УКР РУС  


 Главная > Новости > По епархиям > Киевская  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 112 посетителей

Теги
Священний Синод УПЦ вибори Києво-Печерська Лавра Католицька Церква шляхи єднання постать у Церкві Церква і політика комуністи та Церква діаспора Приїзд Патріарха Кирила в Україну Голодомор краєзнавство забобони церква та політика молодь монастирі та храми України милосердя церковна журналістика Мазепа іконопис УГКЦ розкол в Україні Президент Віктор Ющенко Патріарх Алексій II Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і влада Доброчинність українська християнська культура Церква і медицина секти конфлікти педагогіка Вселенський Патріархат автокефалія церква і суспільство 1020-річчя Хрещення Русі Ющенко Предстоятелі Помісних Церков УПЦ КП Археологія та реставрація






Рейтинг@Mail.ru






КИЕВ. Биоэтика в медицине – глазами профессора и священника

4 ноября, в понедельник, в Медицинском университете имени А.Богомольца состоялось очередное заседание школы-семинара на тему «Биоэтический код романа «Собачье сердце» М.А.Булгакова». Перед будущими медиками выступили заведующий кафедрой нормальной анатомии профессор Виктор Черкасов, доцент Анатолий Егоренко и настоятель храма преподобного Агапита Печерского протоиерей Андрей Ткачев.

Выбор темы для встречи Анатолий Егоренко объяснил так: «Книга Г.Булгакова «Собачье сердце» - многоплановая и является хорошим материалом, на котором можно построить беседу об этике в медицине». Он изложил свое видение книги и проблем, поднятых ею, и так озвучил свою позицию: «Исследователь должен идти наощупь, осторожно, параллельно с природой, а не валить артиллерийским наскоком. Биоэтический кодекс должен быть в основе всех научных экспериментов». Каждый исследователь должен иметь свое «моральное» зеркало, которым для профессора Преображенского - главного героя «Собачьего сердца» - стал Шариков.

А.Егоренко рассказал студентам о результатах двух опросов, которые он недавно проводил в Киевском и Новосибирском медуниверситетах. Первый вопрос в анкетах был: «Могут ли интересы общества быть выше интересов отдельных граждан?», второй - «Приняли бы вы участие в испытаниях нового лекарственного препарата на представителях «маргинальных» слоев общества (например, заключенных) без их информированности об эксперименте?». «Да», - ответило подавляющее большинство опрашиваемых на оба вопроса. Результаты - впечатляющие... по своей жестокости, а ведь на них отвечали медики - те, кто должны помогать!

В конце выступления Анатолий Егоренко напомнил студентам основные моменты Европейской хартии прав пациентов (Рим, ноябрь, 2002 года) и призвал молодых людей ориентироваться на нее в процессе своей работы. «Над биоэкспериментами в медицине должен быть общественный контроль. Это уменьшит риск непредусмотренных последствий подобных исследований и повысит ответственность исследователя за программу исследования (цель, методы, задача). Ответственность на результаты - вот, что главное».

«Мне лично профессор Преображенский нравится, кроме того, я не думаю, что Булгаков в то время задумывался над проблемами биоэтики, - сказал профессор Виктор Черкасов. - Я не призываю ко вседозволенности в медицине, но и не говорю «табу на все». Нужно знать и чувствовать золотую середину. Биоэтика нужна, и это без сомнения. Тем не менее, это не должны быть сплошные категоричные запреты - мы знаем, к чему они приводят». И профессор сделал небольшой экскурс в прошлое анатомии как науки. В свое время в Англии запретили проводить вскрытие мертвых тел и... возникла новая профессия - «гробокопатели». Эти люди занимались тем, что выкапывали тела умерших и продавали их медикам для экспериментов. Кроме того, В.Черкасов напомнил, что через подобный запрет больше тысячелетия врачи пользовались ошибочными результатами работы одного известного анатома. «Смерть радуется тому, что помогает жизни» - озвучил профессор выражение, которое когда-то было написано на дверях так называемых анатомических театров - мест, где проводились вскрытия. Поэтому, «использование человеческого материала должно быть, только оно должно быть в разумных пределах», - закончил свое выступление Виктор Черкасов.

Интересным было выступление отца Андрея, который обратил внимание присутствующих на то, что в романе М.Булгакова в название вынесено именно сердце, а не гипофиз, который профессор Преображенский пересадил Шарикову. Батюшка рассказал о собственном видении кода романа. «Почему именно сердце, - спрашивает отец Андрей и тут же отвечает, - потому что это христианская мировоззренческая установка. Моральная нагрузка идет на сердце, а не на мозг». Батюшка напомнил студентам, что Булгаков, как, очевидно, и его герой профессор Преображенский, походят из семей священнослужителей. (Отец Булгакова - профессор Киевской духовной академии). Отец Андрей также объяснил студентам, что фамилии Рождественский, Преображенский, Успенский связанные с двунадесятыми праздниками - их давали успешным ученикам духовных семинарий. (В зале сразу выяснили, что среди присутствующих есть несколько носителей этих фамилий). «Кто такой Преображенский? - Человек, который хоть и очень известен, но, тем не менее, одинок - у него нет ни детей, ни семьи. Он выпал из колеи - разорвал с духовным прошлым и не нашел «счастливого будущего». Он был наказан плодами собственной деятельности». Как и его герой, Булгаков в свое время резко и навсегда разорвал со своим прошлым, с православием. Возможно, эти параллели - сходство судеб Булгакова и Преображенского - случайны, и автор не хотел вкладывать автобиографические детали в образ героя. «Но христианство все равно пробилось в нем, как трава сквозь асфальт. Казалось бы, какой твердый, «непробиваемый» асфальт, а травинка сквозь него все же пробьется к свету. Рано или поздно, вера, в которой возрастал с детства писатель, пробьется бессознательно во взрослом возрасте... Дело не в мозге, дело в сердце - к чему стремишься, о чем думаешь».

Батюшка посоветовал будущим медикам, чтобы они соединяли моральные критерии со своим профессиональным умением и стремлениями. «Чтобы вы, как профессор Преображенский, не были наказаны результатами своей деятельности. Помните, человек - это всегда моральный закон, это всегда наличие табу - моральных заповедей. Что угодно Богу - на пользу человеку, что не угодно Богу - вредно для нас. Хочется, чтобы в своих экспериментах вы, будущие медики, были табуированны моральными законами и не двигались вперед к пирровым победам, несмотря на последствия. Неизвестно, возможно после очередной победы в науке ее плодами некому будет воспользоваться».

Батюшка призвал помнить о «звездном небе над человеком и моральном закон в нем» и напомнил присутствующим об известном хирурге, святителе Луке Войно-Ясенецком - человеке, который соединил в себе талант и знания хирурга с православной моралью.

Теоретически после выступлений должен был состояться диспут между студентами и лекторами. Он состоялся, но между самыми лекторами. Поскольку тема встречи была весьма интересной и студентами была переполнена аудитория, то апатию будущих медиков можно «списать» лишь на то, что встреча началась после всех занятий, вечером, после 17-ти, и продолжалась чуть ли не три часа подряд. После окончания выступлений уважаемых докладчиков, когда между ними начался оживленный диспут, студенты «расшевелились», и хотя вопросов так и не ставили, но активными аплодисментами - в местах согласия с выступающим - и «выкриками с мест» - в местах несогласия - напоминали о своем присутствии.

Хотелось бы упомянуть одного молодого человека, который в конце встречи поблагодарил отца Андрея. К сожалению, он говорил очень тихо, и не все удалось услышать (в том числе и имя). «Прежде я видел перед собой лишь одну цель - наука, открытия, активное движение вперед. Но после ваших слов (отца Андрея) я в чем-то буду изменять позицию и, наверное, не стану воспринимать «на ура» все открытия и эксперименты в медицине. Ваши слова о вечности в православном понимании и бессодержательности поисков медиками «эликсира бессмертия» многое для меня изменили. Я некогда не смотрел на это с такой точки зрения. Благодарю».

...Хочется надеяться, что из всех присутствующих не он один сердцем ощутил и понял истинность слов священника, хочется верить, что большинство этих студентов, выслушавших сегодня две точки зрения на проблему этики в медицине, не станут преображенскими, не будут восторгаться «всемогуществом» человеческого гения и бездумно гнаться за красивыми миражами. В этом и кроется код Булгаковского романа - знать, что не все, что можно сделать, следует делать и всегда быть ответственным за последствия.

Надежда Замоцная