УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 182 відвідувачів

Теги
милосердя іконопис молодь розкол в Україні Приїзд Патріарха Кирила в Україну забобони Вселенський Патріархат Ющенко автокефалія УПЦ КП УГКЦ Католицька Церква секти Києво-Печерська Лавра 1020-річчя Хрещення Русі комуністи та Церква краєзнавство Церква і медицина Археологія та реставрація Церква і політика монастирі та храми України церква і суспільство українська християнська культура педагогіка Патріарх Алексій II Священний Синод УПЦ шляхи єднання конфлікти вибори Предстоятелі Помісних Церков Мазепа Церква і влада Голодомор церковна журналістика діаспора Митрополит Володимир (Сабодан) Президент Віктор Ющенко постать у Церкві церква та політика Доброчинність






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): Упорно работает порно



«Зеркало недели» (Украина), Алевтина Шевченко (психолог), 12 — 18 января 2008

«Это все ваш Фрейд виноват, люди последний стыд потеряли, и вроде так и надо! Все такие раскомплексованные, прямо тошно», - горячилась самая тактичная и деликатная из моих подруг, обсуждая случайные находки на компьютере 17-летнего сына. «Забужко начиталась? - парировала другая. - При чем тут Фрейд? Это вопрос к правоохранительным органам! Вычислили же и даже посадили за оскорбляющий российское интернет-ухо украинский национализм. Почему же этих никто не вычисляет? Это оскорбительно для нормальных людей!»

Мягкое, жесткое, перламутровое...

И так доступно, что и не хочешь, да увидишь. Речь о порнографии. Из пикантного развлечения «на любителя» она превратилась, кажется, в неотъемлемую часть нашей повседневной жизни. Её качество всё жестче, ведь просто видом обнаженного тела сегодня никого не удивишь, не привлечешь внимание потребителей. Экзотические, циничные, страшные «новинки» порносайтов даже взрослых бывалых людей доводят до нервных срывов (утверждаю, опираясь на опыт собственной психотерапевтической работы). Всё изобретательнее способы рекламы и «подачи», в первую очередь, конечно, в доступном для каждого Интернете. В Киеве, например, число интернет-пользователей неуклонно приближается к общему количеству населения. Включая детей.

Не обученные хотя бы традиционным опытом предыдущих родительских и воспитательских поколений, не выработавшие пока никакого иммунитета к быстро распространяющемуся в детской среде вирусу порнографии, многие взрослые в такой ситуации вынужденно выбирают позу страуса, надеясь и уповая, что вот именно их чадо равнодушно к подобным развлечениям и настолько же нелюбознательно к «этому», как и к математике. Или, наоборот, любознательно только к математике... Трудно подобрать слова, чтобы поговорить с ребенком, и ничего не остается, как перевести эту тему в разряд запретных, никогда не обсуждаемых. Или вышучиваемых, что не всегда помогает детям сформировать своё собст­венное отношение. Конечно же, это защитная позиция взрослых. Ведь что и где находится во всемирной компьютерной сети, чада чаще всего знают лучше многих родителей и учителей. Замалчивание не слишком приятной темы «дети - посетители порнографических интернет-ресурсов» не означает ее неактуальности. Честно признаюсь: статистических данных у меня нет. Но в ежедневном профессиональном общении с детьми и взрослыми эта тема всплывает нередко в самых разнообразных контекстах. То подросток свою любимую серию популярнейшего американского мультика «Саус-парк» перескажет, то взрослый вспомнит источник навязчивых переживаний. Посе­щение порносайта может стать катализатором психотравмы или личностного кризиса даже для вполне зрелого индивидуума.

Запретный плод

Привычная в общении с детьми запретительная практика в ситуации практически полной доступности порнографии не срабатывает. Защитные антипорнографические кибер-няни дейст­венны лишь частично, есть способы легко их обойти даже в условиях, например, учебного заведения, где все, что только можно, блокируют специалисты. За­метьте, речь не идет о детях, у которых формируется болезненная зависимость от «веселых картинок», которые, пользуясь постоян­ным отсутствием вечно занятых родителей, просиживают в порно­сайтах все время. Такие случаи, как любая зависимость, требуют серьезного лечения, это тема другая. Хотя заметить, протестировать такую зависимость бывает сложнее, да и последствия ее для человека могут проявиться не сразу. Ведь порнография, как любая виртуальная реальность, может существенно исказить картину детско-юношеского мира. Такие искажения - от изменений пространственного мышления до полной неадекватности заигравшегося в сетевую игру ребенка - уже хорошо известны специалистам. Подростку, например, начинает казаться, что у него, как в компьютерной игре, шесть жизней, и если шагнуть с крыши, то потеряешь только одну. Или что одноклассники западных школьников-убийц - всего лишь безликие фигурки в бесконечном контр-страйке, которые нужно уничтожить.

Реалистично выглядящие пор­нокартинки и порносъёмки - чем не тренинг имеющихся у многих из нас идей безответственного и бесчувственного использования других людей? Привлекает любопытство, возможность получить и, чего уж там, сбросить напряжение. Порно сби­вает подростка с толку своей кажущейся реалистичностью и давит количеством, доступностью.

Не все так однозначно и с самими неприличными картинками. Депутат итальянского парламента 80-х годов порнозвезда Чиччолина, выигравшая избирательную кампанию с лозунгами либерализации порнографии как возможности суррогата секса для инвалидов, позиционировала себя как борца против лицемерия общества. Но тогда еще технически возможно было контролировать от массового, лучше сказать, массированного контакта именно с детской аудиторией. Что же делать? Как защитить психику ребенка и нужно ли защищать?

Что делать?

Ну уж точно не допытываться у чада, смотрит ли оно запретное фото-видео. Смотрят, за редчайшим исключением, все. Кто больше, кто меньше, кто нечаянно, кто ищет сам. Кто бесконтрольно на собственной прекрасной аппаратуре, кто тайком на телефоне у соседа по парте. Добровольно или по принуждению. Есть школьная игра: быстро показать девчонкам на телефоне кадр из жесткого порно, чтобы запищали. В моем детстве эта роль отводилась живой мыши или игрушечной змее. В подростковой среде, где очень актуален вопрос лидерства и популярности, чаще всего самым «крутым» оказывается самый циничный. И здесь не блещущему другими достоинствами подростку можно опереться именно на новейшие «достижения» упомянутого жанра, продемонстрировав отсутствие смущения, в общем-то естественного в юном возрасте. И не только юном. От одного рекламного перечисления тем видеосюжетов, неизвестно откуда взявшегося на нашей семейной электронной почте, становится страшно - до чего дошел прогресс! Все структурировано, классифицировано. Я на такую рассылку не подписывалась точно!

Хочется верить, что зрелые люди уже выработали свое отношение к этому виду, м-м-м, массовой культуры. Хотя в реальности это, скорее, пожелание. Знаю и взрослых, ненавидящих себя и свое тело, испытывающих острое чувство неполноценности только потому, что сравнивают свои физические параметры и физиологические возможности с киношными, в том числе порнографическими. То же самое может произойти с подростками. Кто-то может подсознательно воспринять скабрезные сюжеты как ролевую модель сексуального поведения. Думаю, можно спросить подростка: ты понимаешь, что порно - это нереалистичная фан­тазия, что в жизни так не бывает? Сводя взаимодействие полов до непристойных гимнастических упражнений, порнография дает примеры упрощенного, неполного, чтобы не сказать неверного представления о сексе людям, не имеющим в этой сфере никакого опыта. Там все легко доступны, только и мечтают поскорее найти себе партнера, а в жизни по-прежнему страшно пригласить одноклассницу в кино, страшно, что не понравишься мальчику, страшен незащищенный секс, тревожен первый сексуальный опыт. В неприличном кино нет эпидемии СПИДа, венерических болезней и абортов, моральных норм и страхов. Такое впечатление, что там даже земного притяжения нет, такие сложные акробатические выкрутасы показывают артисты.

Не каждый подросток может интуитивно уловить разницу жанров, то, что более-менее понятно взрослому. Эта разница может вселять тревогу, неуверенность в себе, чувство вины. Заме­чая изменения в поведении ребенка, взрослый, даже психолог, затруднится предположить причину в испугавшем или потрясшем сюжете. Ребенок же тщатель­но скрывает источник своих переживаний, так как взрослые никог­да с ним об этом не говорили, из чего делается вывод, что говорить об этом нельзя. О влиянии же порнографии на психику детей, скажем, до 12 лет, страшно даже подумать: ребенок тратит огромные психические ресурсы, чтобы хоть как-то вместить, интегрировать, интерпретировать для себя полученную информацию или защититься от неё. Проще говоря, он много об этом думает, переживает, как правило, без участия взрослых.

История нашей цивилизации - это в том числе бесконечная вереница попыток окультурить половой инстинкт человека. Можно относиться к порнографии по-разному, но одно пора четко понять: она доступна нашим детям, и защитить их от её быстрого или медленного влияния и психологических последствий невозможно никак иначе, кроме как помогая им выработать собственное - культурное, продвинутое, современное, негативное, толерантное (нужное подчеркнуть) отношение к проблеме, в том числе обсуждая реальное положение дел. Как говорится в старом анекдоте, поговорите с детьми о сексе, и вы узнаете много нового и интересного.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.