УКР РУС  


 Головна  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 96 відвідувачів

Теги
українська християнська культура педагогіка вибори 1020-річчя Хрещення Русі Мазепа Вселенський Патріархат Президент Віктор Ющенко монастирі та храми України церква і суспільство краєзнавство Доброчинність комуністи та Церква УПЦ КП шляхи єднання милосердя Митрополит Володимир (Сабодан) розкол в Україні конфлікти Церква і влада постать у Церкві Києво-Печерська Лавра секти автокефалія Священний Синод УПЦ церква та політика Церква і медицина Приїзд Патріарха Кирила в Україну Археологія та реставрація Ющенко Голодомор забобони іконопис Патріарх Алексій II діаспора Католицька Церква Церква і політика церковна журналістика Предстоятелі Помісних Церков молодь УГКЦ






Рейтинг@Mail.ru






Николушка



Матушка Людмила Овчинникова

Это имя женщина повторяет несколько раз, наклоняясь над ребенком. Пытается прервать его стремительное движение к алтарю. Ребенок ходить не может, на голове видны обширные шрамы, левая ручка согнута и не шевелится, а он то по-пластунски, то, поджав под себя парализованную ножку, подпрыгивая, забирается к аналою, крестится, что-то шепчет и прижимается головкой и ручонкой к иконе на боковине аналоя. В глазах защипало, и все вокруг расплылось. Больно...

Сердцу и душе больно за чужое горе. Таков монастырь, церковная служба необыкновенно располагают к сочувствию, пониманию чужой беды. Возле больного малыша появляются дети, по-видимому, сестрички и братик, и все дружной стайкой выстраиваются к Причастию. Мои малолетние внуки-сорванцы тоже в этой чреде.

Николушка необыкновенно общительный мальчик, и до выноса Чаши успевает кого-то взять за руку, погладить по голове, доверчиво прижаться щекой. Дети по-разному к нему относятся. Кто-то побаивается, а чистая душа, трехлетний Сема, широко раскрывает свои объятия, пятилетний Ефрем, вопросительно взглянув на меня, покровительственно подставляет свое плечо. После службы дети резвятся возле храма, такие разные, они быстро находят общий язык, а неговорящий Николушка умудряется всем все объяснить, и дети прекрасно его понимают. Моя совсем взрослая семилетняя внучка Ксения, прижимаясь ко мне, жалостливо смотрит на ребенка и шепчет: «Бабушка, что с ним? Как же Бог это допустил?»

Может, и остался бы ее вопрос без ответа, но каждая служба в монастыре являет чудо: вот Николушка, опираясь о стену, самостоятельно встал на ножки, вот, поймав руку священника, и опираясь на нее, идет к открытым царским вратам, останавливается, гладит священника по бороде и кланяется, кланяется, кланяется... Вот уже заработала левая неподвижная доселе ручка, и мальчик радостно машет ею, чтобы все видели это чудо. История этого мальчика изумляет и вразумляет, поэтому и рассказываю ее всем.

В монастырском храме восьмилетний мальчонка научился ходить

Стройная, 52-летняя моложавая женщина Надежда нежданно-негаданно оказалась бабушкой четверым детям. Правда, болящий восьмилетний Николушка и трехлетняя Лизонька ей (право, не поворачивается язык сказать это слово) не родные. И у Коленьки, и у Лизоньки есть родители. Но мать Коли лишена родительских прав, а отец так долго в бегах, что сам их лишился. Не лучше ситуация и у девочки, в общем, при живых родителях и родственниках дети - сироты.

Жила Надежда, как все. Бегала мимо храма, наспех крестилась, знала, что Бог есть, но в мыслях было: «Дай, Господи, силы, еще поживу, а потом приду». Как-то исповедовалась в Псково-Печерском монастыре. Двое ее детей уже семьями обзавелись, с мужем она давно рассталась, жила с мужчиной без росписи. Зачем, подумала, стану об этом батюшке говорить? Стыдно. А он сам завел разговор: «Живешь в блуде, а детям отвечать придется». Прошли тогда его слова мимо, не затронув душу.

Вспомнила только, когда дочь заболела, да у сына скорби пошли. Стала ко Господу обращаться, стала в церковь ходить, молиться, просить, чтобы научил, как жить по Его воле, а не по своей. Появилось ощущение, что Господь за руку взял и ведет. Дочь и сын с семьями как-то враз пришли в церковь, к Богу, телевизоры позакрывали, молитвословы в руках у них появились, болезни ушли, отношения наладились. Не знала, как благодарить Господа, и однажды взмолилась: «Господи, помоги мне ради тебя что-то сделать».

Вскорости в монастыре Иоанна Кронштадского одна женщина обратилась к верующим с просьбой помочь в уходе за ребенком из детского дома, попавшим в аварию. Выяснилось, что в автобус, который вез детдомовцев с Новогодних празднеств, врезался КАМАЗ, погибли все, кроме Николушки. Был он в тяжелейшем состоянии: голова раздавлена, искалечена нога. Для кормления его через зонд и присмотра за ним требовались добровольцы. Отозвалось много людей, но без специального медицинского образования врачи ухаживать за ним не разрешили. Надежда договорилась с сестрами милосердия из сестричества святой мученицы Татианы.

Недель через семь-восемь, после первой операции, когда удалили раздавленные части мозга и кости, возникла большая гематома. Николушка был так слаб, что о второй операции речи быть не могло. Ведь требовалась двухсторонняя трепанация черепа, подсадка донорских костей. Хотя ребенок был еще очень тяжел, его выписали по месту жительства, т. е. в больницу детского дома. «Что бы вы посоветовали в подобном случае своему ребенку?» - напрямик спросила Надежда лечащего врача. И он ответил: «Домашний уход». Нужно отдать доктору должное, на свой страх и риск, он доверил Николушку Надежде без каких-либо формальностей. По бюрократическим меркам у нее и по сию пору никаких документов на Николушку нет, даже инвалидность не оформлена.

Работала она тогда на трех работах, чтобы оплачивать двух сиделок. Уход, массаж, ежедневные ванны сделали свое дело, через две недели врачи решили, что он готов к операции: не только на голове, но и на ножках (требовалось удалить специальный штырь на раздробленной голени).

В больнице мальчика окрестили. Ночь после крещения (а это было Надеждино дежурство) была необыкновенно тяжелой. Ребенок метался, рычал, вздувались жилы на голове, как канаты. Перед операцией Надежда съездила в Псково-Печерский монастырь к отцу Иоанну Крестьянкину, попросила его помолиться за малыша. Операция длилась шесть с половиной часов. Все это время она, по благословению батюшек, читала Евангелие. Операция прошла успешно, но приговор врачей был суров: жить будет, но развиваться не будет, так как нарушен двигательный центр и практически, удален речевой. Это означало - растительное существование, даже ходить будет под себя.

Сидит как-то Надежда с сестрами возле его кровати, скорбит, и вдруг одна из сестричек говорит: «Какие мы глупые, что только врачей слушаем, ведь Господь всем управляет. Может, попробуем Николушку к горшку приучить?» Когда смотрят, Николушка согласно головой кивает. С тех пор он свой особенный язык изобрел. Жестами все может выразить. Было чему подивиться. Крестили мальчика в больнице, до этого вряд ли он когда-либо в церкви был, но только шевелиться начал, неуверенно рукой ко лбу тянуться стал. Думали, показывает, что голова болит, а потом разобрались, это он креститься пытается.

Первая его Пасха прошла в Иоанновском монастыре. Всю ночь Надежда с ним на службе стояла, и после причастия он неожиданно улыбнулся. Столько радости было! Принесли мальчика домой: спокойный, судорог нет, вид умиленный. До этого приходилось вместе с ним спать, чтобы не пропустить начинающуюся судорогу и облегчить ее. Надежда видела, что каждое посещение церкви облегчает его страдания, а самое главное, у мальчика большая потребность молиться: он гладит иконы, целует их, крестится, кланяется. Часто даже незнакомому человеку показывает жестами: «Я молиться за тебя буду!» Кто-то ругает своего сорванца в присутствии Николушки, а он креститься начинает - молится, значит, за незнакомого мальчика. Во время Литургии он поет, без слов, но поет.

Господь помогает...

Смотришь на Надежду - простая русская женщина, ничем не примечательная, разве что глаза светлые и радостные, и не верится, что на попечении у нее калека, чужие дети, а она еще и счастлива при этом. На вопрос, как сподобилась она взвалить на себя такое бремя, отвечает: «Мне мой духовный отец сказал: «Не думайте, что Вы нужны Коле - это Коля нужен Вам». Я когда в больнице этого мальчика увидела, очень испугалась, брезгливая была, больных боялась. А еще страх был, что не справлюсь, его же любить нужно! Но Господь все управил, откуда только физические силы взялись! Сама удивляюсь, бывало, всю Литургию на руках его держу, а ведь до этого немощная была, как что - радикулит, болела часто. Но самое главное, Господь дал Любовь. Ведь Он все может, только проси.

Когда приехала забирать Николушку из больницы, ей предложили еще и девочку взять брошенную, Лизоньку: врожденное косолапие, на коленях передвигается. Две операции малышке сделали - и теперь за ней не угонишься. Кстати, у Лизы есть мать, дедушка и бабушка. Но образ жизни их таков, что вряд ли в этой семье уместно находиться ребенку. По доверенности от Лизиной матери растит Надежда малышку, не получая ни копейки помощи ни от государства, ни от родных девочки. Откуда же средства берутся на содержание детей? «Господь помогает», - отвечает Надежда. Как-то массаж нужен был Николушке, испросила она благословения у батюшки объявление в церкви повесить. И вскоре женщина пришла, Ольга, на девятый день по бабушке панихиду отслужить. Увидела объявление - предложила помощь. Ольга тоже человек поразительный. Потеряла всех своих близких, но не обозлилась, полна любви. Она не только взяла содержание детей на себя, но часто приходит к ним поиграть, пообщаться.

Вообще все, кто так или иначе соприкасается с Николушкой, непременно приходят к Господу, кардинально меняют свою жизнь. Врачи предрекали, что мальчик будет агрессивным, неуправляемым. Ничего подобного, Николушка незлоблив, независтлив, кроток. Как-то по объявлению пришла к нему массажистка - женщина 29 лет. У нее муж был, трое детей, но бросила она их ради одного мужчины. Когда она увидела Колю, пообщалась с ним, пришло понимание, что жизнь не так складывается. Пришла в храм, исповедовалась, причастилась, а после вернулась к мужу, к детям. Супруги обвенчались и зажили счастливо. Или другая история. У женщины сын попал в аварию, болеет. Под впечатлением встречи с Колей, взяла ребенка из детского дома, теперь у сына есть братик, и они вместе счастливы.

Здесь, в Топловском монастыре, левая ручка у Николушки заработала, включилась  левая нога, теперь он хорошо голову держит, у стены поднимается, может пройти 9-10 шагов самостоятельно и с поддержкой - метров 200. Мальчик регулярно причащается, окунается в источниках.

- Я благодарна Николушке, - говорит Надежда, - за то, что он дал мне возможность быть с Богом. После Коли, мне все равно как жить, лишь бы быть с Господом. Господь дал крест, дал силы его нести, и любовь дал.

Я смотрю вслед удаляющемуся семейству (Надежда толкает коляску с Николушкой, старший внук Сергей помогает переехать канавку, Маринка ведет за руку Лизоньку) и думаю: сколько столетий величайшие умы человечества ломали голову над тем, как улучшить общество! Спартанцы убивали слабых и больных новорожденных, нацисты по форме черепа отбирали самых достойных, мы в недалеком прошлом убирали с глаз долой калек, нищих, убогих. Вдумайтесь в смысл последнего слова - у Богих. Да ведь их нам посылает Господь, чтобы мы научились добру и любви. Каждый больной, калечный, немощный - это Господня задача тебе, мне, каждому. Так какую же оценку мы получим у Господа в школе жизни?

 

За предоставленную публикацию выражаем признательность журналу "Начало" г. Днепропетровск.