УКР РУС  


 Главная > Публикации > Точка зрения  
Опросы



Наш баннер

 Посмотреть варианты
 баннеров и получить код

Электронная почта редакции: info@orthodoxy.org.ua



Сейчас на сайте 123 посетителей

Теги
Предстоятелі Помісних Церков постать у Церкві церква та політика Вселенський Патріархат українська християнська культура Церква і влада іконопис Митрополит Володимир (Сабодан) конфлікти церковна журналістика монастирі та храми України автокефалія Приїзд Патріарха Кирила в Україну Доброчинність Ющенко Археологія та реставрація розкол в Україні Католицька Церква краєзнавство УГКЦ секти 1020-річчя Хрещення Русі забобони Голодомор Києво-Печерська Лавра церква і суспільство Священний Синод УПЦ молодь комуністи та Церква Церква і політика Президент Віктор Ющенко Церква і медицина діаспора педагогіка Мазепа милосердя вибори шляхи єднання Патріарх Алексій II УПЦ КП






Рейтинг@Mail.ru






Несколько комментариев к аналитическому материалу об Уставе УПЦ

  21 января 2008


Игумен Кирилл (Говорун)

На правах одного из участников рабочей группы, которая готовила изменения к действующему Уставу об управлении Украинской Православной Церкви, хотел бы сделать несколько комментариев к аналитическому материалу, появившемуся как продукт коллективного обсуждения вопроса об Уставе УПЦ в блогосфере.

Прежде всего хочу сказать, что дискуссия, которая имела результатом появление данного материала, сама по себе является хорошим знаком того, что качественная интеллектуально-аналитическая работа в области богословия и канонического права может проводиться на таких пока еще не вполне освоенных площадках как «Живой журнал». Хотел бы также высказать комплимент в адрес портала «bogoslov.ru», который чутко отреагировал на эту дискуссию и разместил у себя данный материал в систематизированном виде.

Теперь, после акноледжментов, - непосредственно к содержанию материала. В первую очередь хочу подчеркнуть, что речь идет не о новом Уставе об управлении УПЦ, а об изменениях к существующему, иначе могла бы возникнуть проблема с юридической преемственностью Церкви.

Также необходимо помнить, что контекст, в котором существует УПЦ, весьма специфический. УПЦ все еще не имеет статуса юридического лица. Поэтому она имеет две «ипостаси» и соответственно два рамочных документа, регулирующих ее деятельность. Одна ипостась УПЦ - это то, чем она является по сути, то есть Православной Церковью в Украине. Однако этой ипостаси не существует с точки зрения государства, которое юридически признает существование лишь управляющего органа УПЦ - Киевской митрополии. Киевская митрополия - это вторая ипостась УПЦ. Именно она имеет юридическое лицо. Она, по сути, alter ego УПЦ, ее отражение в правовом поле государства. Две ипостаси, как я уже упомянул, предполагают два рамочных документа. Действительно, с одной стороны, существует Устав УПЦ, а с другой - Положение о Киевской митрополии. Первый документ, так сказать, внутреннего употребления - он регулирует жизнь УПЦ как она сама себе эту жизнь видит. Второй документ является более весомым юридическим документом, потому что регулирует деятельность признанного юридического лица.

Здесь все, казалось бы, просто: есть внутренний Устав УПЦ - несущественный с точки зрения права, а есть внешний - положение о Киевской митрополии, которое и придает УПЦ некоторую легитимность. С точки зрения этой логики, Устав УПЦ можно кроить как угодно и адаптировать к чему угодно - все равно он «ничто» с юридической точки зрения. Однако, не все так просто - нельзя недооценивать юридического веса и Устава УПЦ, поскольку на его основе регистрируются уставы канонических подразделений УПЦ. Парадокс, но факт, - приход с точки зрения действующего украинского законодательства является юридическим лицом, а УПЦ - нет. При этом устав прихода регистрируеттся на основе Устава УПЦ - структуры, которой, с точки зрения закона, не существует.

Сложность и запутанность статуса УПЦ в юридическом поле Украины отразилась и на характере Устава УПЦ - придала ему привкус некоторой непоследовательности, которая была замечена жж-сообществом. Однако это необходимое зло, на которое вынуждены были пойти разработчики документа, и зло это обусловлено постмодернистским характером украинского законодательства о свободе совести.

Мы должны были пройти между сциллой и харибдой: с одной стороны, сохранить преемственность по отношению к предыдущей редакции устава, потому что на ее основе зарегистрированы все канонические подразделения УПЦ, в том числе те, что имеют юридическое лицо. С другой стороны, нужно было сделать «апгрейд» Устава, чтобы привести его в большее соотвествие с реалиями современной жизни. Поверьте - задача была не из легких. Поэтому никто и не ставил задачу сделать что-то новое - такая задача была бы очень рискованной для бытия УПЦ в Украине. Также невозможно было привести данный документ в полное соответствие с Уставом РПЦ - по указанным выше причинам.

В связи с этим хотел бы сделать одно важное замечание: как только правовой контекст бытия УПЦ в Украине изменится, вновь потребуется вносить поправки и в Устав. Поэтому изменения, которые внесены в этот документ на последнем Соборе епископов УПЦ - далеко не окончательные! По сути, речь идет о плавной, но продолжительной эволюции данного документа.

Хочу также заметить, что в своей работе мы опирались, в первую очередь, конечно, на обновленный Устав РПЦ образца 2000-го года. Однако не только. В качестве вспомогательного материала привлекались также Уставы других Поместных Церквей, в том числе Элладской, Болгарской и Сербской. Я считаю наиболее ценным с богословской точки зрения Устав Элладской Церкви от 1977 года, потому что в его основу положены не просто юридические нормы, а хорошо продуманная и адекватно выраженная на юридическом языке православная экклезиология. В этом смысле Устав УПЦ - документ синтетический (надеюсь, не эклектический!), и для его создания привлекались различные источники.

Теперь к отдельным замечаниям. Прежде всего, что касается Киевской митрополии. Сказанное выше о «двуипостасности» УПЦ объясняет, почему так мало и, возможно, противоречиво сказано в Уставе о Киевской митрополии - именно потому, что она является искусственным формированием или придатком, призванным придать юридическую легитимность административному центру УПЦ. Поэтому все мы ждем момента, когда отпадет необходимость в этом аппендиксе, и вся УПЦ целиком получит юридическую легитимность. То, что звучит зловеще - я имею ввиду пункт о ликвидации митрополии, на деле является благом для Церкви. Лишняя иллюстрация того, как опасно оценивать происходящее в Церкви на основе эмоций и стереотипов! Авторы аналитического материала допустили ошибку, попытавшись провести аналогию между Киевской митрополией и Московской патриархией - у этих учреждений различный юидический и внутрицерковный статус. Киевская митрополия - это юридическое лицо УПЦ, в то время как органом, через который Предстоятель УПЦ управляет Церковью, является Управление делами, статус которого прописан наряду с другими каноническими подразделениями УПЦ.

Теперь к вопросу о Церковном суде. Вопрос сложный. Раскрою небольшой секрет. В проект Устава была включена отдельно разработанная глава о Церковном суде, которую в конце концов было решено пока не включать в окончательную версию Устава. Вернулись к старым нормам церковного суда, прописанным в уставе 1990 года. Поэтому, когда речь заходит о пунктах, касающихся церковного судопроизводства, возникает ощущение анахронизма - верное ощущение... Тем не менее, изъятая глава о церковном суде передана митрополиту Онуфрию для разработки соответствующего церковного положения. Пока могу сказать, что формирование положений Церковного устава о суде не завершено, и его ждет еще эволюционный, а может, и революционный процесс.

Позволю себе небольшой частный комментарий к следующему пассажу материалов относительно суда первой инстанции: «А вот здесь имеется досадная ошибка. Исчез первый пункт, усваивающий епархиальному совету права церковного суда первой инстанции». Мы сознательно ушли от того, чтобы право суда первой инстанции усваивать епархиальному совету во главе с назначенным архиереем клириком. Дело в том, что полнота судебной власти в Церкви принадлежит епископу и в принципе никому не может быть делегирована. Эта норма существует в уставах других Поместных Церквей. Поэтому я считаю досадной ошибкой, когда право суда осуществляет не непосредственно епископ, а стороннее лицо.

И еще один комментарий к следующему пассажу: «В новой версии Устава об управлении Украинской Православной Церкви нет расшифровки того, какие виды власти принадлежат Собору Украинской Православной Церкви и Архиерейскому Собору Украинской Православной Церкви. Что не добавляет Статуту ясности.» Имеется ввиду ссылка на законодательную, исполнительную и судебную власти. Эта ссылка в новой версии пропущена сознательно, потому что в Церкви нет разделения на три ветки власти. Это разделение является секулярной политической моделью власти и возникло как результат эволюции европейской политической мысли, в первую очередь благодаря трудам Монтескье. Поэтому в новой версии Устава говорится о полноте власти, что более соответствует традиционному пониманию церковной власти, принадлежащей епископу и собору епископов.

Что касается пожизненности Предстоятельства Главы УПЦ. По большому счету, идея пенсии для епископа по достижении возраста с точки зрения православной канонической традиции является нонсенсом. Основная задача епископа, в конце концов, не в том, чтобы выполнять административные функции, а быть «гарантом совершения евхаристии» - так это называют греки. И у греков, нужно сказать, отсутствует положение об обязательном уходе на покой для епископов по достижении определенного возраста. Тем более эта каноническая норма справедлива для Предстоятеля Церкви. К Предстоятелю данная норма относится a forteriori - это частный случай пожизненности епископского служения, усиленный особой ответственностью предстоятельского служения. Поэтому обвинения, которые прозвучали со стороны некоторых наших православных ревнителей по поводу данного пункта, основываются на чем угодно, только не на православном понимании епископского служения.

Я считаю совершенно надуманной проблему с возможностью избрания Предстоятелем УПЦ мирянина - в конце концов, избрание происходит не автоматически, а соборным разумом Церкви, выраженным через голос епископата, поэтому случайностей здесь быть не может.

Наконец, позволю себе небольшой вывод к материалам, аккумулированным на основе обсуждения в жж. Это заслуживающая уважения попытка разобраться в ньюансах украинского церковного законодательства, и такие попытки можно только приветствовать и всячески поддерживать. Тем не менее, хочется пожелать авторам иметь чуть больше внимательности и терпения, чтобы разобраться до конца в изучаемых ими вопросах, и не делать скоропалительных выводов. Следовало бы больше внимания уделить изучению, так сказать, гражданского законодательного контекста. Также не помешало бы время от времени вспоминать о богословском бэкграунде православного канонического права.