УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 57 відвідувачів

Теги
діаспора Києво-Печерська Лавра монастирі та храми України молодь милосердя Церква і влада Мазепа Предстоятелі Помісних Церков церква та політика церква і суспільство Митрополит Володимир (Сабодан) церковна журналістика УПЦ КП Ющенко Священний Синод УПЦ секти іконопис Голодомор Президент Віктор Ющенко вибори автокефалія забобони комуністи та Церква Вселенський Патріархат Доброчинність Археологія та реставрація Патріарх Алексій II постать у Церкві Церква і медицина Католицька Церква Церква і політика шляхи єднання УГКЦ розкол в Україні педагогіка українська християнська культура 1020-річчя Хрещення Русі конфлікти Приїзд Патріарха Кирила в Україну краєзнавство






Рейтинг@Mail.ru






«Факты и комментарии» (Украина): Генетическая экспертиза определит, принадлежат лли останки, найденные в Киеве возле храма Спаса на Берестове, основателю Москвы князю Юрию Долгорукому



«Факты и комментарии» (Украина), Игорь Осипчук, 7/11/2007

Обнаруженный в старинных саркофагах прах двух мужчин и женщины исследуют на генном уровне. Если окажется, что они близкие родственники, значит, в одном саркофаге действительно останки Юрия Долгорукого, во втором - его сына, в третьем - сестры

В конце октября древний храм Спаса на Берестове оказался в центре внимания прессы в связи с решением Киевсовета о его передаче Свято-Успенской Киево-Печерской лавре (мужскому монастырю). Это решение, пока не вступившее в силу, беспрецедентно. По крайней мере, для нашей столицы. Дело в том, что доселе государство сохраняло за собой заботу за всеми церквами, сохранившимися со времен Киевской Руси, ввиду их исключительной ценности. Впрочем, в некоторых из них разрешены богослужения. Службы проводились и в храме Спаса на Берестове. Но в 2001 году его пришлось закрыть на реставрацию из-за сырости, которая разрушала уникальную настенную живопись. Неотложные меры по решению этой проблемы выполнены, но работы еще непочатый край.

В перечне задач, которые предстоит решить, есть и проведение генетической экспертизы, которая должна окончательно ответить на вопрос, чей прах покоился в княжеском саркофаге, найденном у стен храма в 1989 году. Одни ученые считают, что это останки основателя Москвы Юрия Долгорукого, другие резонно заявляют: это еще нужно доказать.

Саркофаг использовали повторно?

- В летописи есть упоминание о том, что сын киевского князя Владимира Мономаха Юрий Долгорукий похоронен в Киеве, в храме Спаса на Берестове, в 1157 году, - говорит заведующий отделом археологии Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника Сергей Балакин. - Храм был построен, вероятно, по приказу Мономаха в загородной княжеской резиденции Берестово. (Сейчас это место - почти центр Киева, находится рядом с Лаврой. - Авт.) В 1947 году, когда праздновали 800-летие Москвы, археологам поставили задачу разыскать могилу Долгорукого. Но как они ни старались, обнаружить захоронение не смогли. Пришлось установить в храме символическое надгробие. И вот в 1989 году экспедиция, которой руководил Виктор Харламов, нашла древнерусский саркофаг с прахом. На него наткнулись примерно в метре от фундамента той части храма, которая была разрушена в древности.

В интервью журналистам Харламов заявлял, что это могила Долгорукого. Но стопроцентной уверенности не было. И вот почему. Обычно князей хоронили внутри церкви, а не снаружи. Нет сомнений в саркофаге, он, безусловно, времен Киевской Руси. Но это не может служить бесспорным аргументом. В минувшие века существовала практика повторного использования саркофагов. Не исключено, что в XVI или XVII столетии в нем похоронили уважаемого церковного деятеля.

Можем ли мы установить истину? Пожалуй, да. Дело в том, что, согласно летописи, то ли в храме, то ли возле него похоронены сестра Юрия Долгорукого и его сын Глеб. Действительно были найдены еще два саркофага. В одном покоился женский прах. Причем погребли покойницу по монашеской традиции - с подголовником. Сестра Юрия Долгорукого умерла монахиней. В другом саркофаге находились останки мужчины. Логично предположить, что это и есть три княжеских захоронения, о которых идет речь в летописи. Но как проверить?

- Решение по поводу останков, которые, возможно, принадлежат основателю Москвы Юрию Долгорукому, приняла межведомственная комиссия, - рассказывает главный архитектор Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника Татьяна Кулик. - Остановились на том, что нужно провести генетическую экспертизу.

Если это прах близких родственников, значит, Виктор Харламов действительно нашел могилу князя Юрия Долгорукого. Сейчас останки хранятся в Институте археологии Национальной академии наук Украины. После исследований их планируется перезахоронить.

"Храм чуть ли не висел в воздухе!"

- В ходе нынешней реставрации в храме проведены археологические раскопки. Что интересного удалось найти? - обращаюсь к Сергею Балакину.

- Мы сняли бетонный пол (он был постелен в начале XX века) и исследовали фундамент. Его состояние беспокойства не вызывает. Кстати, накануне Первой мировой войны фундамент буквально спас архитектор и реставратор Петр Покрышкин. Он обнаружил, что храм чуть ли не висел в воздухе! Самый нижний слой фундамента был сделан из деревянных лежней. Они истлели, образовалась пустота. Фундамент не выдержал бы нагрузки. Мы были впечатлены тем, как Покрышкин его отреставрировал.

- Вот только пол нужно постелить, - добавляет Татьяна Кулик. - Планируется сделать его из каменных плит. Причем положить не только внутри храма, но и там, где некогда стояли приделы. Это позволит посетителям представить, какой большой была древняя церковь. По размерам она немногим уступала Успенскому собору Киево-Печерской лавры.

Сейчас храм Спаса на Берестове и вид имеет иной. В XVII веке по приказу знаменитого киевского митрополита Петра Могилы к сохранившейся части пристроили новые апсиды. Пристройки делали и в последующие времена. Но древние стены легко отличить от более поздних: те, что сохранились со времен Киевской Руси, не покрыты штукатуркой, это просто плинфа (древний кирпич) и камни, скрепленные строительным раствором.

Стены и своды храма в XII веке были украшены фресками. В XVII столетии церковь заново расписали. К счастью, перед этим фрески не уничтожили. Нанесли на них слой штукатурки. То, что под ней фрески XII века, стало известно в 1970-е годы, в ходе очередной реставрации. Специалисты сделали в стене зондажи и наткнулись на живопись XII века. Тогда раскрыли, вероятно, самую большую фреску - "Чудесная ловля рыбы". На этом остановились. Ведь роспись XVII века тоже очень ценна. Возможно, со временем удастся снять ее щадящим способом. В нынешнем проекте реставрации эта сложнейшая операция не предусмотрена, хотя соответствующая технология уже существует. По расчетам, выполнение проекта обойдется в 8,6 миллиона гривен.

- Что предстоит сделать, чтобы полностью обезопасить живопись от разрушительного переувлажнения?

- Проблема сырости возникла, когда в XVII веке возле стен храма насыпали вал, он является частью гигантских оборонительных сооружений Киева, - отвечает Татьяна Кулик. - Атмосферные осадки, попадая в почву, стали скапливаться у стен храма. В ходе предыдущих реставраций участок вала убрали, но этого оказалось недостаточно. Предусмотрено провести перепланировку местности, чтобы осадки не стекали к стенам, а уходили в другую сторону.

Корреспонденты "ФАКТОВ" застали возле церкви священника, проповедовавшего группе прихожанок. По завершении службы он направился в стоящий рядом вагончик, где хранит необходи-мые для богослужения вещи.

- Меня зовут архимандрит Иосиф, - по нашей просьбе представился священник. - Правлю здесь ежедневно в два часа дня, начиная с лета. А что остается делать? Храм уже шесть лет закрыт. Не может государство найти деньги на реставрацию, так пусть передаст его церкви.

- Документов о том, чтобы заповедник передал храм Спаса на Берестове монастырю, мы пока не получали, - говорит Татьяна Кулик. - Но у нас есть копия письма министра культуры Юрия Богуцкого, направленного в Киевский городской совет, в котором он отзывает свое согласие на передачу этого и еще двух объектов монастырю. Раз согласие отозвано, Киевсовет не имел права отдавать храм Спаса на Берестове.

- А если передача все же состоится?

- Будем предлагать Украинской православной церкви Московского патриархата, которой принадлежит монастырь, сотрудничество. Отношение монастыря к заповеднику изменяется к лучшему. Например, в начале 1990-х, когда церкви передали лаврские пещеры, монахи выбросили оттуда аппаратуру, в том числе контролирующую влажность и температуру. Сказали, что им это не нужно. А в нынешнем году совместно с заповедником установили в пещерах современные электронные датчики.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.