УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 54 відвідувачів

Теги
Мазепа Патріарх Алексій II монастирі та храми України Митрополит Володимир (Сабодан) секти іконопис церква і суспільство Археологія та реставрація Церква і влада Києво-Печерська Лавра шляхи єднання Предстоятелі Помісних Церков краєзнавство Священний Синод УПЦ комуністи та Церква Президент Віктор Ющенко конфлікти Церква і медицина Доброчинність українська християнська культура діаспора педагогіка Ющенко розкол в Україні УПЦ КП Вселенський Патріархат милосердя Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і політика забобони церковна журналістика вибори молодь Католицька Церква Голодомор 1020-річчя Хрещення Русі постать у Церкві автокефалія церква та політика УГКЦ






Рейтинг@Mail.ru






«Газета 24» (Украина): Баталов: "Меня можно сравнить с мамонтом, который оказался в XXI веке"



«Газета 24» (Украина), Оксана Савченко, 28 марта 2007

24: Алексей Владимирович, для вас творческие вечера - это способ вернуться в прошлое или напомнить современным людям о Людях, которые повлияли на духовную историю человечества?
Алексей Баталов: У меня была фантастическая жизнь - абсолютно не по моим требованиям и стараниям. Бог дал мне возможность увидеть людей, которые сегодня являются украшением истории и искусства такой огромной и многострадальной страны как Россия. Благодаря маме, актрисе МХАТа, Нине Ольшевской и Виктору Ардову, моему отчиму, писателю, я имел возможность общаться с Анной Андреевной Ахматовой, знать, что к нам приходил Михаил Булгаков, жить в одном подъезде с Осипом Мандельштамом. Я видел его, когда был в детском саду. Мы жили на первом этаже первого писательского дома в Москве, а он на верхних этажах в том же подъезде. Все они, несмотря на выпавшие на их долю чудовищные испытания, были по-настоящему цельными натурами, всегда оставались самими собой. И раз Бог мне дал дожить до этого времени, я всеми силами хочу, ничего не рассказывая о себе, рассказать об этих великих людях. А ведь как красиво сейчас все называется - Серебряный век. В действительности он должен называться Век за колючей проволокой!

Существует письмо Ахматовой к Сталину, где она буквально умоляет его о помиловании своей семьи. Как, по-вашему, почему талантливые личности вынуждены изменять себе и попадать в унизительные ситуации?
Такое время. Понимаешь, она всю жизнь, каждый день, хлопотала за Леву (сын Гумилева и Ахматовой - Прим. авт). То так ей советовали поступить, то этак. Его же не один раз арестовывали, а много, 15 лет отсидел в общей сложности. Это была ее постоянная ежесекундная боль. И вот только за это советскую систему можно возненавидеть сразу и навсегда. Чудовищная пора была в судьбе России, и она, к сожалению, сейчас повторяется.

Кто из нынешних молодых по масштабности может сравниться с этими людьми?
Видно, конечно, потом. Люди не склонны признавать своих гениев при жизни. Так было всегда и везде. В Европе так и вовсе позор - сто лет немцам понадобилось, чтобы сообразить, кто такой Бах. А как современники не распознали Леонардо да Винчи?! Наверное, так человек устроен - ему нужна временная дистанция, чтобы понять, кто изобрел вертолет.

Вы не снимались в кино 25 лет. Почему?
Для того, чтобы сделать что-нибудь стоящее в нашем ремесле, очень важно кто находится рядом с тобой в этот момент. На актера влияет все: начиная от плохо сшитого костюма и заканчивая неправильно поставленным светом. И поэтому только когда вас окружают единые по крови люди, можно надеяться на то, что ваша игра будет выглядеть неподдельной.

Кто из ныне живущих является для вас близким по духу?
Да все старенькие уже. Мое время уехало. Таких близких людей, какими были для меня Иосиф Хейфиц (режиссер, "Дело Румянцева", "Дама с собачкой") или Сергей Урусевский (кинооператор, "Летят журавли", "Сельская учительница"), почти не осталось. Я ведь даже снимался у одного из зачинателей советской операторской школы Андрея Москвина, который работал с Сергеем Эйзенштейном.

Что понравилось из последнего, виденного вами в кино?
"Остров". Вот это да! И как там замечательно играет молодой актер.

Вы о Петре Мамонове? Но ему уже за пятьдесят!
Ну и что! Но не сто пятьдесят! Мне Мамонов дорог в этой роли, потому что я не могу найти - где он играет. Ощущение такое, что он не актерствует, а живет в фильме.

В книге "Судьба и ремесло" вы пишете о том, что Паустовский сжег "книгу, в которой поместились бы раздумья, наблюдения, опыт всего пути". Приходилось ли вам уничтожать свои записи?
Ничего я не сжигал, потому что не писал. Знал, что если запишу что-то недозволенное, обязательно донесут. Все же кругом было прозрачно. На "Ленфильме" в свое время поймали девчонку-машинистку, которая подрабатывала тем, что для самиздата печатала Хемингуэя. Слава Богу, тогда все хорошо закончилось, ее не посадили.

Вы как режиссер сделали три фильма ("Шинель", "Три Толстяка", "Игрок"), а почему не снимали больше?
Мне не давали снимать то, что я хотел. А то, что они хотели, меня не интересовало.

А что от вас хотели?
Да много чего. Я никогда не был членом партии, отказался играть Ленина. Только сейчас все это - рупь сорок, пятьдесят туда - восемьдесят сюда. А тогда... Помню в 1954 году я приехал в Киев играть революционера Павла в фильме "Мать", который снимал Марк Донской - всемирно известный постановщик именно горьковских фильмов. В Киеве я был впервые и, конечно, сразу побежал в Лавру, поклониться нашим отцам. Случайно, чудом, попал в церковь, где шла служба. Отстоял службу, с такой радостью вышел - день прошел не зря. Но на следующий день один партийный товарищ мне заявил: "Вас видели в церкви, вы понимаете, что вы делаете?! Вы же играете революционера! Какой пример вы подаете людям!". Только нынешним людям - которые воспитаны на дрыгающемся телевизионном мире, где позволительно ругаться матом и про каждую женщину говорить как про корову "ты смотри, какая у нее грудь!" - трудно объяснить, что это такое - наше время, когда должны были говорить полушепотом.

Недавно вас избрали президентом Российской академии кинематографических искусств "Ника". Думаете, у вас получится помочь нуждающимся актерам?
Ничего толком сделать в этой "Нике" я не смогу, но это объединение людей, с которыми прошла моя жизнь. Конечно, по мере сил буду стараться помогать тем, кому нужна поддержка. Нельзя медлить с помощью, откладывать! Порой нужно так мало, чтобы свершилось невероятное. Самое главное происходит всегда на уровне человеческом, а не глобально-государственно-космическом.

Ну, сейчас народ в основном с интернетом общается...
Интернет, равно как и телевидение, - этакая масштабная помойка, где среди груды мусора можно случайно найти и подлинное антикварное колечко. Но во всемирной паутине отсутствует система, нет никаких гарантий, что ты, идя в заданном направлении, обязательно попадешь в красивый лес. И кстати, еще Лев Николаевич Толстой это предвидел, заметив совсем по другому поводу, что с возникновением книгопечатания уровень того, что пишут в литературе, значительно упал, появились сомнительные рассказы. Это же можно сказать и об интернете. К сожалению, любые изобретения мгновенно попадают в зону зла. Такова судьба человечества, так оно движется. И жаль, что интернет далеко не библиотека.

Вы до сих пор преподаете во ВГИКе. Как, по-вашему, чему в первую очередь надо учить студентов?
Ни в какое учение я не верю. Меня никто не учил. Если передо мной человек разглагольствует о добром и вечном, а затем толкает женщину - значит, мне уже наплевать на все то правильное, о чем он говорил. Словами научить нельзя, надо только быть. Анна Андреевна Ахматова никак меня не воспитывала, единственное, что она могла сказать: "Вы так думаете?". Но говорила она так, что было ясно - я не прав. Кто способен понять, поймет без слов. В Нагорной проповеди именно об этом и сказано: "имеющий уши - да услышит".

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.