УКР РУС  


 Главная > Публикации > Интервью  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 101 посетителей

Теги
Патріарх Алексій II Митрополит Володимир (Сабодан) церква та політика розкол в Україні автокефалія краєзнавство шляхи єднання вибори іконопис Києво-Печерська Лавра Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство Мазепа Археологія та реставрація молодь Доброчинність конфлікти українська християнська культура Вселенський Патріархат секти Предстоятелі Помісних Церков комуністи та Церква монастирі та храми України церковна журналістика Президент Віктор Ющенко Католицька Церква Церква і політика 1020-річчя Хрещення Русі діаспора педагогіка УГКЦ Церква і влада милосердя Церква і медицина Ющенко забобони постать у Церкві УПЦ КП Голодомор Священний Синод УПЦ






Рейтинг@Mail.ru






Если бы молодость знала

  19 April 2009



Синодальный отдел Украинской Православной Церкви по делам молодежи был создан по благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины, решением Священного Синода УПЦ от 23 апреля 2002 года.

Основные задачи отдела - разработка и осуществление программ церковной работы с молодежью, координация работы по духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения, миссионерское и социальное служение молодежи.

Председатель отдела архиепископ Житомирский и Новоград-Волынский Гурий рассказывает, почему в процессе социального служения православная молодежь получает больше, чем отдает.

- Как родилась идея создать Синодальный отдел по делам молодежи?

- До образования нашего отдела молодежное служение координировал Союз православной молодежи Украины имени преподобного Нестора Летописца. Меня избрали духовником этого братства, и со временем я увидел: функции, которые оно выполняет, настолько широки, что на его базе может быть создан синодальный отдел. Я написал рапорт на имя Блаженнейшего Митрополита Владимира, и он благословил начинание. Синод поручил мне возглавить этот отдел, а архимандрит Гавриил (Кризина) - председатель братства - стал моим заместителем.

- С чего начиналась работа Вашего отдела? Чем занимаетесь сейчас?

- Сейчас отделы по делам молодежи есть практически в каждой епархии, функция нашего отдела - координация молодежного движения и работа с молодежью на местах. Могу привести лишь несколько примеров. Свою работу молодежный отдел начинал с организации всеукраинских православных молодежных лагерей. В них принимали участие представители почти всех регионов Украины. Они наблюдали, чем эти лагеря живут, и по прошествии года-двух аналогичные лагеря начали организовываться в епархиях. Сначала их было немного, всего пять-шесть, а сейчас мы даже не отслеживаем, сколько лагерей в Украине, так много их стало. Мы же периодически организовываем всеукраинские лагеря. Миссионерское и социальное служение включено в работу лагерей.

Другой пример: мы положили начало всеукраинскому конкурсу детского рисунка и флористики. Идея прижилась, в Симферопольской, Запорожской, Днепропетровской, Донецкой епархиях проводятся аналогичные конкурсы. Равно как и песенные конкурсы, и скаутское движение... В этом, собственно, и заключается координационная функция Синодального отдела по делам молодежи.

У нас уже сложились определенные традиции. Например, под патронатом Блаженнейшего Митрополита Владимира ежегодно проводим Рождественскую елку для сирот и детей из малообеспеченных семей. Хочу поблагодарить наших помощников - попечительский совет, в который входит фонд "Наше майбутнє" под руководством народного депутата Андрея Леонидовича Деркача. Они финансово помогают воплощать наши проекты в жизнь.

- Чем может быть интересен православный лагерь для молодого человека?

- Прежде всего, общением с единомышленниками. Кстати говоря, со временем мы поняли, что очень хорошо, когда в лагерь попадают люди околоцерковные, интересующиеся, в процессе общения они проходят катихизацию. Воцерковленные молодые люди обмениваются опытом церковной и духовной жизни, а это - обогащение. Это же прекрасно, если человек не замыкается в своей религиозной жизни, а общается, делится. Помню, первые лагеря, которые мы организовывали, были непродолжительными - 7-10 дней. Молодежь жила в спартанских условиях, в палатках, пешком ходили по святым местам, от одного монастыря к другому. Вы бы видели, какими одухотворенными уезжали молодые люди, им было так радостно вместе, они обменивались адресами, начинали переписываться. Это же очень хорошо!

- Как Вы относитесь к общению через Интернет, не выхолащивает ли оно живое общение?

- Интернет - палка о двух концах. С одной стороны, при стремительном течении времени и событий без Интернета трудно обойтись. С другой - совершенно теряется такая форма общения, как переписка, мы не оставляем эпистолярного наследия, пропадает интерес к книге... Это безусловные минусы. Через Интернет можно расширить круг своего общения, можно найти друзей. Но и в этом случае на Интернете не стоит зацикливаться, он должен служить первой ступенью в общении. Я не понимаю людей, которые говорят, что "дружат" по Интернету. Разве так можно?! Ведь так человека не узнаешь, душу его не почувствуешь. Людям необходимо непосредственное общение друг с другом, а не через мониторы.

- Общение в православных лагерях - это хорошо. А что посоветуете молодым людям, чувствующим себя изгоями среди сверстников, у большинства из которых совершенно другие ценности?

- Я бы не употреблял по отношению к православной молодежи слово "изгои". Изгоем верующий молодой человек мог чувствовать себя лет двадцать назад. В советское время на православного, действительно, смотрели, как на архаичное, темное, запуганное существо. Сейчас, насколько я знаю, многих молодых людей преподаватели даже на службы отпускают по праздникам, а сверстникам обычно безразлично, они нормально относятся к верующим. Но вот дефицит общения - это проблема. В этом и состоит одна из наших задач - создать условия, чтобы молодежь могла передавать своим сверстникам то духовное, прекрасное, что черпает в храме. Лично мне кажется, что православный должен чувствовать себя не изгоем, а лидером!

- Расскажите подробнее о социальном служении православной молодежи.

- Сразу скажу, что социальное служение во многом зависит от материальной базы. Но даже там, где ее нет, братства берут шефство над детскими домами, домами престарелых, над больницами и помогают по мере возможности. Если финансовые средства есть - делаем подарки, если нет - выступаем с концертами. В общем, помогаем, как можем - материально и морально.

- Правда ли, что люди, занимающиеся социальным служением, получают больше, чем отдают?

- Да, в духовном смысле. Ведь разделенная радость и разделенное благо - это умноженное благо, а разделенное горе и несчастье - это уменьшенное горе. Это законы духовной жизни, не мною они писаны. Есть физические законы и есть духовные. Нормальный человек не станет прыгать со второго или третьего этажа, зная, что можно разбиться, что действует закон тяготения. Точно так и в духовной жизни. Если человек духовно здравый, то он растет, а если наоборот - духовно разбивается. Есть закон - лучше давать, чем принимать. Есть еще один - делиться нужно так, чтобы левая рука не знала, что делает правая. И там, где человек отдает, он на самом деле приобретает мир, духовную радость. Не говоря уже о том, что многие, материально поделившись, часто получают от Господа сторицей. Хотя не это главное.

- В советское время традиции духовно-нравственного воспитания были практически утрачены. Насколько трудно их восстанавливать?

- До известных событий 1917 года не было речи о каком-то отдельном молодежном служении или воспитании. Почему? Да потому что детям с пеленок давали традиционное православное воспитание, которое затем продолжалось в школе, где преподавали Закон Божий. После 1990 года, когда Церковь получила возможность в полной мере выполнять свою миссию, пришлось все начинать заново, искать новые пути. Ведь раньше воскресных школ не было, а люди с детства знали "Отче наш", "Символ веры", знали, как молиться. Сейчас же детей приводят в воскресные школы... Я пару лет был руководителем такой школы при Даниловом монастыре в Москве. Родители приводили ко мне даже не детей, а подростков четырнадцати-пятнадцати лет и просили научить их Закону Божьему. Сами-то родители ничего не знали, не умели... Но одно дело - учить детей с пеленок, другое - с пяти-шести лет, и третье - с двенадцати-тринадцати.

- Как Вы относитесь к идее ввести религиоведение в общеобразовательную программу?

- Трудный вопрос. В идеале надо было бы ввести в программу Закон Божий. Но в Украине это вряд ли возможно. Нужно смотреть на вещи реально. Министерство образования этого не допустит. А на уроках религиоведения детям могут такое рассказать, что они Христа от Кришны не отличат. Вы задали крайне сложный вопрос, панацеи у меня нет. Хорошо, что молодежь ищет, а вот то, что она находит, во многом зависит и от нее, и от нас.

Беседу вел Вячеслав Дарпинянц

"Церковная православная газета", №7-8 (233-234), апрель 2009 года.
Подписной индекс
: на русском языке - 96137, на украинском - 96145.