УКР РУС  


 Главная > Публикации > Красота Православия  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 249 посетителей

Теги
Президент Віктор Ющенко церква і суспільство 1020-річчя Хрещення Русі УГКЦ шляхи єднання краєзнавство іконопис Католицька Церква комуністи та Церква Церква і політика педагогіка Церква і медицина секти діаспора автокефалія Патріарх Алексій II Священний Синод УПЦ вибори Археологія та реставрація Голодомор милосердя молодь Доброчинність Мазепа українська християнська культура монастирі та храми України УПЦ КП церква та політика Церква і влада Києво-Печерська Лавра церковна журналістика забобони Митрополит Володимир (Сабодан) постать у Церкві Предстоятелі Помісних Церков Вселенський Патріархат конфлікти Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко розкол в Україні






Рейтинг@Mail.ru






«Играет арии небесны», или Бегущие в облаках

  12 ноября 2008


Николай Столяров, Донецк

Донецк сверяет свое время по курантам. Они установлены на возрожденном в городе Спасо-Преображенском соборе. Хронометр с часами, что для храмового зодчества уже само по себе большая редкость, установлен на его колокольне. «Динь, динь, динь», - плывет над городом мелодия курантов. Гавриил Романович Державин, тот самый, который, в гроб сходя, благословил великого Пушкина, назвал ее «арией небесной».

Колокольня для курантов - своеобразная сцена

Купол, а дальше - только шпиль храма. Колокольня - несколько метров в диаметре. Обстановка в небольшой комнатке аскетическая. На стене иконка, тут же - масла для смазки курантов. Сами куранты в центре, как бы на самом почетном месте. Представьте себе вынутый механизм из старых ходиков - вот так и они выглядят, только, понятно, в иных масштабах. Куранты сообщаются с колоколами. И если колокольня для курантов - это сцена, то залом для них служит весь раскинувшийся вокруг город. Опускаешь глаза, и дух захватывает: вон речка блестит серебром, вон улицы и площади величиной в брошенную на землю монетку. Выше только небо, только облака, которые в иные погоды можно руками зачерпнуть. Во всех словарях слово «куранты» обозначает - бегущие. Бегущие в облаках - так, пожалуй, будет точнее.

В «Архиве князя Бориса Ивановича Куракина» (18 век), вельможи и аристократа, читаем: «В Амстердаме на ратуше часы большие - обычай такой: каждого понедельника сам часовик на тех часах играет полчаса после двенадцати, как бьют разные куранты, руками и ногами, и то вельми трудно, так как я мог видеть одним случаем, что пришел в великий пот». Да уж, войдешь тут «в великий пот», ведь на донецкие куранты подниматься надо на высоту примерно 16-этажного здания. Сначала широкая лестница, это еще куда ни шло. Дальше лестница витая, местами еще и перилами не оборудованная, а под самый верх и вообще просто лестница. Одна площадка - передышка, другая - опять передышка. Фу ты, наконец-то, вот она и колокольня.

Для Андрея Селякова, смотрителя курантов на Спасо-Преображенском соборе, семь верст - не околица

На колокольню в свои двадцать с небольшим он не поднимается - взлетает. Сказывается молодость и привычка. В свое время Андрей монтировал тут куранты. А привез их в Донецк часовых дел мастер из Калуги Александр Николаевич Красников. Он же и учил парня всем премудростям часового ремесла, а еще повесил на стену иконку, посоветовал молитву творить, получить благословение на ремесло, что Андрей и сделал.

Был у него еще один советчик и наставник - его отец. В свое время он работал на заводе взрывозащищенного оборудования, потом его пригласили смотреть часы на храме в Макеевке. Он и сына привлек к этому делу, сначала поручал простейшую работу. Когда же отца не стало, Андрей и принял дело старшего Силякова. Сейчас он, пожалуй, единственный обладатель такой профессии, хоть курантов за ним трое - в Макеевке, Донецке, ремонтировал Андрей часы и в Свято-Никольском монастыре Волновахского района, поэтому и их он считает своими.

Стоит, наверное, назвать и еще одного помощника Андрея. Это его жена Наташа. Когда часы нужно подвести или перевести на час вперед, как дважды в год переводим и мы их, она приезжает к собору, стоит внизу и корректирует положение стрелок на циферблате. Андрею-то сверху их не видно. Вот Наташа по мобилке и говорит: «Еще на минутку вперед или наоборот, - еще на минутку назад». Муж жену-то быстрее, чем кого-либо поймет.

Смотрителей мы представляем как людей в летах...

Андрей, по сравнению с ними, - ослепительно молод. Он недавно окончил Макеевский инженерно-строительный институт, ныне это академия. Успел жениться, ребенок у него, хорошая работа в одной из строительных фирм. Догляд за часами - еще одно его ремесло. Не хочется называть это словом «хобби». Души в этом слове нет, не пахнет оно ни ладаном, ни моторным маслом, которым Андрей смазывает куранты, ни долетающим сюда к колокольне степным ветром, настоянным на травах и дождях.

Куранты на колокольне без всякого корпуса. Они как вскрытое хирургами сердце. Все здесь на виду, каждое колесико, каждая шестеренка. От часового механизма, как в ходиках, идут на тросах гири, вес которых 150 килограммов достигает. Пока говорим с Андреем, проходит час, и через каждые 15 минут куранты проигрывают музыкальную фразу. Она разная по длине, часовой механизм в эти мгновения становится похожим на механическое пианино с той лишь разницей, что вместо струн звучат колокола.

Куранты на колокольне без корпуса. Они как вскрытое хирургами сердце. Андрей говорит, мол, больше всего досаждает пыль: вокруг-то шахты и заводы. Тем сложнее смотрителю, тем чаще делает он влажную уборку и берется за масленку.

Кто изготовил для донецких курантов колокола?

Донецкие же металлурги, создавшие уникальное их производство, разместившееся в литейном цехе предприятия.

Пролет цеха. В нем - готовые благовесты, колокола будничные, полиелейные... Как правило, каждый из них обряжается, получает свою икону. Куранты - редкость в заказах. В принципе, их можно и не обряжать, там, на верхотуре, этого никто и не заметит, разве что птицы. Но когда создавались колокола для донецких курантов, их обрядили, чтобы и птицы, и облака, и само небо, которое не обманешь, могли полюбоваться работой мастеров.

Мелодия у донецких курантов своя, точное время Андрей берет по Первому ТВ-каналу, но кто же на улице, в толпе, смотрит в телевизор. Поднимая голову к небу, все сверяют время по курантам, точность хода которых и гарантирует Андрей Силяков.

Поднимая голову к небу... В польском, немецком, французском, итальянском языках куранты - это только башенные часы с колокольным перезвоном. У нас куранты нечто большее. У нас по тому же Державину:

Курант духовный, повсеместный:
Лишь только заведи
И прочь поди,
Играет арии небесны.

На прощание я предложил Андрею помочь завести куранты, но получил вежливый отказ. Это я потом понял, что дело не в мускульной силе: душу для этого готовить надо. Андрей же сказал уклончиво, мол, силы еще на спуск понадобятся, а это и «вельми трудно» и «в пот великий» прийти придется. Раз ступенька, два ступенька...

Автор: Николай Столяров