УКР РУС  


 Главная > Публикации > Мониторинг СМИ  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 165 посетителей

Теги
1020-річчя Хрещення Русі комуністи та Церква українська християнська культура милосердя розкол в Україні Археологія та реставрація секти Києво-Печерська Лавра педагогіка Приїзд Патріарха Кирила в Україну Доброчинність краєзнавство УПЦ КП церковна журналістика Мазепа церква і суспільство Церква і медицина Предстоятелі Помісних Церков діаспора конфлікти Голодомор автокефалія УГКЦ церква та політика Ющенко вибори Президент Віктор Ющенко молодь Митрополит Володимир (Сабодан) Вселенський Патріархат шляхи єднання Католицька Церква іконопис Священний Синод УПЦ Церква і політика монастирі та храми України постать у Церкві Патріарх Алексій II забобони Церква і влада






Рейтинг@Mail.ru






«Факты и комментарии» (Украина): Валентина Шевченко: "Люди просили меня похлопотать о батюшке!"



«Факты и комментарии» (Украина), Елена Шеремета, 10.03.2007

12 марта единственная в истории Украины женщина, занимавшая пост Председателя Президиума Верховного Совета УССР, будет отмечать свой день рождения. В предпраздничной беседе с "ФАКТАМИ" Валентина Семеновна поделилась секретом, как женщине-политику, отдающей всю себя работе, удалось сохранить семью и уют в доме.

"Люди просили меня, заместителя Председателя Президиума Верховного Совета УССР, похлопотать о батюшке!"

- Валентина Семеновна, я знаю, что вы из простой семьи: отец работал на шахте, а мама - в детском садике. Как родители восприняли вашу стремительную комсомольско-партийную карьеру?

- Отец дожил только до того момента, когда меня назначили заместителем министра образования. Мой папа родился в заброшенном хуторе на Полтавщине, служил у Буденного. А мама - с Николаевской области. Познакомились они в Кривом Роге. Приехали туда в конце 20-х годов прошлого века как раз тогда, когда там начали открывать шахты и расстраивать город. В 1930 году они поженились. Взяли беспроцентный кредит, участок земли и построили себе дом в рабочем поселке.

Родители жили очень тяжело, поэтому категорически не хотели, чтобы я уезжала из дому. Тем более что в Кривом Роге меня, активистку-комсомолку, приглашали горнорудный, строительный и педагогический вузы. Но я хотела учиться в Киеве. И после школы сразу поехала в столицу. Родители даже толком не знали, где этот Киев находится. Они страшно переживали за меня, особенно после того, как я не прошла по конкурсу в вуз. В итоге я поступила на заочное отделение. Вернулась в Кривой Рог и сразу начала работать в школе. Мама была рада, ведь она мечтала о том, чтобы я стала преподавателем. В школе я проработала года три, а потом меня выбрали секретарем городского комитета комсомола. Родители понятия не имели, что это такое. Знали только, что я с утра до ночи вынуждена работать. Правда, не могу сказать, что папа с мамой очень мной гордились. Они просто не понимали, что это за работа, были очень далеки от политики.

Помню, когда меня избрали уже секретарем ЦК ЛКСМУ, родители приехали в гости в Киев. Мне тогда дали двухкомнатную квартиру, а в Кривом Роге у меня, как у секретаря райкома партии, была огромная трехкомнатная. Мама тогда с недоумением ходила по моей киевской квартире, пожимала плечами и говорила: "Куда ты приехала? Ведь у тебя в Кривом Роге квартира была лучше!"

...Мама была очень добрым человеком (я, кстати, в нее пошла характером). Когда я уже была в ЦК ЛКСМУ, к ней часто обращались люди с просьбой решить те или иные проблемы. И она никому не могла отказать. Поэтому просила меня кому-то помочь устроить ребенка в вуз, кого-то записать на прием к известному врачу и т. д.

Помню, я уже работала заместителем Председателя Президиума Верховного Совета УССР. Была проездом в Кривом Роге, вечером приехала к маме. А на улице возле родительского дома стоит толпа, человек 50. Оказалось, ждут меня, чтобы попросить открыть церковь, которую закрыли из-за того, что нет батюшки. А батюшку ведь присылает только Киев. В общем люди просили похлопотать о батюшке заместителя Председателя Президиума Верховного Совета УССР!

Я вернулась в Киев и сразу же позвонила Филарету (предстоятель Украинской православной церкви. Сейчас - Киевского патриархата. - Авт.). У меня с ним сложились хорошие отношения еще с тех времен, когда я работала в Украинском обществе дружбы и культурных связей с зарубежными странами. Нашему обществу приходилось принимать международные делегации, в составе которых зачастую были и религиозные деятели. Им, как правило, предлагали посетить Владимирский собор в Киеве. Вот так я и познакомилась с Филаретом, к которому всегда обращалась по имени-отчеству. Когда-то Владимир Васильевич Щербицкий мне даже говорил, что ему сотрудники КГБ докладывали о моей дружбе с Филаретом.

Так вот, звоню я Михаилу Антоновичу (Филарету. - Авт.) и прошу направить в Кривой Рог батюшку. Патриарх помог сразу же. А вскоре мне позвонила мама и говорит: "Приехал батюшка, да такой молодой и красивый, что даже те женщины, которые никогда не ходили в церковь, начали ее посещать!" (Смеется.)

- А кто вам помогал воспитывать сына, если вы были все время на работе?

- В основном муж. А в первые годы семейной жизни, когда я еще училась на заочном и работала, нянчить внука приезжали на выходные родители. Иногда Сережу они забирали к себе. Еще помогала мне соседка тетя Маша, у которой своих детей было трое. Она и пеленки иногда стирала, и гуляла с моим сыном.

- Валентина Семеновна, как правило, у женщин на партийной и комсомольской работе не складывается с личной жизнью...

- Да, это так. Но я вышла замуж рано. Мне тогда был 21 год. С моим будущим мужем мы вместе работали в комсомоле. Муж старше меня на 8 лет, он был комсоргом ЦК ЛКСМУ на Руднике. А Рудник - это шахта, вокруг которой вырос рабочий поселок. А я была секретарем комсомольской организации школы. Мы с будущим мужем часто вместе ездили на различные комсомольские мероприятия и подружились. А затем и поженились.

- Валентина Семеновна, вы много лет проработали в комсомоле. Правду ли говорят, что там было очень распространено стукачество?

- Все зависит от конкретного человека. Но бывало всякое. Расскажу вам один случай. Помните, в советское время очень следили, чтобы среди партийных работников, да и не только, не было пьянства?

Так вот. Я всегда приходила на работу в ЦК ЛКСМУ к восьми утра. До девяти успевала просмотреть все газеты и наметить план работы на день. Однажды прихожу, а в моей приемной сидят два ответственных работника ЦК комсомола. Причем не из моего отдела. Спрашиваю: "В чем дело?" "А мы к вам", - отвечают. Зашли в кабинет. Сели, потупив взгляд. Спрашиваю: "Что случилось?" "Валентина Семеновна, мы из вытрезвителя Печерского района". "Как же вас туда занесло?" Оказалось, что накануне они отмечали какое-то событие в издательстве "Молодь" и выпили лишнего. А когда ловили такси, попались на глаза милиционерам, которые с большим удовольствием под улюлюкание уличной толпы "замели" работников ЦК комсомола. Короче говоря, умнейшие, перспективные хлопцы, а ночь провели в вытрезвителе. Я стала думать, что же делать. К "своему" секретарю ЦК, который их курировал, они-то категорически отказались идти. Я попросилась на прием к тогдашнему главе МВД УССР Ивану Харитоновичу Головченко, а ребят отправила домой, чтобы они привели себя в порядок. Министру выложила все начистоту. Ведь если бы из вытрезвителя пришло письмо в ЦК комсомола, то ребят выгнали бы к чертовой матери, даже не сомневайтесь! Одним словом, уговорила Головченко затребовать из вытрезвителя книгу записей. Ее привезли. Мы смотрим: действительно, все зафиксировано. Я беру эти странички и тихонечко... вырываю. А Ивану Харитоновичу говорю, мол, давайте считать, что ничего не было. Он кивнул.

С вырванными страницами возвращаюсь в ЦК комсомола, вызываю "героев" и вручаю им на память листки со словами, чтобы они хранили их в своих партбилетах. Спустя много лет мы встретились на праздновании 80-летия комсомола Украины в Октябрьском дворце культуры, они подошли ко мне с вопросом: рассказала ли я о том случае Юрию Ельченко (первый секретарь ЦК ЛКСМУ. - Авт.). Я ответила: "Неужели вы думаете, что Ельченко не пригласил бы вас на беседу, если бы узнал обо всем?" Тогда они все поняли... Кстати, может, меня еще и потому уважали, что знали - я никогда не предаю и не стучу.

"Я была единственной женщиной-секретарем ЦК ЛКСМУ, которая имела семью!"

- Как вам удалось за долгие годы совместной жизни сохранить теплые отношения с мужем? Он ревновал вас к вашим профессиональным успехам?

- То, что в политику идут женщины, у которых не очень складывается личная жизнь, отчасти справедливое утверждение. Когда я пришла на работу в ЦК комсомола, то была единственной женщиной-секретарем ЦК ЛКСМУ, которая имела семью! Как удалось ее сохранить? Благодаря колоссальному терпению, выдержке и доверию друг другу. Сейчас мне уже трудно вспомнить, кто кому больше уступал в жизни, но очевидно, что без взаимного понимания тоже трудно сохранить семью. Когда-то у моего мужа спросили, как он встречал меня с работы. И он ответил: "Когда Валентина приходила с работы, то я искал пятый угол..." Словом, если муж видел, что я пришла домой в колоссальном напряжении, то не задавал никаких вопросов, а старался вести себя очень корректно. Кроме того, у нас в семье не было привычки обсуждать служебные вопросы. Супруг одно время работал в Министерстве легкой промышленности и однажды попытался у меня выведать, действительно ли их министр уходит с должности. Я ему ответила: "Дорогой, читай газеты". Он не унимается: "Ну, ты же знаешь, ты же указ подписываешь..." Говорю: "Ну и что, что подписываю?" К тому же муж не любил, как сейчас говорят, светиться в партийном обществе. На торжественных мероприятиях во Дворце "Украина" мы с коллегами иногда в перерыве собирались что-то обсудить. И нередко Владимир Васильевич Щербицкий у меня спрашивал: "А где муж?" Говорю, мол, где-то в зале. Щербицкий отправлял за ним своего охранника. А мой супруг просил охранника сказать, что якобы тот его не нашел. Дело в том, что мужу было интереснее общаться с людьми, которые разделяли его профессиональные интересы, а не с партийными боссами.

- Почему ваш муж, переехав в столицу, не сделал партийную карьеру?

- Еще в Кривом Роге мы с ним договорились, что карьеру буду делать я, так как у меня это лучше получается. Кроме того, партийная работа в те годы не очень хорошо оплачивалась. Секретарь райкома партии получал 150 рублей. А у начальника дробильно-сортировочной фабрики, куда перешел работать муж, зарплата была 350 рублей. Вот мы и решили, что он будет зарабатывать деньги, а я - делать партийную карьеру.

- А какая зарплата, если не секрет, была у Председателя Президиума Верховного Совета УССР?

- 580 рублей.

- Валентина Семеновна, правда ли, что вы большая модница?

- Я бы не сказала.

- Но недавно на одном светском мероприятии вас видели в потрясающей шубе из котика!

- (Смеется.) Шуба такая действительно есть, я ее купила в Эмиратах. К слову, у меня, когда я работала в Верховном Совете УССР, кроме каракулевой шубы, других не было. Да, я могла купить себе норковую, но такая была у Рады Гавриловны Щербицкой. Я считала, что мне иметь такую же неэтично. И модницей я никогда не была. Придерживалась делового стиля в одежде. Моим идеалом была Маргарет Тэтчер. Наверное, я старалась ей подражать и в одежде.

Когда работала в обществе "Дружба", у меня была возможность покупать вещи за границей. Поэтому часто носила строгие английские костюмы и, как правило, вышитые блузы. Обязательно в тон костюму. Тогда, к слову, практически никто не ходил в вышиванках. А я всегда любила украинский стиль, в свое время даже сама вышивала. Каждый год в мае мы с семьей обязательно ездили в Канев в Музей Тараса Шевченко. Однажды там меня познакомили с народной художницей со Львова Стефанией Васильевной Кульчицкой. Она предложила мне вышить несколько вещей со словами: "Вы же презентуете Украину в мире, вам нужно иметь в гардеробе что-то национальное". Я согласилась. Мастерица сделала для меня несколько костюмов в полтавском, гуцульском и полесском стилях. И еще костюм из белого полотна с белой же вышивкой. Кульчицкая также мне пошила три пальто - в гуцульском стиле, свитку с косичкой в полтавском стиле и пальто с вышитым узором калины. Все вещи - потрясающе красивые! При этом Стефания Васильевна не взяла с меня ни копейки за работу, но я нашла возможность ее отблагодарить.

- У вас был свой дизайнер?

- Нет, все костюмы мне шили в "Коммунаре". Однажды мне позвонил директор партийного ателье, мол, он привез из Москвы очень красивую английскую серо-голубую шерсть. Причем ткани было только на один костюм. На XXVII съезде КПСС (в 1986 году. - Авт.) я уже сидела в костюме из английской шерсти. Вдруг во время перерыва я обнаруживаю, что Раиса Максимовна Горбачева пришла в костюме из такой же ткани. Она на меня как-то косо посмотрела и... исчезла. Через полчаса жена Горбачева появилась уже в другом костюме. Но этот случай меня не смутил. (Смеется.)

Летние платья мне шила подруга из Кривого Рога. Она приезжала в Киев на месяц, у меня на даче садилась за машинку и к лету у меня уже был готов набор платьев. К слову, есть у меня одна вышитая блузка, которая в свое время очень понравилась Щербицкому. Когда на каком-то приеме в Мариинском дворце я появилась в длинной юбке и в этой блузе, Владимир Васильевич не удержался и спросил: "Где вы взяли такое чудо?". А "чудо"-блузу я купила на базаре в Тернополе у местного мужика, который сам ее и вышивал.

- Валентина Семеновна, знаю, что у вас был пикантный случай на приеме в иранском посольстве...

- Да, дело было в Москве. Меня пригласили на прием в посольство Ирана и предупредили, что женщины, согласно их традициям, не должны появляться с непокрытой головой. Я долго не могла придумать, что повязать на голову. В Киеве у меня была черная чалма, но ведь она-то осталась дома! Такая же была еще у Марии Орлик (заместитель главы Совета министров УССР. - Авт.). И вот я звоню Орлик и прошу дать напрокат чалму. Она отправляет ее мне поездом, успели доставить как раз к началу приема. В посольстве все прошло вроде бы нормально. А на следующий день мне звонит моя подруга Валентина Терешкова и спрашивает: "Валя, в чем ты вчера была в посольстве? Вся Москва только и обсуждает потрясающий головной убор Шевченко". (Смеется.)

   











ВНИМАНИЕ! Публикации раздела "Мониторинг СМИ" не обязательно совпадают с точкой зрения редакции сайта "Православие в Украине", а являются отражением общественных событий и мнений с целью улучшения взаимопонимания и связей между Церковью и обществом. Статьи публикуются в редакции первоисточника.