УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 74 відвідувачів

Теги
Патріарх Алексій II комуністи та Церква секти УГКЦ Митрополит Володимир (Сабодан) Археологія та реставрація монастирі та храми України Католицька Церква Доброчинність вибори УПЦ КП конфлікти Голодомор церква і суспільство педагогіка українська християнська культура Києво-Печерська Лавра автокефалія Мазепа Предстоятелі Помісних Церков Президент Віктор Ющенко Вселенський Патріархат розкол в Україні милосердя Церква і медицина 1020-річчя Хрещення Русі Ющенко Приїзд Патріарха Кирила в Україну молодь краєзнавство церква та політика Церква і політика іконопис Церква і влада шляхи єднання постать у Церкві церковна журналістика діаспора Священний Синод УПЦ забобони






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): В очереди к Богу



«Зеркало недели» (Украина), Светлана Ройз, 24 — 31 августа 2007

Миша, 5 лет: «Мама, а я умру? А ты? А после смерти у меня будет такой же дом, как у нас, и ты тоже будешь рядом?»

Зоя, 10 лет: «А что было бы, если бы я родилась не у этих родителей и была бы мальчиком?..»

Владимир, 35 лет: «Не понимаю, вы же психолог, а почему вы со мной не проводите тесты, не кладете на кушетку, как в фильмах, а говорите о душе?»

Екатерина, 40 лет: «Я не могу простить папе, что он умер, бросил меня... И я знаю, что теперь не подпускаю к себе мужчин, так как боюсь, что они также меня бросят. Я это осознаю...»

Валентина, 25 лет: «У нее после смерти мужа наступил шок. Она как будто бы ничего не видит, не верит в то, что его нет. То молчит, то вдруг начинает смеяться, потом вдруг злится. Мне знакомые психологи сказали, что это «реакция острого горя». Это что - болезнь такая?»

Елена, мама 6-летнего мальчика: «Мой сын, когда мы ссоримся, говорит, что хочет умереть. Согласитесь, что от 6-летнего мальчика это страшно слышать. С ним все впорядке, он нормальный?»

Здравствуйте! Так хочется начать именно с этого слова. И разговор у нас сегодня сложный, важный. Заранее прошу прощения у тех, кого больно заденет эта тема. Сознательно, конечно же, никого не хочется обидеть. Извините все, кому некоторые слова покажутся жесткими.... Воспринимайте их как мой личный опыт, как мою галлюцинацию....

Пространство - то, что мы называем природа, разум - очень мудро. Оно всегда дает нам знаки и подсказки. Нам нужно только научиться их «читать». Можете себе представить - за одну неделю ко мне обратились одновременно из пяти различных изданий с просьбой написать материалы о разных аспектах смерти. Я, мягко говоря, напряглась... А через неделю моя бабушка попала в реанимацию... «Пространство» продолжало «настаивать» - начались приглашения на телеэфиры - и опять на эту тему. Я отказывалась, говоря, что не могу, не готова, дежурю в реанимации. Но уже понимала, что нужно будет и писать, и говорить, и готовиться проживать самой то, что я знаю и чувствую. Когда бабушка в реанимации приходила в себя, мы говорили о душе.... Мой преподаватель-учитель, Марк Владимирович Воронов, работал с людьми в хосписе. Готовил их к переходу, как он это называл. И когда нам с ним выпадала возможность просто говорить, болтать, он немного рассказывал об этом опыте. Сейчас я понимаю, что он готовил меня к этой грани моей профессии, части жизни. Спасибо, Марк Владимирович.

Несколько месяцев назад ездила в больницу к молодым ребятам - родителям, у которых через три дня после рождения умер малыш. Эта поездка была одним из самых мощных уроков для меня. Представьте, эти молодые ребята, истинно верующие люди, смогли воспринять горе, как дар - их ребенок, который родился на Пасху и умер в Пасхальные дни - был их даром Богу. Еще во время беременности они назвали малыша Назаром (что значит Божий дар). Они говорили: «Когда мы узнали, что будет ребенок, мы сразу назвали его Назарчиком и посвятили его Богу... конечно, имели в виду другое... но, если так случилось, значит, так для Него нужно». В их горе было столько смирения и мудрости, столько любви и доверия! И в тот момент им не нужен был психолог. В их смирении и приятии была совершенная зрелость и самодостаточность. И я была рядом просто как друг. Я училась у них.

Когда стоишь у могилы любого человека, особенно, если он младше тебя, ощущение времени, жизни, ее ценности возрастает многократно. И заезженные фразы о том, что «каждый день нашей жизни нужно проживать, как последний» становятся совершенно материальными. У могилы вообще ощущение времени, пространства, жизни сгущается до «телесной ощутимости». Многие психологи для работы со страхом смерти используют такую практику: «Представьте, что вам осталось жить всего один месяц - что бы вы хотели сделать? Представьте, что вам остался всего один день жизни - на что бы вы его использовали?» (И правда, язык уже не поворачивается сказать - на что вы его потратили?) На что мы тратим наши дни?.. После этой техники, если удается ее прочувствовать, начинаешь жить более заполненно, полноценно, вдохновенно. Ведь в слове «вдохновение» есть слово «вдох». Начинаешь дышать полной грудью. Впитывать жизнь. И эта практика превращается в работу со страхом жизни и обретением жизни. В последнее время я стала праздновать каждый прожитый день.

На приемах с пациентами, которые говорят, что им не хватает времени на жизнь, мы вместе обсуждаем несколько строк из книги Робина Шармы: «...Что для вас в жизни ценно? Посмотрите в свое расписание - сколько времени вы отдаете на это? Если для вас ценна семья - сколько времени в вашем расписании занимает семья, если духовный рост - сколько вы вкладываете ежедневно в свое развитие. Если жизнь страны - сколько минут, часов вы продуктивно отдаете своей стране. Перестаньте себе врать и начинайте вкладывать время в то, что является для вас истинной ценностью....»

Когда уходят родители, мы остаемся один на один с вечностью.

Слава Богу, мои родители живы, но я «проживаю» это состояние «столкновения с вечностью» со многими пациентами и друзьями. Сейчас часто звучит термин «реакция острого горя» - cуществуют определенные фазы-состояния, которые проходит человек, столкнувшийся со стрессом. Реакция острого горя (как пишут в учебниках по классической психотерапии) «возникает в связи со следующими утратами: потеря любимого человека в результате его смерти, разлуки, развода или заключения в тюрьму, утрата собственности, работы, статуса, утрата предполагаемого объекта любви, потеря здоровья».

Конечно, лучше, если рядом будет специалист, который сможет подстраховать в сложной ситуации, но иногда просто знание того, с чем можете столк­нуться, становится подпоркой. Выделено семь фаз протекания реакции. Человек, «проживающий» стресс, может остановиться на любой из них. И задача специалиста (или того, кто находится рядом) понять, поддержать в различных реакциях. Например, если человек не будет иметь возможности прожить фазу агрессии (в приемлемой форме), его напряжение может перейти в аутоагрессию (агрессию, направленную на себя)... Итак, первая фаза: эмоциональная дезорганизация - длится от нескольких минут до нескольких часов. В это время проявляется сильнейшая вспышка чувств - паника, гнев, отчаяние. В это время мы можем защищаться от известия «Это неправда!». Вторая фаза - гиперактивность. Она может продолжаться 2-3 дня. Настроение колеблется от тревожного до благодушно эйфорического, могут проявляться неконтролируемые поступки - уход из дома, разрыв старых контактов (такие «уходы» - как психологическая идентификация с умершим). Третья - напряжение - длится около недели. В это время состояние колеблется от скованности до суеты, могут наблюдаться «маскообразность» лица, общее напряжение, невозможность расслабиться, отсутствие аппетита. Возможны уходы в себя и вспышки агрессии, если пытаешься вмешаться в ход мыслей человека. Четвертая - поиск - развивается на второй неделе. Информация субъективно по-прежнему не воспринимается. Человек избегает разговоров об утрате, возникает ощущение, что боль утраты пережить невозможно. В этой фазе об умершем говорится в настоящем времени, возможно проявление агрессии и тревоги. В этом случае лучше выбрать посредника из близких и дать возможность высказать агрессивные и тревожные мысли. Пятая - отчаяние - 3-6-я неделя течения реакции. Это период максимальных душевных мук, может возникать ощущение пустоты, жалобы на бессонницу, беспомощность. Иногда возникает чувство вины. В это время люди скрываются от контактов, проявляют раздражительность. Это время, когда человек думает о незавершенных делах, невыполненных обещаниях, непрощенных обидах... Это этап, когда меняются жизненные цели и ориентиры. В это время возникает очень много мировоззренческих вопросов. Шестая фаза - возможно ограничение контактов, слабость, утомляемость. Возникает чувство ненужности и бесполезности. Седьмая - разрешение - может продолжаться несколько недель. Это время примирения с жизнью - человек возвращается в докризисное состояние. Подобное состояние описал Пушкин словами: «печаль моя светла». Восьмая - рецидивирующая - длится в течение года. Наблюдаются эпизоды болезненных переживаний, приуроченных к определенным важным датам. И на этом этапе, конечно, важно как минимум быть рядом.

Это только сухая теория, конечно, важно быть вместе с тем, кому плохо, быть «включенным», но самому сохранять, насколько это возможно, состояние равновесия. Только в этом состоянии мы можем кому-нибудь быть полезными.

Наши удивительные дети иногда заставляют самих родителей задуматься о многогранности жизни и смерти. Я часто говорю: кажется, что дети приводят взрослых на прием, а не родители детей. Первые вопросы о жизни и смерти появляются у детей примерно в четыре года (и это, кстати, время «возрастной нормы» страха темноты). Некоторые детки, которые боятся сами засыпать, рассказывают, что им страшно закрывать глаза: «Там же темно - я как будто умираю... и все превращается в ничто». Дети в этом возрасте сталкиваются с темой смерти в мультиках, фильмах, к сожалению, в семьях. Кстати, смерть домашних животных для детей так же болезненна, как и людей. И конечно, очень важно их проговоренные или непроговоренные вопросы, проявленные или непроявленные переживания не оставлять без ответа и отклика. Иначе эту информационную пустоту начнет заполнять страх, а впоследствии и невротические реакции. Дети улавливают информацию, не только поданную вербально (словесно). Большую часть информации они воспринимают интуитивно, считывая наши эмоции, невербальные сигналы (жесты, мимику). И нам нельзя начинать говорить на любую сложную тему, пока у нас самих не будет четко сформулированного к ней отношения, пока мы сами не будем как минимум спокойны.

Для детей реальный мир и мир их фантазий (иногда страхов) практически неразделимы. Все, что малыши услышали, увидели во сне, додумали из разговоров взрослых, может стать для них реальностью. (Например, дети начинают бояться, когда в семье кто-то манипулирует темой смерти - бабушки, говорящие о том, что если будешь плохо себя вести, я заболею и умру.) Чтобы «профилактически» проработать возникновение страхов или ложных представлений у детей, нужно просто быть внимательным к их вопросам и состоянию. У детей любого возраста должно быть ощущение, что они могут обсудить с родителями любую тему. Как правило, они сами начинают разговор на эту тему. Но если семья столкнулась с трагедией, если малыш увидел что-то по телевизору, стал более замкнутым или излишне возбудимым, в рисунках появился мотив смерти - родители могут начать разговор сами. Информации не должно быть много. И она должна соответствовать возраст­ным возможностям восприятия ребенка.

В зависимости от того, в какой мировоззренческой системе живет семья, желательно говорить малышам о том, что человек живет одновременно во многих слоях - мирах. Есть физическое тело, есть душа. Физическое тело видимо, душа нет. У человека есть память, радости и огорчения, его мысли, вдохновение, мечты - и это то, что находится на уровне души. Тело, как одежка, может изнашиваться (и о нем, о теле, кстати, нужно заботиться), а душа живет вечно. Если в семье принято ходить в храм - очень хорошо беседовать о душе там. Можно говорить о смене времен года, о том, как природа «замирает» зимой и оживает весной; о том, как капелька воды может быть в разных состояниях - льда, пара, жидкости - и все это может быть метафорами разговора о жизни, смерти, душе. На вопрос: «Почему же все плачут на похоронах?» - мы можем сказать, «что нам всегда тяжело расставаться с близкими. Но те, кого мы любим, навсегда остаются в нашей памяти». Для ребенка до десяти лет этой информации предостаточно. И, конечно, сами родители почувствуют, что именно сейчас готов услышать их детеныш... Но если взрослые чувствуют, что сами не справляются с ситуацией, желательно обращаться к специалисту. Не ждать - перерастет, поймет, все пройдет.

Мы боимся не смерти, мы боимся умирания. Но умирание начинается с того момента, когда мы останавливаемся, перестаем развиваться. Вам часто приходится видеть людей, у которых, как у некоторых странных цветов, нет аромата? У которых внутри пустота. И это страшнее любой смерти.

А бабушка моя в реанимации умерла. В большой церковный праздник. Она не была христианкой, но я знаю, что это совершенно не важно. Есть уровень, где нет никаких разделений. Где Он един.

«У нас разный цвет кожи, разные национальности, а кровь у всех красная и сердце болит одинаково» (это цитата из мудрой книжки К. Антаровой «Две жизни»). Проводить ее пришли старушечки. Я была так благодарна этим 80-90-летним бабулечкам, которые, несмотря на жару, тряслись в автобусе на кладбище. И тут началось - то, что в Индии называют «Сансара». Мы уже готовы были зайти в крематорий, уже выносили гроб. Как вдруг оказалось, что с черного входа в зал внесли другого усопшего, подняли на лифте и уже поставили в нужное место для прощания. Зал стали заполнять многочисленные родственники, человек 100, вошли править службу священники. Мы, уже стоявшие у входа, опешили. Я подошла к «главному» и спросила: «Как это могло произойти, ведь мы уже полчаса ждем и все готово. Вы же видели, что уже начали выносить тело». Ответ был прост: «У нас чек. Мы занимали раньше». Я, извините, за сленг, обалдела. «Какой чек?! - мы же здесь давно, вы посмотрите на бабулечек, которые тряслись в автобусе, сидят на жаре, их всего-то пять человек. Вы же знаете, что это будет быстро». «Девушка, я вам сказал - у меня чек». А в глазах, как в диснеевских мультиках - по доллару. А за глазами - пустота, та, что страшнее смерти. Рядом с ним стоял священник, в ответ на мой взгляд он опустил глаза. И то, слава Богу. Я не знала, плакать или ругаться. От беспомощности и пошлости происходящего перехватывало дыхание. Этому «дельцу» мне оставалось лишь сказать: просто посмотрите в глаза этим бабулям и скажите им, что им нужно ждать еще час. Он смотрел сквозь меня. Потом отошел и начал материться. Впервые в жизни чесались руки дать затрещину. А тем, с кем прощались, бабушке и не известной мне душе, которую пришли почтить, нет дела до человеческих разборок. Они не стоят в очереди к Богу. Они не дерутся за место в крематории. Это дело живых. А у живых всегда есть выбор. И мы не имеем права останавливаться в своем движении, в своем развитии. Хотя бы в память о них, ушедших.

И плачем мы, если честно, о себе. А «заплаканные глаза не могут ясно видеть» (это тоже слова из «Двух жизней» К. Антаровой). А мы обязаны ясно видеть. Ведь если мы здесь, нам еще нужно раскрыть многое в себе. Раскрыть многое собой. Нужно как минимум раскрыть свой потенциал. Все свои грани. В традиции йоги есть версия, что к концу жизни человек должен раскрыть минимум 12 своих граней - каждая из них, кстати, может стать профессией... У каждого есть задачи для своей души. У каждого свой путь. У каждого свой выбор. У Ошо есть чудесная фраза: «Тело - видимая часть души. Душа - невидимая часть тела. Наш ад и рай постоянно внутри нас - ад, когда мы боимся и сжимаемся, рай, когда мы расслаблены и счастливы....» и реакция нашего тела - подсказка того, что происходит в нашей душе. А что заставляет ваше тело расслабляться, а душу радоваться?

Давайте не бояться. Давайте жить. Давайте будем счастливы. Что вы сегодня будете праздновать?

Наш 5-летний сын, который, как и все современные дети, намного старше своего биологического возраста, как-то сказал, заставив меня своими словами затрепетать: «Мечта - это чувство, которое хочется сделать настоящим...» Что вам хочется сделать настоящим в своей жизни?

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.