УКР РУС  


 Главная > Публикации > Мониторинг СМИ  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 139 посетителей

Теги
Патріарх Алексій II Президент Віктор Ющенко УГКЦ комуністи та Церква Церква і політика Києво-Печерська Лавра Католицька Церква автокефалія Церква і влада Археологія та реставрація педагогіка церква та політика милосердя церковна журналістика Митрополит Володимир (Сабодан) молодь іконопис Доброчинність забобони секти Предстоятелі Помісних Церков Священний Синод УПЦ краєзнавство постать у Церкві шляхи єднання українська християнська культура монастирі та храми України Церква і медицина діаспора УПЦ КП конфлікти 1020-річчя Хрещення Русі Ющенко Голодомор Мазепа Вселенський Патріархат розкол в Україні Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство вибори






Рейтинг@Mail.ru






Городской портал Чернигова: Семья Ристу променяла Германию на Украину



Городской портал Чернигова, Светлана Томаш, еженедельник «ГАРТ» №31 (2419), 03.08.09

 

Услышав, что в Невкле Городнянского района появилась семья Ристу, переехавшая на Украину из Германии, мы не могли не воспользоваться случаем познакомиться. Остановившись у дома, на который указали в селе, зайти во двор мы не осмелились, хоть калитка и не была заперта. Огромный сторожевой пес явно не имел ни малейшего желания знакомиться с нами. С другой стороны забора за нами с интересом наблюдала черно-белая сибирская лайка. Она не была настроена агрессивно, но ради приличия иногда поддерживала приятеля звонким радостным лаем. Заслышав голоса своих воспитанников, от огорода к дому поспешила красивая черноволосая женщина. Она назвалась Ларисой и пригласила в дом.

Как начиналась любовь


Лариса родом из города Вольнянск Запорожской области. По окончании средней школы поехала на учебу в Ленинградский техникум целлюлозно-бумажной промышленности. В то время в этом же техникуме учился и Арнольд Ристу из Калининградской области (Россия), по происхождению немец. После победы советских воинов над фашистами семью Арнольда принудительно выселили в Сибирь. По прошествии многих лет дядя Арнольда добился разрешения для переезда родных в Калининград, где жил сам.
Арнольд и Лариса поженились. В середине 90-х, когда девушка училась на последнем курсе техникума и ждала первого ребенка, бабушка Арнольда, которая жила в Германии, позвала сына и его семью к себе. На семейном совете было решено: ехать!
Сначала в Германию выехали Арнольд, его родители и сестра. Ларисе пришлось пока остаться дома: в апреле она должна была рожать, а в июне — защищать диплом.
Рожала Лариса у мамы, в Вольнянске. На свет появилась девочка. Имя ей выбрали, учитывая то, что она будет жить за рубежом, — Эрика.
— Я очень переживала: удастся ли мне, украинке по происхождению,   получить разрешение на постоянное проживание за границей? — говорит женщина. — Хотя советские устои тогда уже начали давать многочисленные трещины, однако слово «заграница» было для нас страшным и недосягаемым. Но Господь был милостив к нам. И уже в августе я с маленькой Эрикой получила гостевую визу. Тогда уже никакого страха не испытывала, хотела только как можно быстрее увидеть любимого. Тогда же мама получила зарплату и отдала мне, чтобы я поменяла рубли на марки для поездки. Помню, курс был смешной: приблизительно  150 марок за 200 рублей.

Гутен таг, Германия!

В Германии семья Ристу получила временное жилье — что-то вроде общежития. Обязательным условием для этого было изучение немецкого языка на специальных курсах и последующее трудоустройство.
— Мне было очень трудно, — вспоминает Лариса. — Я привыкла, что в Советском Союзе обо всем заботилось  государство. Закономерной    была    цепочка
«детсад — школа — среднее или высшее учебное заведение — работа». Получая дипломы, советские студенты уже знали, где будут работать. А в Германии были другие устои: обо всем нужно было заботиться самим. Вскоре я, как официальная жена Арнольда, получила разрешение на постоянное местожительство и немецкое гражданство.
Тут в дом вошел хозяин, Арнольд. Сначала отнесся к журналистам с некоторой осторожностью: а что о нас писать? Но вскоре и он включился в беседу:
— Мы жили в городе Зингер, на границе со Швейцарией. Нам повезло, что на нас обратил внимание местный священник гер Келлер. Он проникся сочувствием к нашей семье и предложил нам пожить в церковном доме, где жил и сам. Гер Келлер помог и с работой: вскоре я уже работал на большом предприятии «Алюминиум-зинген» на специальном станке по обработке алюминия. Мне платили неплохую заработную плату, предприятие обеспечивало всеми социальными гарантиями. Жизнь становилась стабильной.
В 1992 году у нас родилась вторая дочь - Патрисия. Тогда же мы получили постоянное жилье. Но оно не было нашим собственным: такие дома возводили частные строительные фирмы и сдавали там квартиры. Жилье обходилось очень дорого: при зарплате в три тысячи марок надо было тысячу платить за квартиру и еще где-то 300 марок — за коммунальные услуги. Лариса сначала сидела дома с Эрикой, потом с Патрисией, а в 2000 году родилась Николь. Тогда мы уже строили для себя собственный дом. Для этого пришлось оформить ипотеку на 38 лет выплаты.
— Я хоть и воспитывала троих детей, без работы тоже не сидела, все время искала какую-нибудь подработку, — продолжает Лариса. — Мне удалось устроиться на фирму, выпускавшую косметические средства, а вскоре — на фабрику «Магги».

В поисках смысла жизни

До отъезда в Германию ни Арнольд, ни Лариса не были крещеными. Это и понятно: в Советском Союзе насаждали атеистический образ жизни. По приезде в Германию Ристу приняли протестантство.
— А со временем мы искренне уверовали в нашего Господа Бога Иисуса Христа и стали ходить в православную церковь, — говорит Лариса.
Жизнь вроде бы текла, как и раньше, но для Арнольда с Ларисой она приобрела иной смысл. Для чего человек живет? От чего наши болезни и неудачи? Ответы на эти вопросы они искали среди единомышленников.
Одновременно семья Ристу продолжала налаживать свой быт: наконец  почти  построен собственный дом, есть два автомобиля, возможность отдыхать у моря, в горах, в том числе и на Украине, ностальгия по которой никак не покидала Ларису.
— Жизнь в Германии —  это сплошной кредит, — рассказывает Арнольд.
—  Если работаешь лишь в одном месте, всю зарплату отдаешь на коммунальные услуги, страховки, ипотеки. На продукты остается где-то процентов 20. Поэтому приходилось работать на нескольких работах — до поздней ночи и без выходных. У нас было все, но  становилось  страшно от того, что мы теряли друг друга и детей, ведь времени даже на простое общение не хватало.

На Украину

Принять такое решение было нелегко. Много было разговоров, мыслей, взвешивались все «за» и «против». Супруги Ристу искали совета у своих духовных наставников. Подтолкнуло к окончательному решению введение обязательной идентификации.
— Мы не могли смириться с необходимостью присвоения кода, — говорит Лариса. — Мы верим, что имя, которое дается человеку при рождении и крещении, — это от Бога, а число — от нечистого. Отказаться же от идентификации в Германии невозможно: ты оказываешься вне системы, ведь код требуется везде.
Мы часто бывали, в Почаевской лавре на Волыни, не раз обращались к тамошнему духовному наставнику. И в конце концов получили благословение на выезд из Германии. И хотя мои родители так и не смирились с нашим решением (они не понимают, как можно бросить достаток, дом, настроенную жизнь и приехать на голое место, чтобы начать все с нуля), мы решились на переезд на Украину.
В январе 2008 года семья пересекла границу на своем автомобиле. Дом оставили кредиторам для продажи, с собой взяли самые необходимые вещи и собаку. Рождество встретили в Почаевской лавре, а на праздник Крещения Господнего приехали к отцу Сергею в Выхвостов Городнянского района, как посоветовал почаевский духовный наставник. В Выхвостове нашелся и небольшой домик, где можно было зимовать.
— Вроде бы все устроилось, — говорит Арнольд. — Но домик был совсем крошечный, нам с тремя детьми места не хватало. И чувствовалось какое-то натянутое отношение со стороны местных жителей. Тогда мы решили объездить всю Украину — может, какое-то другое место больше пришлось бы по душе. Отец Сергей нам очень помогал, как и отец Михаил из Тупичева того же Городнянского района. А еще мы познакомились с семьей Ромашук из Невкли. Они стали нам настоящими друзьями, единомышленниками. Подружились и наши дети. Тогда и подумали: а почему бы и не Невкля? Природа здесь прекрасная, леса вокруг, земли вволю: обрабатывай сколько сможешь, рядом — надежные друзья. Люди здесь хорошие, доброжелательные, не завистливые, всегда готовы помочь. И жилье для нас нашлось. Пока временное. Даст Бог, свой дом построим. На Пасху был уже год, как мы здесь живем.
Трудно ли человеку, привыкшему пользоваться всеми благами развитой цивилизации, приспособиться к жизни в обычном сельском домике? Арнольд, которого в селе называют Сашей, говорит так: «Мы тоже люди». На первых порах действительно катастрофически не хватало удобного туалета, теплой воды, ванны и т. п. Но со временем приспособились. И дети не выражали особого недовольства. Теперь девочки вместе с родителами охотно хозяйничают на огороде, которого у семьи Ристу около тридцати соток. Держат кур, гусей, уток, собираются купить телочку. Живут своим хозяйством, пашут землю, получают помощь на самого младшего ребенка — 9-месячного Ваню.

Счастливая семья

Супруги давно мечтали о мальчике. Ваня родился уже здесь, в Невкле, и является гражданином Украины по праву рождения.
Эрика с Патрисией учатся в Городнянской вечерней школе. Девочки совсем не понимают украинский язык, поэтому нужны индивидуальные занятия. Лариса говорит, что дочки, которые всю жизнь прожили в Германии, родным считают немецкий язык. Хорошо знают английский. Дома их учили говорить на русском, чтобы знали и язык родителей. Но русской грамматики девочки не знают совсем, и сейчас она дается им очень трудно.
Другое дело — девятилетняя Ника: она окончила второй класс Невклянской школы.
— Мы очень благодарны учителям Ольге Васильевне и Елене Николаевне за то, что они уделяют нашей дочери максимум внимания, — говорит Лариса. — Николь два года проучилась в немецкой школе, поэтому ей тоже нелегко. Но она уже делает определенные успехи в учебе. Мы молимся, чтобы угроза закрытия миновала нашу школу.
Вот такие они — наши украинские немцы или немецкие украинцы. Кто-то назовет их чудаками, кто-то посочувствует, кто-то откажется понять... Арнольд говорит так:
—  Я счастлив, что у меня есть вдоволь времени, которое я провожу в семье, имею возможность общаться с женой и видеть, как растут мои дочери и сын.

   











ВНИМАНИЕ! Публикации раздела "Мониторинг СМИ" не обязательно совпадают с точкой зрения редакции сайта "Православие в Украине", а являются отражением общественных событий и мнений с целью улучшения взаимопонимания и связей между Церковью и обществом. Статьи публикуются в редакции первоисточника.