УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 122 відвідувачів

Теги
шляхи єднання Голодомор Священний Синод УПЦ Ющенко автокефалія церква і суспільство Церква і влада забобони Церква і політика УГКЦ молодь розкол в Україні монастирі та храми України комуністи та Церква Предстоятелі Помісних Церков вибори церква та політика іконопис секти Президент Віктор Ющенко українська християнська культура Митрополит Володимир (Сабодан) милосердя Патріарх Алексій II Археологія та реставрація Приїзд Патріарха Кирила в Україну УПЦ КП Мазепа краєзнавство постать у Церкві конфлікти Доброчинність 1020-річчя Хрещення Русі діаспора Католицька Церква Вселенський Патріархат Церква і медицина церковна журналістика Києво-Печерська Лавра педагогіка






Рейтинг@Mail.ru






«Притвор» (Киев): Детский дом семейного типа. Рассказ священника о своем опыте…



«Притвор» (Киев), Священник Михаил Шполянский, 31.10.2007

Детей у нас много. Умножается наша семья интенсивно и разными путями. Но - по порядку.


Наш первый сынок, Саша, родился, когда мне возрасту было двадцать один год. Нормально родился, хороший ребенок. Вырос, сейчас уже взрослый, они с женой Ириной одарили нас внуками - Мишаней и Златой. Илюша родился ровно через три года после Саши. Тоже женат, у них с Аленой дочка Машута (родилась в день Рождества Пресвятой Богородицы; наречена в память св. прпмуч. Марии Парижской). А Даша пришла с отставанием - только через шесть лет. Впрочем, «Дашами» должны были быть они все. Мы с Аллой настолько хотели девочку, что даже имени мальчишкам заранее не придумывали (аппараты УЗИ тогда еще в медицине широко не использовались). Будет Даша, и все. А рождался - бац! - мальчик. Срочно - имя. Ну, молодые родители известные оригиналы, все хочется чего-нибудь найнеобычнейшего. Какие-то литературно-исторические реминисценции. Сначала первенец, бедняга, чуть Филиппом не стал (о Киркорове тогда, естественно, не думали, только его будущая супруга восходила на фанерном небосклоне). Моя тетушка, опытная школьная учительница, авторитетно сообщила: «В школе будут дразнить: Филипп - к ж...е прилип». Не понравилось. Со второго захода стал Станиславом. Так и записали. Крестили же (через шесть лет) Александром, что и было зафиксировано при получении паспорта. А Илюша в такой же запарке (опять только Дашу и ждали) чуть Вениамином не стал. Опять же друзья подсказали: «Станислав и Вениамин. Это что же, у вас Тазик с Веником будут?». Ладно, стал Илья - Ильей.


А когда пришло время Даше на свет появляться, то нас предупредили заранее. Врач -гинеколог, наблюдавшая Аллу, сказала: «Я знаю, что вы всегда девочку хотели, но вынуждена вас огорчить - у вас опять мальчик. Дело в том, что у младенцев мужского и женского пола характерно различное сердцебиение. У вашего ребенка определенно мужское сердцебиение, так что ждите третьего мальчика». Ну что же, видимо, гены: у моих родителей было пятеро детей, и все сыновья (я родился последним, и ко времени моего рождения четверо моих старших братьев умерли в возрасте от младенчества до трех лет - от врожденного порока сердца). Однако, даже не имея оснований сомневаться в «диагнозе», и на этот раз имени мальчику мы не придумывали. И вот - родилась Даша. С мужским сердцебиением. Что совершенно явно проявилось в её характере - решительная, энергичная, начисто лишенная женских рефлексов осторожности и боязливости, кокетства и лукавства, да и домовитости. На нашем старобогдановском приходе она получила имя «Банда» - после того, как после службы прихожане увидели маленькую девочку, задумчиво стоящую возле мотоцикла, ею перевернутого вверх колесами.


Кстати, появление Даши на свет далось нам не просто. Когда Алла была беременна, мальчики переболели краснухой. По общепризнанному медицинскому мнению, сие - контакт беременной с инфицированными краснухой - является однозначным показателем для совершения аборта. Более того - категорическим требованием «гинекологической дисциплины». Дело в том, что младенец в животе матери с очень высокой степенью вероятности инфицируется, из-за чего практически неизбежно происходят нарушения в его развитии; ребенок рождается неполноценным, с тяжелыми врожденными деформациями. Все близкие, родственники и врачи советовали, уговаривали и даже категорически настаивали на аборте. Слава Богу, Господь укрепил - таковую возможность мы даже не рассматривали. Вот, и родилась наконец Даша. Повезло ей - тем, что родилась она уже в воцерковленной семье. Крестили мы её дома, но должным образом - на восьмой день, полным погружением. И, начиная с первого же воскресенья после рождения и до семилетнего возраста, она причащалась неотступно каждое воскресенье и каждый праздник. Даже если у нас не получалось отстоять всю службу, то приносили ребенка в храм хотя бы на пол часа и причащали. Таким образом, ко времени своего семилетия Даша причащалась более, чем кто-либо у нас в семье. После же семи лет - причащалась уже со всеми: как правило, два раза в месяц.


А Илюша маленьким был совершенно феноменальным ребенком: пузатый, важный, степенный, внимательный. И, если это можно так назвать применительно к детскому возрасту, рассудительный. Сейчас, когда он вырос, некоторые свойства его детского характера исчезли, образовались другие, иногда положительные, иногда и не очень. Но с детства осталась способность наладить контакт с окружающими, доброта, отзывчивость.


Саша же с раннего детства был весьма строптив; прекрасно помню сцену: зима, улица, круглый от «толстой» шубы малыш, и возмущенные взгляды прохожих: «Что этот папаша над ребенком издевается?!» А «издевательством» был любой маршрут: утром шли в одну сторону, и Саша орал и рвался назад, вечером шли в обратном направлении, и Саша опять же орал и рвался назад. Когда же я, устав от борьбы, садил его себе на плечи, то коронным номером Саши было вырвать руки из моих, и откинувшись назад, повиснуть вниз головой. Естественно, с криком. Мне приходилось как-то выворачиваться, чтобы его поймать и вернуть в положение «вверх головой»; это было очень непросто. Ну, что же, Саша вырос, и самостоятельность, решительность его характера реализовалась в организаторском даре руководителя - вот урок родителям, сетующим на «тяжелый характер» чада.


Слава Богу, мы с Аллой буквально с первых лет начали записывать забавные высказывания наших детей, эти записи сохранились, и есть чем поделиться :


Саша: - «Лев Толстой - это зверь или человек?»;
- У папы болит зуб. Время ложиться спать. Саша: «Я с папой рядом не лягу. Он меня зубом заразит»;
- «С бабушкой я себя плохо веду, потому, что думаю, что я маленький; а с мамой веду себя хорошо, потому, что думаю, что я большой»;
- «Папа спит на толстой кровати, которая называется диван»;
- Ночью лает собака. «Мама, мне собачий звук спать мешает»;
- Саша рассуждает: «Мама родила меня, Илюшу и папу»;
- Саша: «Папа, ты ведь любишь книги, правда?» - «Да, очень» - «И я тоже очень люблю сладкое».
Илюша: - «В зоопарке, глядя на слона: «Ого, какой огломный, плямо как слон!»; - «Мам, я об котика поцалапался»;
- Пытается вспомнить загадку: «Летит груша, нельзя съесть»;
- Мама: «Илюша, пойди Саше помоги убирать» - Илюша: «Он ведь и сам умеет»;
- «Мне в этой шубе толсто».
Даша: - «Ага, так нечестно! У меня две руки заняты! Одной бегу, второй
машу!»;
- «Летом я буду ходить в туалет на улице: и по маленькому, и по среднему, и по большому»;
- «Двадцать два сорок два - это сколько будет времени? Конец одиннадцатого?»;
- Ира Даше: «Ты помогать не хочешь, вот у тебя палец и разболелся: это тебя Бог наказал - А вот и нет, если бы Бог наказал, то я бы порезалась!»;
- «У Сережи и у Саши растут усы и борода, значит они будут священниками».

* *

После рождения Даши в 1986 году в количественном увеличении нашей семьи опять наступил некоторый перерыв. А со временем произошло и качественное изменение в процессе. Новых детей Господь, снисходя, видимо, к физической слабости Аллы, посылал нам иным образом, чем традиционные роды. Не все эпизоды этой непростой жизненной ситуации пришло время оглашать, но о главных событиях и обретениях расскажу.


После переезда в Старую Богдановку и моего рукоположения буквально с первых же месяцев моего служения к нам на приход и в семью начали приходить люди. И зачастую оставались. Надолго, а то и навсегда. Об одной линии этой истории - о судьбе нескольких человек, потерявшихся в этой жизни, и какое то время нашедших приют у нас, рассказ отдельный . Сейчас же - о детях.


Лена К-ва. Мать Лены, жительница Старой Богдановки, родив двоих детей, постепенно совсем спилась. Отец давно утонул на рыбалке. Старшая дочка Оксана до времени окончательного распада семьи успела подрасти и как-то определиться; младшая же оказалось совсем заброшенной. В селе жили две её бабушки, но одна сама была бездомной, а вторая, мамина мать, очень старой и немощной. Одно время Лена жила у неё, но, в конце концов, по старости бабушки и это стало невозможным. Родственников разной степени близости было немало, однако приютить ребенка оказалось некому. Впрочем, иногда Лену кто-то покармливал, как-то её одевали, где-то она ночевала; иногда со второй, бездомной бабушкой, девочка приходила в церковь - там мы и обратили на неё внимание, начали по возможности как-то помогать. Со временем Лена все чаще появлялась у нас в доме, оставалась ночевать. И в какой-то момент - осталась навсегда. К этому времени ей исполнилось 12 лет, но она выглядела не более чем лет на восемь. У неё были признаки рахита, почти не было коренных зубов, в школу она практически не ходила.


Со временем мы стали предпринимать попытки оформить на неё опекунство. Оказалось, что это крайне сложно. Дело в том, что её мать жила с сожителем буквально в пятидесяти метрах он нас. Беспробудная пьянка и полное небрежение ребенком с точки зрения властей не являлись основанием для лишения её материнских прав, без чего оформить опекунство было невозможно. Пару раз по нашему требованию приезжала компетентная комиссия, но мамаша встречала гостей объяснением: «Я её не гнала, а хочет она у них жити, то чё я ей кажу? Мабуть они её там чем-то подмазали, та шо, мне её силой забирать?» Такие доводы комиссию убеждали, и даже разговор с Леной ничего не менял: разрешение на опекунство нам не давали. Впрочем, через несколько лет проблема (вопрос был в получении ребенком статуса, гарантирующего ей право пребывания в нашей семье, да и некоторые льготы) разрешилась сама собой. Как-то мать Лены пришла к нам со странной просьбой - поменять ей наличные сто долларов на рубли. У нас таких денег не было. Но кто-то все же деньги таинственного происхождения ей поменял - и на следующее утро её нашли, скончавшуюся от алкогольного отравления. А к тому времени наша семья официально уже числилась детским домом семейного типа, и Лена стала нашей законной воспитанницей. Здоровье её нормализовалось, школу она, хотя и не блестяще, закончила, а затем, после двух лет учебы в профучилище, получила профессию швеи и закройщицы. Вот уже несколько лет Лена благополучно работает по своей специальности в частной николаевской швейной фирме...

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.