УКР РУС  


 Главная > Публикации > Люди Божьи  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 56 посетителей

Теги
Археологія та реставрація українська християнська культура педагогіка Вселенський Патріархат монастирі та храми України секти Патріарх Алексій II діаспора Доброчинність Президент Віктор Ющенко шляхи єднання церква і суспільство Католицька Церква краєзнавство Предстоятелі Помісних Церков Приїзд Патріарха Кирила в Україну УПЦ КП автокефалія Голодомор Ющенко Священний Синод УПЦ Митрополит Володимир (Сабодан) церковна журналістика конфлікти Церква і медицина вибори іконопис Церква і влада церква та політика постать у Церкві молодь УГКЦ забобони милосердя комуністи та Церква Мазепа розкол в Україні Церква і політика 1020-річчя Хрещення Русі Києво-Печерська Лавра






Рейтинг@Mail.ru






«Сними обувь твою»

Надежда Ефременко

Высоко в летнем небе плыли кресты - тонкие, изящные, будто вычерченные на голубой глади чьей-то искусной рукой. А вокруг них, отражая солнечные лучи, плескалось золото куполов. Так видится еще издали, из окна автобуса, Свято-Успенская обитель села Никольское Волновахского района Донецкой области. Здесь служил Богу, строил храмы и монастыри, принимал людей, исцелял, исповедовал знаменитый на весь православный мир старец Зосима. Его и не стало-то всего каких-то пять лет назад. И люди до сих пор говорят:«Еду в Никольское, к Зосиме », - так, как будто он жив, выйдет сейчас из своей кельи, коснется твоей руки, благословит, ответит на вопрос, который ты еще и задать не успел.

Он был прозорлив, читал в человеческом сердце как в открытой книге - говорят те, кому довелось быть с ним знакомым. Одним своим благословением судьбы менял. Молитвой исцелял многие болезни. А для себя ничего не просил у Бога - ни здоровья, ни достатка. Ходил в заношенной, порыжелой от времени рясе. Строжайший пост. Непрекращающаяся молитва. Загруженность его была такова, что, кажется, просто не под силу обычному человеку. Спал по два-четыре часа в сутки, а иногда и совсем не ложился.

Однажды к нему приехала женщина с тяжело больным внуком. ДЦП, судороги... Кинулась в ноги к батюшке Зосиме. Он посмотрел с жалостью и сказал: «Ребенок твой проживет жизнь инвалидом и умрет грешником». И, глядя на хлынувшие по щекам женщины слезы, сочувственно добавил: «Но у Бога все можно вымолить. Будем молиться...»

Она уехала, а когда добралась домой, увидела, что у малыша прекратились судороги. Через два месяца это был полностью здоровый мальчик! Медики сказали: случай необъяснимый.

Через два месяца она собралась опять к старцу: поблагодарить. Он увидел ее и узнал сразу. Сказал: «Вымолили тебе внука. Очень трудно было, но вымолили». Благословил и ушел. Женщина стояла у скамейки, в тени густых кустарников и думала: как же он вымолил? Узнать бы...

А в это время из домика, где жил старец, вышли две монахини. У одной в руках был тазик с какой-то красной жидкостью. Она выплеснула содержимое под куст и сказала, обращаясь к своей спутнице: «Что делать, не знаю. Как литургия, так тазик крови. Как он молится!»

На ногах у старца были незаживающие открытые раны - последствия его пребывания в разное время в тюрьмах «за пропаганду религиозного дурмана». Однажды врач, увидев эти раны, ахнула: «Чем же вы ходите?!» - «Духом Святым», - ответил старец. Он и впрямь последние годы держался только с Божией помощью. Отбитые, простуженные почки отказывались функционировать. На спине вырос горб. Как же надо было колотить «классового врага», чтобы горб набить! В последнее время он передвигался в инвалидной коляске, но все равно не производил впечатления больного и немощного человека. Наоборот, к нему шли, ехали за утешением и помощью - больные, здоровые, верующие и не очень, рабочие, крестьяне, интеллигенты, государственные деятели... Он для каждого находил нужные слова.

Те, кому посчастливилось у него исповедоваться, причащаться, как бы попадали в необыкновенно мощное поле благодати. У людей изменялись характер, отношение к жизни, они начинали жить по заповедям Божьим. Проповеди старца трогали самые ожесточенные сердца. «Все время, постоянно, в моем сознании духовном Благоразумный Разбойник, - говорил он во время одной из служб. - Кто думал, что этот несчастный убийца покается? Пришло время - призвал Господь, покаялся, и первый вошел в рай, нежели мнимые праведники, такие, как мы. Вот и подумай: разве можно вычеркнуть человека из жизни, сказать: неисправимый?»

К счастью, некоторые его проповеди - в том числе и эту - успели записать на магнитофонные кассеты. И сегодня можно услышать его голос, ощутить живое присутствие.

«Кусочек рая на земле!»

Обширнейшая монастырская территория поражает своей красотой и ухоженностью. «Кусочек рая на земле!» - ахают приезжие. И глядя на это великолепие, трудно верится, что когда схиархимандрит Зосима в 1987 году приехал сюда, его встретила мерзость запустения. Вместо построенных до революции храмов стояли развалины. Рядом - покосившийся дощатый туалет да вросший в землю по самые окна, засыпанный мусором, домик настоятеля, в котором бегали голодные крысы...

Власти отправили его в Никольское именно потому, что село стояло на отшибе, с ним даже не было прямого автобусного сообщения. Уж сюда к Зосиме не будут ездить со всей Украины... А когда все-таки поехали, кто чем мог, - стали отменять даже автобусные рейсы в райцентр. Но «устный телеграф» запретить невозможно, а молва об удивительном старце расходилась все дальше и дальше.

На заброшенном голом месте он заново построил храмы, часовни, трапезную, Дом милосердия. В Дом милосердия поселяли стариков, которых он собирал по всей области, - никому не нужных, брошенных. Все они под его влиянием пришли к Богу, многие приняли монашество, некоторые даже схиму. Вообще такого количества схимников мне не приходилось видеть ни в одном монастыре. «Мое небесное воинство», - любовно называл их батюшка. Он же создал здесь два монастыря - мужской и женский. А недавно на территории обители вырос потрясающей красоты Свято-Успенский храм - точная копия Успенского храма в Киево-Печерской лавре. Только в Никольском он на несколько метров выше...

По благословению старца возле Свято-Васильевского храма вырыли колодец, который освятили в честь Зосимы и Савватия Соловецких. Здесь он совершал водосвятные молебны. И молитвы сотворили чудо: горькая и соленая вода, которую невозможно было пить, стала сладкой и приятной. Паломники берут эту воду, - как святыню, многие утверждают, что она исцеляет.

Рассказывает Тамара Б. из с.Ольгинка: «Моя дочка родилась с тяжелейшей патологией. Ее тельце было похоже на густой кусок киселя. Взять ее на руки можно было только вместе с кроваткой. Я поехала к Старцу, рассказала ему о своей беде. Он говорит: «Привези девочку». Я объясняю, что ее довезти невозможно. Он повторяет: «Привези». Что делать? Запеленала, как могла, потуже и повезла. По приезде в Никольское девочку причастили. А после возвращения домой из нее начали выходить куски гноя. Невероятно, но сейчас она здорова! Участковый врач и медсестра только разводят руками, объяснить происшедшее не могут.

Очень редко, но все же рождаются на земле такие люди, которые живут как бы в атмосфере постоянного чуда, словно физические законы не имеют к ним отношения. Никакие страсти не волнуют их души, наполненные доверху любовью к Богу и людям. Никакие немощи не в состоянии обессилить их, лишить благодатной молитвы и ее плодов. Как правило, это - мученики за веру, за Христа, много претерпевшие. «Пролей кровь - получишь дух», - говорили старцы. Но даже среди таких примеров жизнь схиархимандрита Зосимы поражает, кажется необыкновенной.

Его отец погиб в Великой Отечественной войне, так и не успев увидеть сына

Мать - простая верующая крестьянка - родила мальчика в тюрьме, где отбывала срок «за религиозную пропаганду». Вся ее вина состояла в том, что женщина ходила на тайные ночные моления монахинь, которые жили в их селе. По доносу соседей ее арестовали. Так среди подвига исповедничества, среди уз и страданий за имя Христово появился на свет будущий схимник, мужественный исповедник веры православной, Ваня Сокур, как его тогда звали в миру.

Сестра матери, родная Ванина тетя, была монахиней, духовным чадом Иоанна Крондштадтского. После войны, когда монастырь разогнали, она с несколькими другими монахинями приехала к сестре в Авдеевку. «По ночам, - вспоминал потом Старец, - закрывали плотно ставни, двери завешивали ватными одеялами и служили службы, молебны, читали акафисты...» Святой преподобный Иоанн Крондштадтский так и остался навсегда образцом для будущего схимника.

Это была жизнь, с рождения посвященная Богу. Школа, семинария, принятие монашества... Перед молодым кандидатом богословия открывались, казалось, прекрасные перспективы. Он выбрал путь простого сельского батюшки и ничем, кроме молитвы, не защищенный, противостоял мощной богоборческой силе.

Уму непостижимо: почему власть, позиционировавшая себя как власть для народа (и действительно немало хорошего для людей делавшая), декларировавшая нравственные принципы, с такой яростью преследовала людей, которые эти принципы утверждали именем Бога? Почему в то время, когда весь мир молился, у нас обманывали людей атеизмом, превращая его в своеобразную государственную религию? Может быть, кто-то когда-то сможет объяснить это трагическое заблуждение.

Старцу Зосиме было 58 лет - совсем, по нашим меркам, немного. Он точно предсказал день и час своей кончины, сказал, что в эту минуту остановятся часы на его столике в алтаре. Так и произошло.

Но все здесь по-прежнему им живет

Паломников с дороги сразу ведут в трапезную. «Батюшка говорил: переступил человек порог обители, ты его накорми». Трапезная работает с 7 утра до половины одиннадцатого вечера. Идут и идут люди, молятся, садятся за большие деревянные столы. Немногословные монахи кротко разносят кастрюли с борщами, супами, кашами, всевозможными салатами. И так весь день, и так каждый день.

«Любовь превыше всего!» - часто повторял старец. Обычно, по обету, данному еще в семинарии, он на письма не отвечал, просто молился за всех, кто обращался к нему за молитвой и поддержкой. Но сохранилось его единственное письмо, ответ-наставление на извечный вопрос: «Как жить? Как спастись?» - «Научись, - писал он, - терпению и молитве. Живи чисто. Бог любит чистоту. Воспитывай в себе христианскую тихую любовь и жалость. Что такое христианская любовь? Это когда всех жалко...»

Он всегда говорил: «А ко мне и после смерти приходите, как к живому, все расскажите - и я услышу, помогу». И помогает. Иначе, отчего же к часовне-усыпальнице, где покоится старец, струится нескончаемый человеческий поток? Перед входом люди снимают обувь и благоговейно, почти на цыпочках проходят к лежащей на полу белой мраморной плите с высеченными на ней золотыми буквами: «В сей усыпальнице покоится Всечестной отец наш схиархимандрит Зо-сима...»

«Сними обувь твою, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая...» Эти строки из Библии обретают здесь особую силу и выразительность. Дождавшись своей очереди, проходят паломники в часовню. Опуститься на колени на прохладный пол, приникнуть лбом к белому мрамору и будто почувствовать на своей голове ласковую и теплую, благословляющую руку. Здравствуй, батюшка Зосима!

Никольское Донецкой области - Днепропетровск.
газета «Днепр вечерний»

Фоторепортаж из Никольского Свято-Васильевского монастыря смотрите на нашем сайте.