденций в русском обществе, на которые оперся в своей внутренней политике Столыпин. Борьба с стремлениями «инородцев» к национальному самоопределению сделалась одним из лозунгов столыпинского управления - и число этих «инородцев» правительством определенно и сознательно включаются украинцы. В ряде циркуляров по ведомству министерства внутренних дел Столыпин объявляет борьбу с украинством государственною задачею, лежащею на России с XVII столетия.»

Прежде чем продолжить изложение статьи В. И. Вернадского «Украинский вопрос и русское общество», хотелось бы обратить внимание читателя на одно весьма существенное обстоятельство. Тяготея по своим политическим взглядам к левому крылу российской партии кадетов, Владимир Иванович не был (по крайней мере в 1915-1916 годах, когда создавалась разбираемая нами статья) убежденным сторонником государственной самостоятельности Украины. Хотя, добавим, широко известным фактом является то, что именно Вернадский возглавил осенью 1918 года Всеукраинскую академию наук, создаваемую как высшая научная инстанция независимой украинской гетманской державы. Несомненно, это был сознательный выбор ученого, и мимо этого факта нельзя пройти. Но еще важнее другое. Абсолютно аргументированные призывы Вернадского к правящим кругам тогда еще имперской России: дайте же украинцам как нации все законные возможности для свободного национально-культурного и духовного развития (в рамках единого государства!) - остались «гласом вопиющего в пустыне». Ибо «украинский вопрос» (отношение к неотъемлемому праву нашего народа на государственное самоопределение) и тогда, и через 100 лет после Вернадского остается лучшим индикатором «демократизма», «либеральности» и «интернационализма» (это - что касается советской эпохи!) правителей «единой и неделимой» и их нынешних правопреемников и наследников. И потому - давайте читать Вернадского.

Вернемся к тексту статьи. «Отношение широких кругов русского общества к украинскому движению прошло значительную эволюцию, - пишет Владимир Иванович. - Спокойно-равнодушное вначале, с некоторым интересом к нарождающейся литературе и с идейным сочувствием к национальному возрождению украинцев со стороны отдельных представителей славянофильской мысли, в дальнейшем оно дифференцировалось. Националистические течения относились к украинству подозрительно-враждебно, примыкая к официальной политике. Культурное значение пренебрегалось, социальная сторона вызывала опасения, национальная - отвергалась. Прогрессивные круги отвлеченно сочувствовали, но практически держались пассивно, не вникая в положительные стороны движения и не останавливаясь на принципиальной недопустимости стеснения в области культуры. Широкое развитие украинской изящной литературы, успехи украинской науки в Галиции, культурный и экономический подъем украинского населения в этом крае как наглядное доказательство плодотворности национального начала в народном просвещении - все это прошло мимо внимания русских общественных кругов. На этом фоне общественного равнодушия лишь временами выделялись единичные случаи глубокого понимания вопроса и активно сочувственного отношения, мотивируемого широко толкуемыми интересами национального единства и целостности России. Выражением такого положительного отношения к украинскому вопросу явилась записка Академии Наук 1905 г. (за подписью академиков А. Шахматова, Ф. Корша, С. Ольденбурга и других; в документе убедительно доказывалась несостоятельность великодержавных шовинистических взглядов на украинский язык и литературу и обосновывалась недопустимость любых преград их «свободному развитию в общечеловеческих интересах». - И.С.). В последнее десятилетие с усилением в обществе националистических настроений выяснилось отрицательное отношение к украинскому движению даже в известной части прогрессивных элементов общества, в глазах которых главная опасность движения заключается именно в его культурной роли, угрожающей России национальным и культурным расколом. Эти элементы сознательно поддерживают противоукраинскую политику правительства; из этой среды появляются затем провозвестники великорусского империализма, признающие право творить культуру только за большими нациями и на этом основании обрекающие культуру 30-миллионного украинского народа на растворение в великорусском море.

Успехи России на австрийском фронте в первые месяцы войны 1914 года дали возможность ее правительству при содействии националистов предпринять уничтожение ненавистного «очага мазепианства». Осуществлялся этот план с чисто германской последовательностью и жестокостью, - путем полного разрушения украинской общественности и культуры в Галиции и насильственного изгнания из нее интеллигентных сил.

Период неудач, повлекший за собой отступление из Львова, отрезвил увлекшихся националистов и побудил правительство смягчить свою нетерпимость к украинской национальности в оккупированных частях Галиции. Но общее отношение к украинскому движению не изменилось, о чем свидетельствует тяжелое положение высланных галичан (напомним: статья писалась в 1915-1916 гг. - И.С.) и продолжающиеся цензурные притеснения украинской прессы и литературы в России, которые в последнее время, по-видимому, имеют тенденцию восстановить для украинского слова действие доконституционного режима.

Вместе с тем «освобождение подъяремной Руси» 1914-1915 гг. свелось сперва к разрушению украинской культуры во имя русского единства, а затем - к отдаче украинского населения Буковины и Галиции в жертву румынизации и полонизации. Нового в этом для украинской народности, впрочем, мало. И в прошлом ее интересы жертвовались государством в пользу более сильных или более нужных в данный момент соседей, чаще всего, в пользу поляков, несмотря на извечную русско-польскую вражду. В XVII веке Андрусовский договор (1667 г. - И.С.) разделил украинскую территорию между Россией и Польшей. В XVIII веке Екатерина помогла полякам подавить восстание украинского крестьянства против польской власти в то самое время, как восставшие считали, что они действуют в интересах России.

Голос украинской интеллигенции, при укоренившихся предубеждениях против украинского движения, не может быть убедителен для правительства и широких, мало знакомых с сущностью вопроса общественных кругов. Опасность для России не в украинском движении как таковом, а в предвзятой трактовке его в качестве вредного и, притом, наносного явления в государственном и национальном организме. При таком взгляде движение, по существу естественное, органическое и имеющие равное право на существование со всеми аналогичными движениями, отодвигается в ряды бесправных, а потому враждебных данному государственному укладу явлений. При отказе от традиционной политики (не произошло этого отказа! - И.С.) самое широкое развитие украинской культуры вполне совместимо с государственным единством России, даже при соответствующих стремлениям украинцев реформах внутреннего строя (увы, тут уже мы имеем дело с иллюзиями великого ученого... - И.С.).

Антагонисты украинства не желают допустить свободы украинского движения из страха политического и культурного ущерба для России - украинцы видят ущерб именно в отсутствии этой свободы и в возможности сомнений и колебаний по такому ясному и простому вопросу. Лучшие из сомневающихся не уверены, что следует допустить украинское движение, украинцы же считают преступлением против общечеловеческого права противодействие просветительской и культурной работе в каких бы то ни было живых национальных формах. Отсюда растущая пропасть взаимного недоверия, переходящего во вражду.

Так как украинское движение органично и питается корнями народной жизни, то оно никогда не угаснет, а, следовательно, положительное разрешение украинского вопроса для государства, не отказывающегося от основных начал правового строя, неизбежно, и всякие отсрочки и проволочки в этом разрешении только углубляют внутренний разлад в государстве, обществе и народе. Вопрос идет об охране интересов самой подлинной культуры, притом способной проникнуть в народные массы гораздо глубже и шире, чем та общерусская культура, именем которой оперируют враги украинского движения.

Представители сочувственно относящихся к украинскому движению кругов русского общества должны взять этот вопрос в свои руки. Необходимо признать, что ни преследования со стороны правительства, ни отсутствие общественной поддержки не приостановят работы, которую несет на себе, в интересах своего народа, украинская интеллигенция. Но общественное равнодушие (России. - И.С.) перед фактом национального бесправия может поселить в украинцах убеждение в полной безнадежности нормального эволюционного пути для достижения условий, благоприятствующих их национальной работе».

***

 

Итак, читатель, перед нами - анализ Владимира Ивановича Вернадского. И хотя конкретная программа действий («повестка дня» 1916 года), предложенная автором, никоим образом не была радикальной («установление правильного взгляда на украинское движение в специальных изданиях от имени группы русских ученых и общественных деятелей», «содействие скорейшему разрешению школьного вопроса путем освещения роли родного языка в народной школе и мер освобождения украинского языка от лежащих на нем в этом отношении ограничений», «содействие введению специальных дисциплин по украиноведению в высшей школе и соответствующих предметов в средней», «содействие отмене всяких ограничений в области литературы, прессы и культурной работы, установленных для украинцев») - история пошла своим, радикальным, безжалостным, страшным, праведным и справедливым путем. Этот путь кровавого ХХ столетия не имеет аналогий в истории человечества. И не так просто найти аналогии тем лютым репрессиям, которые кремлевские власти обрушивали на национально-освободительное движение народов, соединенных в «союзе нерушимом», который «сплотила навеки великая Русь». Но, отнюдь, не «навеки»; народы бывшего Союза, в их числе и украинский, обрели свободу. Если мы, украинцы, будем едины, то это - навсегда.

   
Памятник академику В.И.Вернадскому в Киеве

Памятник академику В.И.Вернадскому в Киеве












ВНИМАНИЕ! Публикации раздела "Мониторинг СМИ" не обязательно совпадают с точкой зрения редакции сайта "Православие в Украине", а являются отражением общественных событий и мнений с целью улучшения взаимопонимания и связей между Церковью и обществом. Статьи публикуются в редакции первоисточника.