УКР РУС  


 Главная > Публикации > Мониторинг СМИ  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 95 посетителей

Теги
милосердя Церква і влада церква і суспільство комуністи та Церква Католицька Церква Патріарх Алексій II Митрополит Володимир (Сабодан) Голодомор Ющенко Мазепа 1020-річчя Хрещення Русі педагогіка Церква і медицина розкол в Україні українська християнська культура УПЦ КП Церква і політика монастирі та храми України Вселенський Патріархат діаспора шляхи єднання забобони Приїзд Патріарха Кирила в Україну вибори постать у Церкві Доброчинність Президент Віктор Ющенко Предстоятелі Помісних Церков краєзнавство Києво-Печерська Лавра іконопис секти церковна журналістика молодь конфлікти церква та політика Археологія та реставрація УГКЦ автокефалія Священний Синод УПЦ






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): Обменяем ли Долгорукого на Довженко?



«Зеркало недели» (Украина), Григорий Полюшко, 21 — 27 апреля 2007

На протяжении последних недель в центральных российских СМИ - снова шквал публикаций с заголовками наподобие «Возвратят ли Долгорукого Лужкову?» Напомним, что недавно и депутаты Мосгордумы выступили с рацпредложением: попросить у Киева передать России прах князя Юрия Долгорукого. Дескать, он Москву основал и именно здесь ему и следует найти вечный покой... Казалось бы, сама постановка такого вопроса абсурдна. Но тема обсуждается уже не только в Москве, она докатилась и до Киева. В последнее время много говорят о желании наших чиновников взамен праха Долгорукого перевезти в Украину прах выдающегося писателя и кинорежиссера Александра Довженко. Такой вот «культурный» обмен между столицами двух государств.

Желание перенести останки Юрия Долгорукого в Москву еще несколько лет назад высказал мэр Лужков. С тех пор тема, к сожалению, остается «актуальной». Связано это с тем, что именно киевскому князю Юрию приписывают основание в 1147 году города, который является столицей России. А умер он в Киеве в 1157 году и захоронен «в монастыре святого Спаса на Берестове». Лужков не первый инициатор перенесения останков Юрия Долгорукого. Этот вопрос поднимался сразу после Второй мировой войны. Повторно он встал из-за поспешных заявлений киевских археологов о будто бы найденном погребении Долгорукого. Попробуем разобраться в этой непростой историко-политической ситуации.

В летописях есть свидетельства, что в монастыре и возле святого Спаса есть могилы трех представителей рода Мономаховичей, хотя на самом деле количество захороненных может быть значительно большим. Это Ефимия Владимировна (†1138 г.), Юрий Владимирович (Долгорукий) и его сын Глеб Юрьевич (†1171 г.). К сожалению, в летописях точно не указано место погребения. Если Ефимия возложена «у святого Спаса», а Юрий «в монастыре святого Спаса», то Глеб «у святого Спаса в монастыре, где и отец его лежит». Сравнивая последнюю запись со сведениями о смерти других киевских князей, понимаешь, что летописец имел в виду погребение Глеба именно в церкви Спаса на Берестове, а не возле нее. Так что, надо полагать, и Юрий Владимирович нашел свой последний приют также в церкви.

В 1240 году монастырь на Берестове был разрушен ордами Батыя. От церкви остался только притвор. В ХVІ-ХVІІ веках церковь отстроили. Наверное, еще во время ее реставрации, при киевском митрополите Петре Могиле, на новых стенах появились два больших семиконечных креста. Надписи сообщают, что под ними захоронены Юрий Владимирович и дочери Владимира Мономаха Ефимия и София, хотя существование последней не подтверждено историческими документами.

Живой интерес историков относительно остатков старинного сооружения возник во второй половине ХІХ века. Были проведены археологические зондажи, во время которых найдено немало погребений и склепов. В 1909-1914 гг. по поручению Императорской археологической комиссии проведены новые раскопки церкви под руководством П.Покрышкина. В северной части нартекса найдено ограбленное захоронение времен Киевской Руси. Однако итоговые документы экспедиции не были полностью опубликованы и считаются утраченными. Изучение и исследование церкви Спаса на Берестове продолжили в 1920 -1930-х гг. В это время также были найдены погребения, но их место достоверно не известно.

В послевоенное время археологические раскопки возобновились. Проводились они по указанию из Москвы и не афишировались. Главная задача, которую поставили археологам, - обнаружить погребение князя Юрия Долгорукого, ведь столица Советского Союза готовилась к 800-летнему юбилею. В 1946-1947 гг. в церкви заложили восемь шурфов. В работах участвовали и московские ученые, среди них был заведующий лабораторией пластической реконструкции М.Герасимов. Этот человек к тому времени уже был известен благодаря своим достижениям в области восстановления лица по черепу. Однако археологические раскопки закончились неудачей. Идентифицировать княжеское погребение не удалось.

В конце концов пришли к согласию в том, что Юрий Владимирович мог быть захоронен в левой части притвора. В соответствии с решением Совета Министров УССР и ЦК КП(б)У на этом месте осенью 1947 г. установили монумент в виде саркофага из лабрадора. Саму церковь реставрировали и устроили в ней выставку, посвященную истории этого памятника.

В 1989-1990 гг. археологическая экспедиция Института археологии АН Украины под руководством В.Харламова исследовала разрушенную часть церкви Спаса. Во время раскопок обнаружили 63 погребения, три из которых - в древнерусских шиферных саркофагах. В одном из них, под самой стеной церкви, находилось женское погребение. Два других саркофага найдены за алтарной частью древнерусского храма. Открытие одного из них вскоре стало сенсационным. Со ссылкой на выводы антропологов оно было признано погребением киевского князя Юрия Владимировича (Долгорукого). Сообщение об этом в прессе и привело к заявлениям московского мэра Юрия Лужкова. Однако сейчас никто не в состоянии доказать, что в саркофаге действительно был захоронен Долгорукий. Во-первых, большая часть скелета, вместе с черепом, отсутствуют. Идентифицировать Долгорукого по длине рук и фаланг пальцев, которые к тому же практически не сохранились, - полная бессмыслица. В саркофаге не обнаружили никаких княжеских регалий. Исследование ДНК не проведено, однако и оно не поможет установить принадлежность этих останков именно Юрию Владимировичу, поскольку в соборе лежит также и его сын Глеб. Именно там могут покоиться и другие члены семьи Мономаховичей, не упомянутые летописцем. Да и вообще, могли ли хоронить великого князя киевского за стенами семейной усыпальницы? Это маловероятно. Вспомните хотя бы тот факт, что его сына Андрея Боголюбского, жестоко убитого боярами, монахи все же возложили в храме.

Никто также не сможет отрицать, что погребение Долгорукого могло быть уничтожено во время монголо-татарского нашествия в 1240 году или во время восстановления церкви Спаса в ХVІ-ХVІІ веках, ведь в кладке новых стен использованы шиферные плиты, наподобие плит из саркофагов. Тут вспомним о семиконечных крестах на стенах и надписи возле них.

Не рассматривается почему-то исследователями и возможность перезахоронения князя в Киево-Печерском монастыре. Отношения с монахами у Юрия были доброжелательные. А его сын Андрей предоставил монастырю статус лавры и подарил город Василев. С чего бы это? В одном рукописном лаврском сборнике было упоминание о том, что еще в 1593 году епископ Владимирский и Берестейский (он же архимандрит Лавры, Мелетий Хребтович Богуринский) просил у Константинопольского патриарха Иеремии выписку из метрического свидетельства привилегии великого князя Андрея Юрьевича. В предоставленном документе были такие слова: «также и у гроба отца нашего Феодосия, где же и мощи отца моего Великого князя Юрия Владимировича лежат...». Если грамота не фальсифицирована, то это может означать факт перезахоронения Юрия в Успенском соборе Киево-Печерской лавры.

Приведенные выше аргументы опровергают факт погребения в саркофаге именно Юрия Владимировича Долгорукого. Таким образом, сведения о перенесении его останков не соответствуют действительности. Но с другой стороны возникает вопрос - уважает ли Украина свою историю? Почему мы должны отдавать останки великого князя киевского столице соседнего государства? А если город Ярославль пожелает иметь останки Ярослава Мудрого? В этом же контексте вспомним и о князе Владимире Великом - основателе многих городов... Так что отдать? Действия российской стороны понятны - это поиск своей «тысячелетней» истории.

Вопросы торговли костями выдающихся людей между государствами вообще аморальны. Они должны рассматриваться в каждом случае отдельно. Украина имеет право требовать возвращения останков своих сыновей, репрессированных царскими властями, таких как гетманы Иван Самойлович, Петр Дорошенко, Калнышевский и многих других. Александр Довженко также оказался в Москве не по своей воле, а по распоряжению Сталина. Во многих случаях необходимо обязательно учесть просьбу в завещании и желание родных покойного.

Вопрос о пантеоне великих деятелей Украины давно назрел и уже неоднократно обсуждался обществом. Однако за пятнадцать лет независимости мало что изменилось. В новом государстве почти отсутствует украинская идеология. Нужны ли ей корни? Вопрос риторический. Украина уже допустила досадную ошибку, когда оставила без внимания своего сына, выдающегося полководца Второй мировой войны генерала Черняховского, прах которого перенесен в 1990-х годах из Литвы в Россию.

В мае этого года исполняется 850 лет со дня смерти Юрия Долгорукого, и нам в конце концов нужно отреставрировать усыпальницу Мономаховичей - церковь Спаса на Берестове - и по христианскому обычаю перезахоронить найденные в трех древнерусских саркофагах человеческие кости, которые до сих пор этого ожидают...

   











ВНИМАНИЕ! Публикации раздела "Мониторинг СМИ" не обязательно совпадают с точкой зрения редакции сайта "Православие в Украине", а являются отражением общественных событий и мнений с целью улучшения взаимопонимания и связей между Церковью и обществом. Статьи публикуются в редакции первоисточника.