УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 222 відвідувачів

Теги
монастирі та храми України діаспора милосердя церковна журналістика Священний Синод УПЦ Вселенський Патріархат Церква і політика автокефалія УГКЦ церква і суспільство комуністи та Церква Ющенко Церква і влада розкол в Україні Мазепа Католицька Церква Києво-Печерська Лавра українська християнська культура педагогіка Церква і медицина секти Доброчинність Предстоятелі Помісних Церков молодь 1020-річчя Хрещення Русі Митрополит Володимир (Сабодан) вибори Президент Віктор Ющенко постать у Церкві УПЦ КП Археологія та реставрація шляхи єднання Патріарх Алексій II краєзнавство іконопис Приїзд Патріарха Кирила в Україну конфлікти Голодомор забобони церква та політика






Рейтинг@Mail.ru






«День» (Украина): Возвращение аристократа. Василий-Константин Острожский: к 400-летию со дня смерти



«День» (Украина), Игорь Пасичнык, ректор Национального университета «Острожская академия», 23 февраля 2008

Яркой и в то же время недостаточно оцененной страницей украинской истории является деятельность князя Василия-Константина Острожского, старанием и на средства которого была основана первая в Восточной Европе школа высшего типа, Острожская академия, а также издана первая славяноязычная Библия. Иван Франко, который был не только выдающимся писателем, но и ученым-гуманитарием, так оценивал роль князей Острожских в истории Украины: «Род князей Острожских сыграл очень важную роль в истории Южной Руси и в истории Польши ХV- XVI веков, а особенно отличились в нем две необычные личности: князь Константин Иванович Острожский, с 1513 года каштелян виленский, а с 1522 года воевода троцкий, который умер в 1530 году и отличился как необычный для своего времени воин и «опора Речи Посполитой», как назвал его король польский Зигмунд I в привилегии с 1518 года, и его самый младший сын Василий Константинович Острожский, который был одним из главных двигателей национальной жизни Южной Руси во второй половине ХVI века».

К сожалению, эта «важная роль», о которой писал И. Франко, длительное время не находила надлежащего осмысления в украинской историографии. Здесь давали о себе знать народнические стереотипы, которые ориентировали исследователей на изучение деятельности «народных масс», а не социальной элиты. Только в последнее время ситуация постепенно изменилась. Украинские историки начинают уделять внимание социальным элитам в раннемодерные времена. Но и далее старые стереотипы продолжают давать о себе знать. Поэтому немало историков, в том числе маститых, сознательно или бессознательно пытаются игнорировать этот вопрос.

ОСТРОЖСКИЕ КНЯЗЬЯ: ИСТОРИЯ РОДА

Чтобы понять роль Василия- Константина Острожского, логику его деятельности и достижений, стоит хотя бы поверхностно обратиться к истории этой княжеской династии и мыслей по поводу ее происхождения. Существует мнение, что его род ведет свое начало от Рюриковичей. В частности, это широко и основательно представлено в поэме Симона Пекалида «Об Острожской войне...» (1600). В этом произведении даже была помещена своеобразная мифопоэтическая генеалогия данного рода. Острожских как продолжателей дела Рюриковичей рассматривал автор еще одной латиноязычной поэмы «Днепровские камни» (1618). Захария Копыстенский в апологии «О пресветлом и преславном Василии, князя Острожского, воеводу Киевского», которая вошла в его полемическое произведение «Палинодия», высказывает мысль, что этот род ведет свое начало от Владимира Святославовича и Даниила Галицкого. Острожские как потомки князя Даниила представлены в «Хронике» Феодосия Софоновича - одном из самых выдающихся первоисточников и памятников украинской историографии второй половины ХVII века. Показательно, что потомками Рюриковичей Острожских считали также польские хронисты М. Стрыйковский, О. Гваньини и Б.Папроцкий. Такой взгляд был общераспространенным в конце ХVI века - начале ХVII века, о чем свидетельствовал австрийский дипломат Е. Лясота (около 1550-1616). Хотя среди историков ХIХ-ХХ веков велась дискуссия по поводу происхождения Острожских. Некоторые польские и украинские историки отбрасывали мысль, что Острожские ведут свое начало от Рюриковичей. В частности, была распространена версия, что их корнями были литовские князья Гедиминовичи.

Однако в последнее время происходит возврат к мнению о происхождении Острожских от древнерусских Рюриковичей. Ее попробовал обосновать И. Мицко на основании собственных исследований монастырских синодиков и исторической судьбы некоторых земельных владений, которые принадлежали представителям этого рода. Исследователь пришел к выводу, что протопластом рода Острожских был сын князя Даниила Галицкого - Мстислав-Глеб. Последний, судя по свидетельствам Галицко-Волынской летописи, владел землями юго-восточной Волыни, в состав которых входил Острог. Потом волынский князь Владимир Василькович, который не имел детей, увидев в лице Мстислава-Глеба своего достойного продолжателя, передал ему свои княжеские владения.

В определенном смысле Владимира Васильковича можно считать идейным предтечей князей Острожских. То, что делал он, нашло свое продолжение в деятельности представителей этой княжеской династии. Галицко-Волынская летопись характеризовала Владимира Васильковича как книжника и даже как философа. Он сделал чрезвычайно много для культурного развития Волыни. Также важным аспектом его деятельности была защита земель своего княжества от различных набегов, в частности, татар. Он уделял большое внимание строительству оборонных сооружений. Им было положено начало строительству на украинских землях каменных башен-донжонов, которые в то время эффективно использовались в обороне. Так, Владимир Василькович построил башню-донжон в городе Каменце на Берестейщине. Это оборонное сооружение со временем начали называть Белой Вежей и от нее пошла название знаменитой Беловежской пущи. Такую же башня-донжон, по свидетельству Галицко-Волынской летописи, построил Мстислав-Глеб в Чорторыйске. И такая же башня была построена князьями Острожскими. Сейчас это Башня Мурованная, которая является украшением Острожского замка.

Первым известным лицом из рода Острожских считается князь Даниил с Острога, жизнь которого пришлась на середину ХIV века. Старший его сын Федя (Федор) унаследовал отчество Острог. Поэтому он и его потомки начали именоваться Острожскими. В соответствии с грамотами, предоставленными ему королем Ягайлом в 1386 и 1390 гг., а также королевой Ядвигой в 1393 году, Федору, кроме Острога, принадлежали волости на юго-восточной Волыни. В последние годы жизни этот князь отошел от мирских дел, приняв монашеский постриг под именем Феодосий в Киево-Печерском монастыре. Вел праведную жизнь, стал схимником. Был похоронен в дальних монастырских пещерах. После смерти его канонизировали как преподобного Феодосия. В тропаре преподобному было сказано, что он «превратил земного княжения славу в монашеский образ смирения и вместо врагов видимых на невидимые ополчился».

Тот факт, что среди представителей этой княжеской семьи был святой человек, который стал известным благодаря своим монашеским подвигам, не мог не влиять на их сознание. Поэтому неудивительно, что ряд представителей этого рода выступали приверженцами православия, в частности, это касалось Василия-Константина. После Федора унаследовал Острог и фактически продолжил княжеское родословие его самый младший сын Василий по прозвищу Красный (то есть привлекательный, красивый). Ему приписывают укрепление Острожского замка каменными стенами, строительство на его территории церкви, а также сооружение других замков, в частности Заславской крепости и оборонных сооружений в Дубне. Такая деятельность давала возможность защитить земли Волыни от нападений татар. Василий стремился перестраивать свой княжеский домен. Старший сын Василия Красного Иван, оставшись княжить в Остроге, продолжил род Острожских, а его брат Юрий, получив Заслав, положил начало роду Заславских. Ивану Острожскому удалось расширить свои владения, приобрести новые села.

КОНСТАНТИН ОСТРОЖСКИЙ - «МУЖ НАБОЖНЫЙ, СИЛЬНЫЙ И ВЕЗУЧИЙ»

После него род продолжил Константин (около 1460 - 1530). Он сделал блестящую военную карьеру. Современники характеризовали его как выдающегося полководца. В основном ему приходилось воевать с татарами, которые начиная с конца ХV века стали постоянно нападать на украинские земли. Эти наезды составляли основную проблему для местного населения, поскольку вели к большим разрушениям, потере человеческих и материальных ресурсов. Константину Ивановичу Острожскому - брацлавскому, винницкому, звенигородскому старосте - постоянно приходилось оборонять украинские земли от татарских нападений. В 1497 г. князь занял должность большого литовского гетмана, что стало свидетельством признания его военных заслуг. Большое значение князь придавал построению оборонных сооружений. Благодаря его стараниям, в 1498 г. поселение Дубно получило статус города, а в 1507 г. - Магдебургское право. Город стал одним из самых больших крепостей юго-восточной Волыни, сдерживая татарские наезды. Фактически Константин Иванович, получив за свои военные заслуги значительные владения в юго-восточной Волыни, выстроил оборонную систему из замков, в состав которых, кроме Дубно, входили Острог, который был значительно укреплен, Ровно, Дорогобуж, Полонне, Звягель, Чуднов и другие. Князь одержал ряд блестящих побед над преобладающими силами татар. Самыми резонансными были победы в битве на Лопушнянском поле под Вишневцом (28 апреля 1512) и у реки Ольшаницы на Киевщине (6 февраля 1527). В первом и втором случае, по свидетельству современников, были разбиты орды численностью более 20 тыс. человек. И это при том, что войска, которыми командовал Константин Иванович, были значительно меньшими!

Также князь немало сделал для предотвращения московской агрессии на земле Великого Княжества Литовского. Ему приходилось неоднократно вступать в битву с россиянами. 8 сентября 1514 г. князь с войском около 30 тыс. человек разгромил 80-тысячную российскую армию на речке Кропивне под Оршей. Эта битва спасла Великое Княжество Литовское от разгрома и оккупации российскими войсками. До конца жизни Константин Иванович оставался гетманом Великого Княжества Литовского. Ему даже предоставили право пользоваться печатью из красного воска, которая на то время считалось прерогативой самостоятельных правителей. Константину Ивановичу, благодаря великокняжеским наградам за военные заслуги, удалось значительно увеличить владения своего домена. Он стал одним из самых больших землевладельцев Великого Княжества Литовского. Однако свое большое состояние отдавал на военные потребности. Врач польской королевы Бони А. Валентино так писал о нем и его смерти: «Его оплакивали во всех королевских владениях. Был этот муж таким целомудренным, мужественным и везучим, что заслужил то, чтобы называться отцом короля, а Его Королевская Милость почитал его над всеми.... был таким набожным в своей греческой вере, что его русины считали святым. Имел доходы около 26 тысяч дукатов, а также доходы чрезвычайные, очень щедрые от короля. Однако бедный господин все отдавал на содержания воинов и подарки для них. Поэтому после него остались большие долги, и он надеялся, что король их выплатит».

Кроме военных дел, Константин Иванович большое внимание уделял делам церковным и культурным. Благодаря его содействию были значительно укреплены позиции православной церкви в Великом Княжестве Литовском, фундировано немало православных храмов и монастырей в Вильно, Новогрудке, Дубно, Остроге, Турове, Межиричах, Дермане и других городах и селах. Особенно большое внимание он уделял Киево-Печерскому монастырю. Судя из фрагментарных сообщений, князь пытался создать при некоторых больших монастырях культурные ячейки и, возможно, даже положил в своих владениях начало книгопечатанию. Так, в 1499 г. Константин Иванович подарил Свято-Троицкой церкве Дерманского монастыря рукописную книгу «Поучень», а в 1507 г. печатное Евангелие, о чем вспоминается в Дерманском помянике. Это должно бы быть Евангелие кириллическое, ведь оно дарилось для храма и должно было использоваться в богослужебных целях. Однако на то время нам неизвестны кириллические издания Евангелий. Первые кириллические типографии Швайпольта Фиоля в Кракове и Макария в Цетине, функционировавшие в 90-х гг. ХV в., Евангелий не выпускали. Если запись в Дерманском помянике по поводу подарка Константином Ивановичем печатного Евангелия считать соответствующем действительности, то можно допустить о возможное сооружение этим князем типографии в своих владениях. Еще одним подтверждением этого мнения являются описания Киево-Печерской лавры конца ХVШ века, в которых есть свидетельство, что этот Константин Иванович на склоне лет подарил монастырю «буквы и все орудия для печатного дела», что позволило здесь в 1533 г. наладить книгопечатание. Отсутствие аутентичных документов и сохраненных печатных документов того времени не дает нам возможности ни подтвердить, ни опровергнуть приведенную информацию. Однако неоспоримой является деятельность Константина Ивановича на культурном поприще, которое нашло продолжение в деятельности его сына, Василия-Константина.

ВАСИЛИЙ-КОНСТАНТИН ОСТРОЖСКИЙ: ЖИЗНЬ - НА АЛТАРЬ ОТЧИЗНЫ

Молодые годы этот князь посвятил сбору родительских земель и расширению своего домена. Благодаря умелой политике и незаурядным дипломатическим способностям, к середине 70-х гг. ХVI века в руках В.-К. Острожского оказались огромные владения, которые охватывали значительную часть территории современной Украины. Ему принадлежали земли исторической Волыни (сейчас это преимущественно земли Ровенской, Хмельницкой и Тернопольской областей), 14 городов и больших поселений с округами на Киевщине, 8 - на Брацлавщине, 4 - в Галичине, 32 - на территории Польши. Годовая прибыль князя в период его наибольшего могущества составляла около 10 миллионов золотых - огромная на то время сумма. В. К. Острожского считали самым богатым человеком не только тогдашней Речи Посполитой, но и всей Европы. Его состояние позволяло выставить войска численностью 15-20 тыс. человек. Не каждый европейский правитель имел такую армию на то время. Двор Василия-Константина во многом напоминал институцию независимого правителя. В его резиденциях в Дубно и Остроге находилось около двух тысяч слуг, преимущественно молодых людей. Для них это была своеобразная школа управления, где они приобретали нужный опыт. Позже эти люди служили в надворной армии, канцеляриях, их назначали управителями имений, были они и в церковных службах. Множество воспитанников двора В. К. Острожского стали выдающимися деятелями украинской истории. Здесь можно вспомнить казацких вожаков Семерия (Северина) Наливайко, Петра Конашевича-Сагайдачного, церковных и культурных деятелей Елисея Плетенецкого, Иова Княгиницкого, Исакия Борисковича, Кирилла Лукариса, известных писателей- полемистов Герасима и Мелетия Смотрицких, Василия Суражского, первопечатника Ивана Федорова (Федоровича) и многих других. Очевидно, при дворе В.-К. Острожского определенное время находился Иван Вишенский. Так, во всяком случае, считал И. Франко.

Большое внимание, как и его отец, В.-К. Острожский уделял обороне земель от татарских наездов. Князь за собственный счет содержал отряд всадников численностью несколько тысяч для обороны от татар. Он неоднократно в 70-90-х гг. успешно отбивал нападения ординцев. Именно в обороне украинских земель В. К. Острожский проявил незаурядные военные и дипломатические способности, а его борьба против «поган» была высоко оценена в тогдашних хрониках и поэтических произведениях. «Великим защитником русских и подольских стран от поган» называл его известный хронист О. Гваньини, отмечая, что с «поганами он с помощью своих старост много и мужественно воевал, посылая против врагов и двор свой, и шляхту, и бояр». За счет князя было основано и построено немало городов и замков, прежде всего на юго-восточной Волыне и Киевщине. его стараниями были построены замки на границе с Диким полем - в Белой Церкви, Переяславе, Богуславе. Благодаря этим действиям стала более интенсивной колонизация украинцами нынешних центральноукраинских земель. Сам же князь неоднократно спасал Киев от татарских набегов. Случалось, что даже давал немалые суммы денег татарским ордынцам, чтобы они не разрушали этот город. Будучи киевским воеводой, В.-К. Острожский сделал многое для возрождения как Киевской земли, так и Киева, которые в ХVI веке были открыты для татарских нападений и лежали в руинах.

Также он много сделал для культурного развития этого города, в частности, такого его культурно-религиозного центра, как Киево-Печерская лавра, которой он уделял особое внимание. Кстати, именно в лавре, где был похоронен его отец и дед, В.-К. Острожский приказал построить над его могилой скульптурное надгробие, элементами которого была корона и другие регалии независимого правителя. Это свидетельствовало, что в лице своего отца, как и своем лице, он видел не просто князя, а правителя-суверена. Воспитанники двора князя В.-К. Острожского (Елисей Плетенецкий, Мелетий Смотрицкий, П. Конашевич-Сагайдачный и другие) продолжили дело своего патрона: культурное возрождение Киева. Так, благодаря Е. Плетенецкому Киево-Печерская лавра превратилась в мощную религиозно-культурную ячейку со своим научным кружком и типографией. А П. Конашевич-Сагайдачный и М. Смотрицкий стояли у истоков Киевского братства и Киевской братской школы, в которой сейчас видят предтечу Киево-Могилянской академии. Воспитанники двора В.-К. Острожского основали и содействовали развитию Межигорского монастыря, который стал одной из самых больших православных святынь Киевщины. Есть основания говорить, что без В.-К. Острожского не было бы ни «Могилянского ренессанса», ни расцвета Киева в ХVП веке, ни превращения его в духовную и политическую столицу Украины. Вообще, благодаря деяниям князя украинские земли в конце ХVI века, будучи хотя бы частично защищенными от татарских нападений, получили возможность относительно нормально развиваться как в плане хозяйственном, так и культурном. Именно в таких условиях стало возможным так называемое украинское возрождение конца ХVI - начала ХVII веков. Однако сомнительно, чтобы это возрождение произошло без В.-К. Острожского, который учредил Острожскую академию, Острожскую типографию, издал Острожскую Библию и осуществил немало других важных дел на культурном поприще.

Острожская академия фактически стала первой высшей школой в Восточной Европе. Здесь давалось не только хорошее филологическое образование, изучались семь свободных искусств, но и происходили богословские студии, которые в то время, собственно, и рассматривались как признак высшей школы. Документы свидетельствуют, что воспитанники Острожской академии хорошо знали старославянский, греческий и латинский языки. Не удивительно, что именно ее воспитанник Мелетий Смотрицкий составил грамматику старославянского языка, которая оказала огромное влияние на развитие филологической науки восточных и южных славянских народов. Преподаватели и студенты Острожской академии занимались переводами с греческого, латинского языков как библейских текстов, так и сложных богословских трудов.

Сама же Острожская академия оказала огромное влияние на развитие тогдашней украинской школы. Благодаря ей развивались школы мещанских братств, монастырские и прицерковные школы. В конечном счете, она дала импульс, который привел к созданию Киево-Могилянской академии.

По поводу Острожской Библии, в издание которой В.-К. Острожский вложил немало средств и личных усилий, то это было не просто первое славяноязычное издание полного корпуса библейских книг. Это вообще было первое в Европе критически-научное издание Библии, составленное на основании различных текстов.

Большое значение имела заложенная князем Острожская типография. Это было первое печатное заведение на украинских землях, деятельность которого имела постоянный и систематический характер. Вместе с Острожской Библией, «королевой украинских книг», было издано немало различных изданий - учебников, богослужебных книг, богословских и полемических произведений.

В.-К. Острожский выступая как покровитель православия в Речи Посполитой, немало внимания обращал на перестройку церковных структур. Выступал основателем многочисленных церквей, монастырей. Даже вынашивал амбициозный план создания патриархата на украинских землях. К сожалению, этот план ему так и не удалось реализовать. Хотя именно благодаря его деятельности удалось сохранить православие в Украине и Белоруссии.

Некоторые историки (преимущественно народнического характера) упрекали В.-К. Острожского за то, что он мало расходовал средств на культурные потребности, что он с его состоянием мог бы давать на это больше денег. Такие упреки выглядят не совсем справедливыми. Большую часть средств, как уже указывалось, князю приходилось направлять на оборону украинских земель, их хозяйственное развитие. А те деньги, которые он израсходовал на развитие культуры, образования, церковных структур, были достаточно значительными.

Фактически В.-К. Острожский в хозяйственном, политическом, культурном и церковном планах создавал независимую государственную структуру. И хотя он признавал верховенство над собой короля Речи Посполитой, однако вел себя абсолютно независимо. Даже в письмах писал «Мы, Василий-Константин, с Божьей ласки князь Острожский». В то время так себя именовали суверенные правители.

Если бы дела князя нашли достойное продолжение, украинцы со временем могли бы создать свою независимую государственную структуру, которая была бы интегрирована в европейскую политическую и экономическую систему. И мы бы сейчас занимали достойное место в объединенной Европе. К сожалению, в силу различных причин (внешних, внутренних, объективных, субъективных) этого не произошло. Но это не вина князя. Это - наша беда.

Василий-Константин, князь Острожский, был уважаем как западными, так и восточными славянами. В 2008 году исполняется 400 лет, как отошла в вечность эта воспитанная, нерядовая, поразительная личность. К празднованию этой даты широко готовятся в Беларуси, Польше, Литве, России. Хочется верить, что и в своей Отчизне, на алтарь которой положил свою жизнь и свой интеллект, он будет также должным образом оценен.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.