УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 66 відвідувачів

Теги
церковна журналістика монастирі та храми України Церква і медицина Києво-Печерська Лавра іконопис Священний Синод УПЦ Президент Віктор Ющенко краєзнавство конфлікти українська християнська культура УПЦ КП постать у Церкві церква та політика Ющенко УГКЦ діаспора вибори комуністи та Церква церква і суспільство милосердя Археологія та реставрація забобони Приїзд Патріарха Кирила в Україну педагогіка Митрополит Володимир (Сабодан) секти Доброчинність молодь автокефалія розкол в Україні Церква і політика Голодомор Мазепа Патріарх Алексій II шляхи єднання Вселенський Патріархат Церква і влада Предстоятелі Помісних Церков 1020-річчя Хрещення Русі Католицька Церква






Рейтинг@Mail.ru






«Майдан» (Украина): Крымские татары: ассимиляция, исламизация или интеграция?



«Майдан» (Украина), Андрей Кириллов, 15. 08. 2007

К сожалению, на сегодня в Украине не проводится комплексных исследований положения крымских татар (или эти исследования неизвестны широким кругам), и для того, чтобы представить развитие крымскотатарского народа на ближайшие 10-15 лет, нам приходится оперировать эмпирическими, очевидными, но не научными фактами. Очевидно, что с начала 2000-х года крымскотатарская община приобрела ряд черт, которые, на наш взгляд, сохранятся в ближайшем будущем. О каких тенденциях идет речь?

Как справедливо отмечали многие крымские эксперты, с момента массового возвращения крымских татар из Средней Азии в Крым ими почти стихийно была создана система защиты национальных интересов в полувраждебном окружении - Меджлис на этом, условно говоря, базовом этапе играл роль национальной системы власти, регулируя отношения внутри общины и выступая легитимным для крымских татар представителем их интересов в отношениях с властью. Именно отношения с чиновниками всех уровней от председателей колхозов до Президента являлись миссией Меджлиса; в свою очередь общность проблем рядовых крымских татар, тяготы простого выживания мобилизировали нацию и заставляли считаться с Меджлисом некомпетентную и коррумпированную властную систему. Так было на протяжении 90-х годов, но после стабилизации общего экономического положения рост доходов, относительное бытовое обустройство, развитие мелкого предпринимательства не могли не изменить взгляды крымских татар - они стали на пороге системной интеграции в украинское и крымское общество, претендуя на участие во всех сторонах жизни. В таких условиях методы работы Меджлиса зачастую не становятся более эффективными, они все менее адекватны разнообразным требованиям крымских татар. Как следствие - появилось немало новых и неоднозначных явлений в крымскотатарской среде.

Так, например, самозахваты как в принципе оправданная практика породили немало «низовых» движений с конкретными целями, внутренней структурой, лидерами и народной поддержкой. Вступая в сферу борьбы за капитал (землю), в условиях коррумпированной власти такие автономные в своих действиях лидеры вполне могут перейти к более решительному стилю решения своих задач, пренебрегая законом в той же и даже большей степени, нежели крымские чиновники. Следует понимать, что они будут поддержаны массами, видящими в таких лидерах защитников своих вполне ощутимых интересов. Реализуется ли такой сценарий, сказать трудно, но сейчас налицо все предпосылки к нему.

Другой фактор развития в крымскотатарской среде связан с традиционной религией крымских татар - исламом. В соответствии с традиционной конфессиональной системой, мусульманские общины крымских татар исповедовали суннизм, связанный с турецкими исламскими центрами и официально представленный в Украине Духовным управлением мусульман Крыма во главе с муфтием Эмирали Аблаевым. Вместе с тем, с конца 90-х годов в Крыму появляется все больше приверженцев других исламских течений, прежде всего салафитов: эти люди даже визуально отличаются от других мусульман - женщины обязательно носят платки и строгие платья до пят, мужчины отпускают бороды. Отношения салафитов с остальными мусульманами условно можно сравнить с появлением в православной среде протестантов - салафиты требуют более сосредоточенной веры, строже блюдут ритуалы, более зависимы от авторитетов и лидеров, однако отношения крымских суннитов и салафитов гораздо более тесны и неразграниченны, нежели между крымской епархией Православной церкви и членами протестантских сект. По мнению экспертов, доля приходов с муллой-салафитом во главе неизменно растет в общем числе крымских мусульманских общин, и она будет увеличиваться.

Следует сказать, что в соответствии с идеологией и практикой салафитов они стремятся к всеобъемлющему проникновению норм их вероучения во все сферы жизни общины и окружающего социального пространства, в связи с чем вполне конкретная борьба за власть становится для них важной целью. На современном Ближнем Востоке населенный пункт, контролируемый неким духовным лидером-салафитом и главой местного самоуправления в одном лице - распространенная вещь, и такая община представляет собой вполне тоталитарную систему. Как будут строиться отношения светских властей с некой крымской деревней, где будут утверждаться такие принципы и члены которой будут твердо убеждены в своей правоте, сказать трудно, но через какое-то время такая ситуация может быть вполне реальной.

Описанные процессы могут развиться в среднесрочной перспективе следующим образом. Лишенные эффективного инструмента решения общенациональных задач, а именно - полноценного развития культуры и рычагов влияния на принятие стратегических решений, большая часть крымских татар будут терять атрибуты и практики нации, то есть собственно растворятся в окружающем социальном субстрате, как то произошло с караимами; вместе с тем, какая-то часть крымских татар будет отстаивать свою «самость» по рецептам проповедников-салафитов. Конечно же, потеря влиятельности Меджлиса не произойдет в один день, но уже сейчас мы видим, во-первых, снижающуюся эффективность его работы в сферах культуры, образования и информационных технологий, а с другой - желание все большего количества крымских татар реализовать себя в политической среде помимо и часто вопреки Меджлису. Возможно, через некоторое время политическое движение крымских татар будет состоять из многочисленных нескоординированных и противоборствующих центров, не способных и не стремящихся к достижению общенациональных целей; децентрализованное национальное движение вполне способно реализовать необходимую степень национальной жизни в высокоразвитых демократических обществах, однако в Украины ближайшие 10 лет такое положение крымских татар приведет к значительному ослаблению иммунитета к ассимиляции.

Как бы там ни было, перед крымскими татарами и всем украинским обществом стоят весьма непростые задачи. В ближайшем будущем мы можем быть свидетелями, с одной стороны, постепенного демонтажа сложившейся системы национальных органов управления с малопрогнозируемым политическим результатом, а с другой - появления весьма активных общин, основанных на исламской (салафитской) идеологической базе и догматике. Это будет сопровождаться более или менее интенсивной ассимиляцией крымских татар и потерей ее национального лица и культуры. Такая перспектива требует от Меджлиса поиска тех методов и технологий, которые отвечали бы запросам рядовых крымских татар и обеспечивали бы новую программу полноценной интеграции. На повестке дня стоит не только решение земельного вопроса, обеспечение прав крымских татар на уровне законодательства, программа национального образования, но и создание корпуса литературы по истории и культуре крымских татар, поддержке интеллигенции, расширение национальных СМИ, развитие национальных ремесел в конце концов. Нельзя сказать, что в Меджлисе этим направлениям уделяется внимание в должной степени, и он подвергается обоснованной критике в связи с этим. Реалии таковы, что в будущем житель какого-либо крымскотатарского поселка для того, чтобы защитить свою самоидентификацию, должен будет или издавать газету на своем языке, или примыкать к догматической религиозной общине.

К сожалению, следует констатировать, что украинское государство не имеет долгосрочной программы поддержки крымских татар, и потому тяжесть по сохранению своей нации ложится только на их собственные плечи. Вероятно, для крымских татар прошло время национальной замкнутости, но станет ли возможно эффективное сотрудничество крымскотатарских структур с другими формами гражданской активности Крыма и Украины - покажет время.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.