УКР РУС  


 Главная > Публикации > Мониторинг СМИ  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 224 посетителей

Теги
УГКЦ Церква і влада педагогіка шляхи єднання молодь Археологія та реставрація милосердя конфлікти комуністи та Церква Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко Предстоятелі Помісних Церков секти церква та політика розкол в Україні краєзнавство УПЦ КП українська християнська культура діаспора церковна журналістика Митрополит Володимир (Сабодан) автокефалія Доброчинність постать у Церкві монастирі та храми України Києво-Печерська Лавра Церква і медицина Патріарх Алексій II забобони Церква і політика Вселенський Патріархат 1020-річчя Хрещення Русі Мазепа іконопис Священний Синод УПЦ Католицька Церква вибори Голодомор Президент Віктор Ющенко церква і суспільство






Рейтинг@Mail.ru






«Коммерсант Украина»: Горькое блаженство. "Солодка Даруся" в постановке Ивано-Франковского театра



«Коммерсант Украина», 08.12.2009

На сцене киевского Молодого театра прошли гастроли Ивано-Франковского музыкально-драматического театра с нашумевшей постановкой "Солодка Даруся", претендующей в этом году на Шевченковскую премию. Спектакль по мотивам одноименного романа Марии Матиос, уже отмеченного высшей государственной наградой, потряс зрителей и ЮЛИЮ БЕНТЮ до глубины души.

Роман "Солодка Даруся" Марии Матиос, получившей за него в 2005 году Шевченковскую премию, причисляют к лучшим произведениям отечественной прозы, написанным за годы независимости. Собственно, в нем есть все, чего следует ожидать от такого титулованного текста,– крепкая интрига, сочная речь, очаровывающая полупонятными диалектизмами, и попытка на новом уровне осветить провокационную тему, которая не теряет актуальности. Время в романе идет против часовой стрелки, и завязка истории деревенской блаженной, немой Даруси, проясняется только в финале полувекового отрезка – от 1980-х к 1930-м годам, когда десятилетняя Даруся невольно проговорилась эмгэбэшникам о том, что ее отец помогает партизанам из УПА, получила за это конфету и навсегда перестала разговаривать.

Одноименный спектакль худрука Ивано-Франковского академического украинского музыкально-драматического театра Ростислава Держипильского (он же – автор инсценизации), вслед за романом претендующий на Шевченковскую премию, имеет трехчастную структуру. Первая картина, "драма ежедневная", показывает 50-летнюю Дарусю (Галина Баранкевич), которая корчится в страшных муках при виде конфет и кричит что есть мочи, хотя немой ее крик никто не в состоянии услышать. Вторая, "драма предшествующая",– о красивой любви сельских отщепенцев Даруси и Ивана Цвичка (Андрей Иванюк), которая заканчивается, едва Даруся видит его в солдатских галифе. "Драма самая главная", которая составляет третью картину,– снова про любовь, только на этот раз родителей Даруси – Михайла и Матронки. В канву основного повествования то и дело вклиниваются диалоги кумушек-сплетниц Марии и Варвары, перепевающих на свой лад все происходящее – и в эти моменты у зрителей, вроде бы обреченных рыдать на протяжении всего спектакля, есть повод посмеяться.

Казалось бы, есть интрига, есть сюжет с фабулой, время хоть и катится вспять, но на месте все же не стоит, однако, несмотря на все это, "Солодка Даруся" производит впечатление метафизического действа, практически античной трагедии, где человек бессилен перед собственными страстями, а миром управляет всесильный рок. Статичный, по сути, спектакль, где характеры не развиваются, а демонстрируются как данность, где история – некая универсальная мифологическая конструкция – длится более трех часов, а ощущения затянутости совсем нет. Каждая его деталь – будь то фольклорный ритуал или пение церковных ирмосов, купание в реке или рубка дров – воспринимается как обязательная составляющая режиссерской партитуры, в которой нет ни одной лишней ноты, и каждая имеющаяся сыграна и пропета.

Из аутентичного материала – говора, фольклора (музыкальным оформлением спектакля занималась еще одна шевченковская лауреатка – Наталья Половинка), двух деревянных лавок в качестве декораций и традиционной для Буковины одежды –- Ростислав Держипильский создает живой и целостный мир, прочный и крепкий настолько, что никакие люди в форме не могут его разрушить. Даже в пределах одного села, где все обо всем знают, на авансцене – только публичная жизнь, а все интимное и личное, прекрасное и отвратительное, уходит в тень, за белый полупрозрачный занавес. За ним Цвичок впервые раздевает Дарусю и заставляет окунуться в холодную реку, чтобы избавиться от чудовищной головной боли, за ним же в финале высвечивается тело повесившейся Матронки, изнасилованной эмгэбэшником.

Эта сцена, где палача и жертву, которые хоть и двигаются в такт, разделяют несколько метров сцены,– еще одно доказательство непересекаемости антимиров и, если угодно, принципиальной невозможности насилия. Зато времена не только пересекаются, но имеют свойство повторяться до бесконечности: взрослая Даруся и она же десятилетняя (у юной Ярины Стринаглюк здесь большая взрослая роль, которую она ведет безупречно) сосуществуют на сцене бок о бок, и в этом не чувствуется условности. Даруся упивается этой бесконечностью, вращаясь, широко раскинув руки, в центре хоровода. А стоит ей остановиться, как вернутся головная боль и воспоминания, несовместимые с жизнью. Остановись вдруг Земля – с ней, наверное, случилось бы то же самое.

 

   











ВНИМАНИЕ! Публикации раздела "Мониторинг СМИ" не обязательно совпадают с точкой зрения редакции сайта "Православие в Украине", а являются отражением общественных событий и мнений с целью улучшения взаимопонимания и связей между Церковью и обществом. Статьи публикуются в редакции первоисточника.