УКР РУС  


 Главная > Публикации > Православный взгляд  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 108 посетителей

Теги
Києво-Печерська Лавра Священний Синод УПЦ конфлікти діаспора Церква і політика іконопис Приїзд Патріарха Кирила в Україну секти 1020-річчя Хрещення Русі педагогіка Церква і влада краєзнавство Церква і медицина Предстоятелі Помісних Церков Президент Віктор Ющенко постать у Церкві церква та політика Мазепа монастирі та храми України церковна журналістика Митрополит Володимир (Сабодан) милосердя Патріарх Алексій II Доброчинність Голодомор розкол в Україні українська християнська культура вибори УГКЦ молодь Католицька Церква шляхи єднання комуністи та Церква УПЦ КП церква і суспільство автокефалія забобони Вселенський Патріархат Археологія та реставрація Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






А. Грин: в поисках человечности и доброты

  26 ноября 2008


Ольга Серейская
Я много лет мало работала, но и отдыхать никуда не ездила, и мама уговорила меня поехать в Крым. В юности я любила Грина, и на протяжении жизни как-то внутренне возвращалась к его образам: Грей, Друд, весь этот мир поиска человечности и доброты. Поиска часто ошибочного, но бескомпромиссного.

Как-то мне пришла в голову мысль о том, что Грин был из тех, кто очень верил в человека. Он верил в способность человека творить чудеса для других людей. Вспомним "Алые паруса" или рассказ о том, как человек мечтал о доме посреди леса, где живут честные и счастливые люди и чуть не погиб в джунглях в поисках этого дома. И когда понял, что такого дома не существует - сам его построил. Меня это очень привлекало, но одновременно каким-то холодным умом я подумала - нет ли в этом человеческом чудотворчестве чуть-чуть богоборчества? Когда маленький Артур Грей хочет немедленно спасти Христа от мучений и выламывает гвозди из распятия - что это, только детское горячее сочувствие или одновременно нежелание принять реальность, крохотный бунт?

Приехав в Симферополь, я вдруг вспомнила, что в Старом Крыму, где Александр Грин жил в последние годы, был его музей. Ехать туда было довольно долго, и городок был далеко от моря, но почему-то вдруг очень захотелось мне узнать еще что-то о Грине, о его отношениях с Богом. Мы приехали в маленький городок, и долго шли по пыльным улицам, расспрашивая прохожих. Около беленького домика на окраине росли цветы, юноша-экскурсовод взялся все показать и был нам рад, посетителей почти не было. Но сам юноша начал работать недавно, и знал только то, что положено для краткой экскурсии. На мой вопрос об убеждениях Грина он ответил, что ничего об этом не знает, но добавил, что в домике Грина, то ли незадолго до его смерти, то ли уже после, жили две монахини.

Ехать дальше было поздно, и мы остались ночевать в городке, сняв на ночь комнату у одной старушки. Дочка старушки работала, а в свободное время дежурила в церкви. И пенсия старушки, и зарплата дочки были крохотными, и я не совсем понимала, как им удается на них прожить. Но старушка ни на что не жаловалась, и еще рвалась нас с мамой кормить. Рассказывала о дочке. Сначала она огорчалась, что дочь мало видится с ребятами ее возраста, и как-то заставила ее пойти на вечеринку. Но дочка быстро вернулась, и на расспросы матери шутливо, но непреклонно ответила: "Знаешь что, если тебе так хочется, ходи сама на эти вечеринки".

Конечно, что-то новое о жизни Грина мы узнали - например, о том, как когда-то в Петербурге он улегся на диван в редакции, требуя, чтобы ему отдали гонорар, а потом на весь этот гонорар купил той самой секретарше, при которой скандалил, золотые часы. Потом он женился на ней. И когда он был тяжело болен, домик в Старом Крыму был куплен в обмен на те самые часы.

Но все-таки это было не то, ради чего я ехала, и этот штрих для меня, по сути, ничего не добавил к тому образу Грина, который и так был в моей душе. В день перед отъездом мы зашли в другой местный музей. Как обычно бывает в маленьких, не очень посещаемых музеях, разговорились с сотрудниками. И вдруг оказалось, что в музее сейчас есть экскурсовод, который много занимался Грином, и меня к нему привели. Я задала ему тот единственный вопрос, ответ на который мне так хотелось узнать - есть ли какие-то сведения о том, как Грин относился к христианству. Экскурсовод, молодой человек с татарскими скулами и умными карими глазами, был занят в этот момент, но тут же кратко ответил, что, вероятно, Грин был человеком сложным, но перед смертью он пригласил священника, исповедался и причастился.

И я подумала, что, может быть, Грин сам шел путем своих героев. А среди них нет Ивана Карамазова, они ненавидят холодную риторику и все время рвутся что-то делать. Среди них есть отчаянные, но нет самодовольных и бесчестных. И это тоже - путь.

Подснежник в марте

В небесах снежинка дулась:

"Ах, зачем без стебелька?"

Пала наземь, обернулась

Образом подснежника.

Вечер.. холод...сырость лужи...

И взмолился горько он:

"Ах, зачем к земле и стуже

Стебельком я прикреплен?!"

Между небом и землею

Посадил Бог грешника;

Опустил в стакан с водою

Стебелек подснежника.

А. Грин (из неопубликованного)

Притвор