УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 76 відвідувачів

Теги
Патріарх Алексій II Церква і медицина секти Президент Віктор Ющенко конфлікти УПЦ КП Вселенський Патріархат молодь постать у Церкві розкол в Україні вибори УГКЦ церква і суспільство Мазепа Церква і влада Ющенко Церква і політика Голодомор шляхи єднання монастирі та храми України комуністи та Церква милосердя Археологія та реставрація церква та політика Священний Синод УПЦ Доброчинність церковна журналістика автокефалія Предстоятелі Помісних Церков Києво-Печерська Лавра іконопис 1020-річчя Хрещення Русі українська християнська культура Митрополит Володимир (Сабодан) діаспора забобони Католицька Церква педагогіка Приїзд Патріарха Кирила в Україну краєзнавство






Рейтинг@Mail.ru






«Притвор» (Киев): "Люди как люди…» Актеры с синдромом Дауна лечат зрителей



«Притвор» (Киев), 05.02.2008

Осенью прошлого года в Киев на два дня приезжал из Москвы на гастроли не совсем обычный театр. Почти все актеры в нем - люди с синдромом Дауна. Театр организован в 1999 году актером театра и кино Игорем Неупокоевым. Первая мысль, которая мне пришла в голову, когда узнала об этом театре - что нужно сходить, поддержать их просто из сочувствия. Но в рассылке, где упоминался спектакль, было сказано, что нужды в специальной поддержке нет - просто люди занимаются радостным творчеством и хотят поделиться этим с другими. Привлекла и умная поэтичность названия: «Театр Простодушных».

Небольшой зал «Театра на Подоле» был переполнен. Кроме обычных зрителей, были посланы приглашения тем, в чьих семьях живут люди с синдромом Дауна. Когда мы пришли, билетов уже не было, но нашлось несколько пустующих мест, многим же пришлось стоять в проходе.

Началось с того, что слева на небольшом экране высветилось название спектакля: «Жизнь капитана Копейкина». В основу сценария лег отрывок из «Мертвых душ» Гоголя, по сути, отдельный рассказ.

Капитан Копейкин храбро служил отечеству и на войне потерял руку и ногу. На сцену он вышел с костылем. Актер говорил иногда так, что его речь трудно было разобрать, но выбран был на эту роль необыкновенно точно - все достоинство маленького человека, военная выправка, которую каким-то образом только подчеркивал костыль, принятие своего несчастья и в то же время желание отстоять свое право - не столько ради денег, сколько ради справедливости, почтение к начальству и одновременно чувство, что есть Кто-то, Кто выше этого начальства - все это было сыграно естественно, со всеми оттенками чувств, и совершенно понятно зрителю.

Первая сцена - возвращение домой, к отцу. Но отец беден, и с болью говорит, что у него не хватает хлеба, чтобы прокормить сына, и сыну нужно идти в Петербург просить о пенсии. Актеры были одеты в костюмы гоголевского времени. Но на экране показывали фотографии тех же сцен, с теми же актерами в современной одежде. Так, когда отец обнял сына, одетого в мундир 19 века, на экране появилась фотография, где они обнимают друг друга в обычных футболках. Так же на экране дублировались и другие важные сцены. Этот ход, настолько простой, что в нем не ощущалось навязчивости, сразу соединял наше и гоголевское время - события-то, по сути, одни и те же.

Капитан Копейкин едет в Петербург (на экране мы видим фото Петербурга ХХI века - современные автобусы проносятся на фоне старинных дворцов). Петербург совершенно ошеломляет героя. «Ну, можете представить себе: эдакой какой-нибудь, то есть, капитан Копейкин и очутился вдруг в столице, которой подобной, так сказать, нет в мире! Вдруг перед ним свет... сказочная Шехерезада, понимаете, эдакая» (Н.В. Гоголь).

Театру удается сохранить сам дух гоголевского повествования, когда за возгласами восторженного почтения к этому великолепию кроется грустная ирония - ведь все это только подавляет достоинство бедного инвалида. Копейкина играет один актер, остальные же актеры перевоплощаются по ходу действия в других персонажей. Игра их построена на том, что они, как иногда делают дети, рассказывая необыкновенную историю, показывают, какими были встретившиеся Копейкину те или иные лица, и одновременно бурно переживают за него, вовлекая в это переживание всех в зале. В Петербурге они окружают Копейкина и наперебой рассказывают и показывают чудеса, которые он видит. Нарядная публика, зеркальные витрины, необыкновенная роскошь, когда даже не разберешь, что к чему... С огромным трудом находит Копейкин приемную нужного чиновника, а ручка у этой приемной... Один из актеров держит в руках блестящую дверную ручку (самой двери на сцене нет), и все сообща рассматривают ее, с восторгом сообщая друг другу, что для того, чтобы посметь коснуться такой ручки, нужно часа два хорошенько мыть руки с мылом.

Выходит чиновник и с выражением необыкновенной важности на лице принимает прошения - просители молча, не смея произнести ни звука, с поклоном отдают ему папки. Прошение принято, Копейкин обнадежен, и на радостях погружается в петербургскую жизнь. Он пытается танцевать вальс с англичанкой, которая напевает «I love you», на экране мелькают фотографии невиданных яств, выходит актер в костюме арбуза, выбегает актриса с головным убором в виде огромных вишенок, каждая из которых, как тут же сообщают актеры, стоит не меньше пяти рублей, и Копейкин совершенно запутывается в этом круговороте. Товарищи-актеры и удивляются вместе с Копейкиным, и сочувствуют ему, и предупреждают - ведь долго так не продержаться. Маленькие сбережения его кончаются, и он опять стоит в приемной важного сановника. Но сановник на этот раз недоволен - он объясняет, показывая на остальных просителей, что у него невероятно много дел, и Копейкиным он пока заняться не может. Копейкин, вероятно, впервые в своей жизни, решается на крайний шаг - он возмущается тем, что им пренебрегают, указывает, что пострадал за отечество, требует, но сановник вызывает фельдегеря и Копейкина принудительно отвозят обратно в родную губернию.

Очень забавен и трогателен конец спектакля. Выходят актеры с маленькими свечками в руках и один из них «по секрету», громким шепотом рассказывает о том, что в губернии появилась шайка разбойников, и атаман ее, по слухам, никто иной, как капитан Копейкин. Этим заканчивается гоголевский текст. Но в спектакле актеры ахают и охают по поводу такой удивительной новости, а потом вдруг один из них говорит - но ведь известно, что у атамана разбойников две ноги. А у Копейкина - одна! Актер для убедительности даже показывает то два пальца, то один, подсказывая, что это несовместимо. Какое-то время они совещаются - да, никак невозможно. И по-детски радуются, доказывая друг другу и зрителям, что разбойником Копейкин все-таки не стал.

Вся эта история рассказана почти как сказка - но невольно вспоминается горькая судьба бывших военных нашего времени, и тот выбор, который иногда стоит перед ними - остаться нищими или уйти в бандиты.
И маленький несговорчивый одноногий Копейкин, как андерсеновский оловянный солдатик, исчезает, и мы знаем о нем только одно - что он не дал столкнуть себя в пропасть мести, и, значит, ушел непобежденным.

И актеры этого театра, с непривычными для нас лицами и резкими жестами, наверное, много видели в жизни пренебрежения и горя, но, преодолели это - с помощью чуткого режиссера - в творчестве.

Неподдельная способность актеров к сочувствию своим персонажам, и в то же время без всякого уныния приятие персонажами своей судьбы, когда горечь тут же сменяется радостью, несмотря на грустное содержание истории, превратило весь спектакль в маленький праздник.

Зрители подарили актерам множество цветов.

На следующий день был еще один спектакль этого театра, но он произвел меньшее впечатление из-за не очень удачного сценария, хотя играли актеры по-прежнему хорошо.

Известно, что если выпустить на сцену ребенка, он может ненароком в своей непосредственности переиграть взрослых актеров. Но здесь дело не только в непосредственности - перед нами действительно актерски талантливые люди. При этом есть что-то в природе их одаренности, что раскрывает ее именно в светлых театральных замыслах, исполненных надежды и доверия к людям.

Ольга C., Киев

P.S. На сайте Театра простодушных http://teatrprosto.ru/ новость за 1 ноября стоит под заголовком «Как нас принимали в Киеве!»: «В октябре в рамках Акции "Люди как люди, только с Синдромом Дауна" прошли гастроли "Театра Простодушных" в Киеве. Спектакли игрались в театре на Подоле. Так нас ещё нигде не принимали! Это был фуррор! Благодарим Александра Шиманского за блестящую организацию гастрольного тура»

Акция "Люди как люди, только с синдромом Дауна", которая прошла в Киеве, организована группой киевлян, родителей детей с синдромом Дауна. Кроме спектакля, в рамках акции состоялись также выставка плакатов двадцати известнейших мировых дизайнеров; фотовыставка известных киевских фотографов; демонстрация художественных и документальных фильмов; демонстрация фото- и видеоматериалов, отснятых родителями детей с синдромом Дауна.

Всех, кто хочет помогать в организации этой акции по Украине, приглашаем к сотрудничеству:
8 (050) 254-03-21; 8 (067) 254-91-69; 8 (067) 776-53-49.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.