УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 64 відвідувачів

Теги
УГКЦ Мазепа Священний Синод УПЦ Президент Віктор Ющенко вибори милосердя УПЦ КП шляхи єднання Доброчинність монастирі та храми України краєзнавство українська християнська культура церква та політика розкол в Україні автокефалія Предстоятелі Помісних Церков Церква і політика педагогіка конфлікти діаспора Церква і медицина Києво-Печерська Лавра забобони Митрополит Володимир (Сабодан) церква і суспільство Патріарх Алексій II 1020-річчя Хрещення Русі постать у Церкві Вселенський Патріархат Археологія та реставрація Приїзд Патріарха Кирила в Україну іконопис секти комуністи та Церква молодь Голодомор Ющенко церковна журналістика Католицька Церква Церква і влада






Рейтинг@Mail.ru






«Русичи» (Севастополь): Русский Златоуст. Архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий (Борисов)



«Русичи» (Севастополь), А. Лопухин, 22 мая - 11 июня 2007

Среди сонма славных иерархов минувшего века навсегда останется имя архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия (Борисова Иоанна Алексеевича), который просиял звездой первой величины на небосклоне нашей церковной истории XIX века. Он был всесторонним ученым-богословом, во многих отношениях опередившим свое время, блестящим проповедником - русским Златоустом, пленявшим сердца людей, и самоотверженным пастырем, готовым полагать душу за паству свою.

Окончив Орловскую Духовную семинарию первым студентом, он поступил в Киевскую Духовную Академию, и там, в кругу избранных, даровитых юношей, он осознал свои необыкновенные дарования, стал дорожить ими, почувствовал жажду благородного соревнования и с увлечением отдался наукам, так что нередко целые ночи проводил за книгами. Справедливость требует заметить, что в академии Иван Борисов более сам образовал себя чтением, размышлением и упражнением в сочинениях, нежели через лекции наставников. С захватывающим интересом поглощая целые книги от начала до конца, даже целые системы философов, он, как это замечается у многих даровитых воспитанников, обыкновенно делал конспекты прочитанного и нередко записывал их в конце книг. Все это чрезвычайно развивало его восприимчивый ум, и его обширные познания высоко ценились товарищами, которым он, по их просьбе, нередко излагал и раскрывал учение того или другого философа так ясно, легко и подробно, что изумлял всех и совершенно затмевал лекции профессоров. Особенное значение он придавал сочинениям, над которыми работал с увлечением. Обдумав предмет всесторонне, он затем писал сочинение прямо набело. Через два-три дня он пересматривал написанное, и если оно почему-либо не удовлетворяло его, писал другое сочинение на ту же тему, иногда и третье, чтобы подать наставникам то, какое сам считал наилучшим. Этим он приобрел навык писать с такой стройностью и блеском, которыми отличаются вообще его произведения. В высшем (богословском) отделении Борисов особенно усердно занимался составлением проповедей, и в нем все более и более раскрывался тот блестящий проповеднический дар, который сделал из него русского Златоуста. Огромное влияние на него оказали, конечно, и творения величайшего из великих проповедников, самого св. Иоанна Златоуста. Все это предвещало в нем необыкновенного проповедника, каким он и стал впоследствии.

Окончив курс академии 23-летним юношей со степенью магистра, Борисов вступил на поприще педагогической деятельности. Тут он сразу обратил на себя внимание начальства своими необыкновенными дарованиями и через семь месяцев был назначен ректором Александро-Невского духовного училища, где принял монашество с именем Иннокентия и был рукоположен в иеромонаха. В аудитории перед жаждущими знания юношами он чувствовал прилив необыкновенного вдохновения. Профессорская кафедра под ним превращалась в трибуну, и он увлекал студентов вдохновенной речью, которая "из уст его вещих сладчайшею меда лилася". Лекций он не любил писать, видя в этом обузу для своего склонного к широким и вольным полетам ума, а свой предмет излагал наизусть, с жаром, с воодушевлением, живой, свободной, часто разговорной речью, но всегда изящной, общепонятной и чуждой всякой напускной учености, которая старается прикрыть свое внутреннее убожество велемудрой фразеологией. Светлость и нередко оригинальность взгляда на важнейшие вопросы науки, быстрота и проницательность ума, непобедимая диалектика и близкое знакомство с современным состоянием не только богословия, но и философии на Западе - таковы были отличительные черты преподавания архимандрита Иннокентия.

В 1830 году, уже будучи доктором богословия (1829 г.), он назначен был на должность ректора родной Киевской Академии. Десятилетие, в течение которого ее возглавлял архимандрит Иннокентий, справедливо может быть названо самым блестящим периодом ее истории. Замечательна еще для того времени та особенность во взглядах Иннокентия на образование, что он, сам человек всесторонне развитый, желал, чтобы и студенты Духовной Академии не замыкались в узкий круг своего специального предмета, неизбежно отчуждающий от живой действительности. Он советовал им, не ограничиваясь кругом дисциплин, преподававшихся в Академии, заниматься чтением книг и по другим наукам, например, по астрономии и естественной истории - совет, который и доселе еще не нашел себе прав гражданства в нашей духовной школе.

Поистине, к нему более, чем к кому-либо, применимо название русского Златоуста, как и величали его слушатели-современники, съезжавшиеся послушать его со всех сторон, нередко издалека. "Я удивляюсь, - говорил он однажды студентам, замеченным в праздности, - как вы не дорожите временем и мало делаете; в прошедшую сырную неделю и первую неделю Великого поста я написал около 80 листов!". Следовательно, по 40 листов в неделю, почти по 7 листов каждый день, кроме воскресенья, и это в недели, занятые еще молитвами и богослужениями! Святитель Иннокентий всегда был устремлен в будущую целостную педагогику, соединяющую ум и сердце, внешнюю образованность, "светскую" с духовным воспитанием, он чутко чувствовал бег времени и историчность своего служения.

С 1840 г. началось новое поприще в служении знаменитого иерарха - в качестве епархиального архиерея. Повсюду (в Вологодской, Харь-ковской и Херсонской епархиях) оставлял по себе добрую славу мудрого администратора, неутомимого проповедника и просветителя. В тяжкую годину Крымской кампании он решил лично появиться среди доблестных защитников Севастополя и влить в них своим пламенным архипастырским словом новое мужество. И его посещение многострадального Севастополя представляет собой поистине небывалую картину в истории.

Когда он переправлялся в Севастополь с северной стороны бухты на южную, где кипел самый отчаянный бой, неприятельские ядра полетели в его катер, одно ядро упало у кормы, а другое у носа катера, и только каким-то чудом он уцелел. И затем среди ужасов разрушения великий святитель священнодействовал, благословлял и воодушевлял измученных борьбой героев на новые подвиги за Веру и Царя! Какой еще нужен пример пастыря, полагающего душу свою за овец своих!

Таков был Иннокентий Херсонский. Он был поистине одним из великих духовных светил нашей церкви XIX века. Да будет же священна его память и для нас; мы можем черпать в истории его жизни силу и бодрость для неустанного служения Церкви и Отечеству.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.