УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 53 відвідувачів

Теги
Президент Віктор Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) шляхи єднання українська християнська культура УГКЦ Церква і політика іконопис краєзнавство Вселенський Патріархат вибори Києво-Печерська Лавра автокефалія 1020-річчя Хрещення Русі молодь Голодомор Священний Синод УПЦ конфлікти Патріарх Алексій II Доброчинність Археологія та реставрація Ющенко милосердя забобони розкол в Україні Приїзд Патріарха Кирила в Україну Мазепа церковна журналістика Католицька Церква Церква і медицина Церква і влада діаспора монастирі та храми України постать у Церкві педагогіка секти церква та політика комуністи та Церква Предстоятелі Помісних Церков церква і суспільство УПЦ КП






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): Быковня: материализация исторической памяти



«Зеркало недели» (Украина), Юрий Шаповал, 19 — 25 мая 2007

Поселок на северо-восточной окраине Киева под названием Быковня - это символ бесчело­вечности, несправедливости, смерти. Именно здесь в 1937-1941 годах осуществлялось мас­совое захоронение людей, репрессированных и казненных органами НКВД в Киеве. Быковня - это символ того, как трудно пробивала себе путь к свету правда. Ведь власть в УССР слишком долго замалчивала ее и откровенно лгала о том, что произошло в Быковне на самом деле. Наконец, в 1990-х Быковня постепенно начала превращаться в место безобразного соревнования представителей «национально-демократических» сил за то, кто на самом деле «первый» в Быковне, кого следует допускать сюда вместе с государственными деятелями, а кого - нет. Слышите, вы, бесперспективные провинциалы и интеллектуальные аутсайдеры, остановитесь! Национальная память и мемориалы - это не способ делать карьеру, особенно на костях жертв.

Ну а теперь собственно о жертвах. Официально строительство специальной зоны для тайного захоронения началось по решению Киевского городского совета от 20 марта 1937 года. Вот оно, это коротенькое решение: «Об отводе и отмежевании земли для спецнужд. Проект постановления утвердить...» С того времени тайно реализовались «спецнужды», то есть в Быковне систематически хоронили уничтоженных жертв коммунистического режима. Но несмотря на секретную обстановку и высокий забор, которым обгородили место погребения, местные жители кое-что поняли. Один из свидетелей вспоминал: «Видел построенный зеленый забор мет­ра два высотой. Потом возле забора начали строить деревянный домик, его строили местные мужчины, а среди них мой отец. Я бегал к этому домику... На дороге, которая вела к воротам этого забора, увидели кровавые пятна. Эти пятна видели многие, но боялись об этом говорить. Машины, покрытые брезентом, приезжали только под утро каждую ночь. Это продолжалось до начала войны».

Даже дольше - почти до появления немцев в Киеве. Уже потом найдутся документы, которые подтвердят: с 1939-го по 18 сентября 1941-го тайное кладбище НКВД приняло тела 2563 жертв. В Быковнянском лесу летом расстреляли 89 военнослужащих, дезертировавших из Красной армии. А сколько их там всего, этих жертв коммунистического террора, до сих пор точно не известно.

Впервые о захоронениях в Быковне написал Петер А.Кольмус в статье «Убийства ГПУ также и в Киеве» («GPU-Morde auch in Kiew») в газете Berliner Boersen-Zeitung 29 сентября 1941 года. Ясное дело, написал не из-за любви к украинцам, а с целью очередной раз заклеймить коммунизм и его политику. 8 октября того же года газета «Українське слово» (которая выходила во время немецкой оккупации в Киеве), а 14 октября 1941-го газета «Краковские вести» вернулись к теме Быковни, сообщая, что здесь захоронены жертвы большевистского тер­рора. К тому времени серьезные основания для этих утверждений были: немцы провели первые раскопки, в результате которых на глубине в полметра были найдены обезображенные человеческие тела. Дальнейшие раскопки на достаточно большой площади доказали, что здесь второпях похоронили узников киевских тюрем, которых расстреляли после начала войны. Немцы не просто осуществили раскопки - они попытались увековечить память жертв, однако на установление памятного знака времени (по общеизвестным причинам) не хватило.

Теперь уместно вспомнить жителя поселка Быковня Семена Дембов­с­кого. Это ему принадлежат воспомина­ния о том, что произошло после отступления Красной армии в сентябре 1941-го из Киева. Тогда, по его словам, люди бросились за зеленый забор, начали искать ценности, но обнаружили кладбище. Дембовский знал, что говорил (поскольку он это видел), однако власти были не нужны такие сви­детели. В марте 1945 года Дембов­ского осудили на 10 лет лишения свобо­ды, обвинив в том, что он «с приходом немецких оккупантов сообщил и указал им на выдуманное кладбище НКВД...»

Слово «выдуманное» здесь ключевое. Коммунистическая власть приняла решение не подтверждать «неудобные» для нее факты уничтожения людей. Действовали так же, как и в Виннице, где немцы в 1943 году, опираясь на свидетельство очевидцев, начали расследование и раскопки могил. Международная комиссия экспертов, приглашенная немцами в Винницу, 13-14 июля 1943-го эксгумировала тела из 66 могил. Было найдено 9439 убитых, в большинстве своем «фирменным» чекистским выстрелом в затылок.

Однако «альтернативная» государственная комиссия под руководством академика Бурденко утаила правду о том, кто и кого расстрелял в Виннице на самом деле, утверждая, что речь идет о могилах жертв нацистов. Такую же линию поведения избрала и Киевская областная комиссия содействия Государственной комиссии по установлению и расследованию фактов преступлений немецко-фашистских захватчиков. Она объявила: в Быковне захоронены жертвы нацистов. И это касалось 19-го и 20-го кварталов Днеп­ровского лесничества Дарницкого лесопаркового хозяйства, где лежали жертвы энкавэдистов.

Привлечь внимание к Быковне попытались те, кого принято называть шестидесятниками, однако попытки эти, естественно, не могли быть удачными. Между тем местные жители самовольно начали делать раскопки, разыскивая в захоронениях ценности.

В 1971-м на месте захоронений начала работать Правительственная комиссия по расследованию преступлений, осуществленных гитлеровцами в районе Днепровского лесничества. Возглавил ее министр внутренних дел Иван Головченко. Если вы обратили внимание на название комиссии, то не удивитесь, что она завершила свою работу выводом: в Быковне захоронены люди, уничтоженные нацистами. Всего пять дней работала комиссия, но «свою правду» установила и обнародовала. С этой НЕправдой Украина дожила до горбачевской «перестройки». В течение этого времени, деликатно говоря, «золотоискатели», а на самом деле мародеры и всяческая бессердечная сволочь продолжали свое дело, занимались коммерческой некрофилией.

Лишь двадцать лет назад, в 1987-м, правда о быковнянской трагедии начала приоткрываться под давлением общественных инициатив. Была создана новая Государственная комиссия во главе с министром внутренних дел УССР И.Гладушем, которой поручили обследовать участки местности, где обнаружены останки погибших. Вскоре в средствах массовой информации появились сообщения о том, что в Быковне размещался фашистский концлагерь, в котором погибали советские люди. Формальным поводом для такого вывода было то, что в четырех с половиной километрах от захоронений, созданных НКВД, в 1941-1943 годах существовал Дарницкий лагерь военнопленных, где немцы уничтожали красноармейцев. В мае 1988-го в Быковне открыли санкционированный властями памятник, на центральном камне которого было выбито «Вечная память. Здесь похоронены 6329 советских воинов, партизан, подпольщиков, мирных граждан, замученных фашистскими оккупантами в 1941-1945 гг.».

Однако в течение 1988 года появились новые публикации, раскрывавшие правду о быковнянской трагедии. Очень хорошо помню, что большой резонанс имели статьи Сергея Киселева «Тайна Быковнянского леса», «Архипе­лаг Быковня», «Еще раз о Быковне» в мос­ковской «Литературной газете», «Тайна дарницкой трагедии» Александ­ра Швеца и «Разве только Быковня?» Юрия Прилюка в газете «Вечерний Киев».

После этих публикаций, а также пос­ле инициатив созданного историко-просветительского общества «Мемо­риал» власть была вынуждена реагировать. В декабре 1988 года появилось рас­поряжение Совета министров УССР о дополнительном изучении Правительственной комиссией обстоятельств и документов, связанных с массовыми захоронениями около поселка Быковня. В конце концов было возбуждено уголовное дело и проведены экспертные исследования (чего ранее не делали). Комиссия под давлением фактов и свидетельств очевидцев (которые наконец заговорили в полный голос) признала, что в Быковне захоронены жертвы коммунистических репрессий. Как говорилось в одном из официальных документов, «в апреле 1989 года во время следствия обнаружены и изъяты предметы с личными признаками, надписями, гравировкой и другими особенностями, по которым удалось установить конкретных расстрелянных лиц, обнаружить и изучить сотни архивно-уголовных дел относительно жертв массовых репрессий довоенных лет, которые в то время были расстреляны в г. Киеве и захоронены в 19-20-м кварталах Днеп­ровского лесничества вблизи п. Быковня».

11 июля 1989 года в прессе появилось сообщение о завершении работы комиссии, в котором было названо количество захороненных жертв - 6783. По мнению некоторых авторов, эти данные неполные. А дальше идет уже определенная игра. «Национально сознательные» авторы утверждают, что в Быковне захоронено не менее 100-150 тысяч человек. А «национально несознательные»... Впрочем, что с них взять? Они и о Голодоморе начала 1930-х говорят, что там «только» 4-4,5 миллиона умерло, тогда как для «правильных» публикаторов-патриотов ничего не стоит 7-10-12 миллионов назвать. Впрочем, это другая тема. Вернемся к Быковне.

Итак, после упомянутого сообщения в июле 1989-го надпись на камне в Быковне сбили, остались слова «Вечная память». 10 мая 1990 года в Быковнян­ском лесу установили большой дубовый крест, в июле того же года рабочие одного из предприятий города Бровары установили на обочине шоссе полуторатонную панель с надписью «Могилы репрессированных - 1 км».

По распоряжению президента Украины Леонида Кучмы от 11 августа 1994 года началось создание мемориального комплекса. Впрочем, распоряжение выполнялось формально. Не был определен статус мемориала, не была организована его охрана и тому подобное. Сам президент Леонид Кучма, кстати, ни разу в Быковне не побывал. Не доехал. Наверное, из-за чрезвычайной занятости. Зато сюда доехал тогдашний премьер-министр Украины Виктор Ющенко. И вот Ка­бинет министров Ук­раины 22 мая 2001 года издал поста­новление «О создании Го­сударственного историко-мемориального заповедника «Биківнян­ські могили» с отнесением его к сфере управления Киевской городской государственной администрации.

В мае 2005 года президент Украины Виктор Ющен­ко подписал указ «О дополнительных мероприятиях по увековечиванию памяти жертв политических репрессий и голодоморов в Украине». Указ предусматривал комплекс мероприятий, в том числе придание Государственному историко-мемориальному заповеднику «Быковнянские могилы» статуса национального.

С тех пор как появился мемориальный комплекс, каждый год в мае в Быковне собираются люди. Потомки и непотомки репрессированных. Все, для кого Быковня - понятие, которое никогда не следует забывать. Если Украина действительно стремится быть демократическим государством. Да и государством вообще.

С Быковнянской трагедией до сих пор не все понятно. Понятно другое: изучение ее истории следует интенсифицировать. И ни в коем случае это исследование нельзя отдавать в руки людей заангажированных, тех, кто знает правду наперед. Это касается карьеристов, объявляющих себя хранителями «национальной памяти», историков-националистов и просто примитивных комментаторов-спекулянтов.

Это касается и наследников прежде мощного и известного своими минорными традициями КГБ. Как известно, в России при правлении Владимира Путина достигнуты реальные успехи в борьбе с открытостью архивов. В Ук­раине, где в конце 1980-х - начале 1990-х годов, учитывая появление во властных структурах бывших клиентов «конторы глубокого бурения» (а именно так иронически расшифровывали когда-то аббревиатуру КГБ), было уничтожено или передано «в центр» много важных документов, без знания которых крайне трудно понять истоки, причины многих событий, судьбы многих людей. Более того, сейчас мы наблюдаем самое худшее, что могло произойти: написание истории преступлений, связанных с деятельностью ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ, постепенно перетягивают на себя... сотрудники спецслужбы, перекрашенной, но не реформированной радикально после августа 1991-го СБУ. И сейчас нам с телеэкранов со слезой на глазах историки-полковники (или наоборот) рассказывают, например, о том, каков был урожай в 1932 году, как плохо, когда устраивают голодомор, репрессируют «простых людей» etc. Поскольку спецслужба - структура клановая, в ней работают поколениями (деды, отцы, дети, внуки и т.д.), все это попахивает чекистским театром, неискренностью, бесперспективностью в попытках постичь, кем и чем на самом деле были те, кто во времена СССР обеспечивал политику Кремля в Украине. Это невозможно сделать без привлечения независимых экспертов и специалистов, в частности, ведь «историки» из СБУ легко могут исповедовать селективный подход к источникам (под претекстом сохранения тайны) и даже выбирать из этих источников фрагменты, которые «можно» обнародовать, оставляя те, которые «нельзя».

...24 июня 2001 года в рамках визита в Украину Быковню посетил Папа Иоанн Павел ІІ. Упоминанием об этом неординарном Папе Римском и завершу. Есть у Иоанна Павла ІІ последняя его книга, которая называется «Память и идентичность». Там много интересного, но среди прочего выделяется раздел «История». Папа утверждал: «Нации, как и отдельные индивиды, одарены исторической памятью... Люди пишут историю того человеческого сообщества, к которому относятся... Эти истории наций, объективированные и зафиксированные письменно, являются одним из важнейших элементов культуры - элементом, который является решающим для идентичности нации в измерении времени».

Быковня крайне важна в поисках нашей идентичности. Помните об этом всегда. А пока что... Спрашиваю у коллег, друзей, знакомых (людей не малограмотных), бывали ли они хоть раз в Быковне. И довольно часто слышу такое: «Быковня? А где это?» На эти вопросы у меня всегда такой ответ: «Недалеко. В памяти тех, кто еще способен помнить".

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.