УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 84 відвідувачів

Теги
Президент Віктор Ющенко Предстоятелі Помісних Церков Вселенський Патріархат Археологія та реставрація Патріарх Алексій II Церква і медицина конфлікти Мазепа іконопис Доброчинність автокефалія шляхи єднання Священний Синод УПЦ українська християнська культура розкол в Україні Ющенко краєзнавство Церква і влада монастирі та храми України комуністи та Церква УПЦ КП секти милосердя Голодомор церква і суспільство Церква і політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква та політика діаспора УГКЦ Митрополит Володимир (Сабодан) молодь педагогіка вибори Католицька Церква постать у Церкві церковна журналістика 1020-річчя Хрещення Русі забобони Києво-Печерська Лавра






Рейтинг@Mail.ru






«Русская линия»: Наш ответ Трумену – единство. Кто на самом деле заинтересован в автокефалии Украинской Православной Церкви?



«Русская линия», 26 февраля 2008 г.

 

 

Зачем была написана предыдущая статья

Судя по статистике посещений, статья «Опаснее врага. Об украинских ревнителях и их московских покровителях» вызвала большой интерес у наших читателей и, соответственно, оживлённое обсуждение на форуме. Я не смог принять участие в самом обсуждении и решил, что, в таком случае, будет правильнее написать отдельную статью-ответ.

Во-первых, зачем была написана статья «Опаснее врага»? Чтобы поделиться с читателями, как я понял решение Архиерейского Собора УПЦ, осуждающее деятельность двух известных общественных организаций - Союзов православных граждан России и Украины, в первую из которых корпоративно входит и редакция Русской линии, а значит, частично несёт ответственность за её деятельность.

Во-вторых, чтобы обратить внимание православной общественности России на недостойную деятельность руководства СПГ. Некоторые читатели справедливо меня обвинили за некоторые излишне резкие выражения. Должен раскрыть секрет: эти места я вставил в уже готовую статью намеренно. И вот почему. Если эта московская пара (Фролов-Лебедев) посчитала для себя возможным не заметить решения Архиерейского собора УПЦ, то тем более они пропустят мимо ушей и анализ «несвидомого», по их мнению, в украинских делах автора. До тех пор, пока не заденешь их за живое, то есть за «себя, любимого». И я как в воду глядел. Когда Архиерейский собор УПЦ МП весьма деликатно, не называя имён, подверг критике деятельность на Украине Союза православных граждан, Лебедев и глазом не моргнул. Но когда нашёлся какой-то писака-бумагомарака Григорьев и этого самого Лебедева в фельетон вставил, причём не на бумаге, а даже и неизвестно где, председатель СПГ развил ужасно активную деятельность. К кому он только не обращался, кого только не науськивал, чтобы «дать по рукам» этому несчастному писаке. Но почему-то никто даже из его московских коллег не торопится «защитить от гнусных нападок» председателя Лебедева. Тут бы ему задуматься, а может в чём-то Григорьев и прав, может, стоило согласиться с ним и решить проблему своего неуёмного пресс-секретаря в узком кругу, кулуарно, не вынося сора из избы, но... охота поруководить-попредседательствовать пуще неволи, и Лебедев и К0 выбрали иной путь - публичный. Что-ж, вольному воля, спасённому рай. Хотя очень печально, что в двусмысленном положении оказались весьма достойные люди - немногочисленные реальные члены СПГ.

А был ли мальчик?

Работая над статьей «Опаснее врага», я отдавал себе отчёт, что из Петербурга, фактически умозрительно, сделать объективный анализ проблемы украинской автокефалии затруднительно, и поэтому более сосредоточился на удивившей меня реакции московских участников украинских дел. Эта реакция, а вернее отсутствие таковой, на решение Архиерейского собора Украинской Православной Церкви и стала главной причиной написания статьи. С другой стороны, в нашей редакции понимали, что одной статьёй в столь серьёзном вопросе не отделаться, а чтобы яснее разобраться в ситуации нужно пообщаться вживую с участниками процесса. И меня направили в командировку в Киев.

За прошедшую неделю я имел удовольствие пообщаться со многими людьми, реально сведущими в обозначенной проблеме. Мне удалось побеседовать (перечисляю в порядке очередности встреч) с руководителем пресс-службы Предстоятеля УПЦ Василием Семёновичем Анисимовым, главным редактором сайта «Православие в Украине» священником Андреем Дудченко, Председателем «Единого отечества» Валерием Кауровым, нашим автором, публицистом Игорем Друзем, депутатом Верховной Рады Екатериной Семёновной Самойлик, директором киевского Центра богословских исследований о. Петром Зуевым, публицистом диаконом Андреем Глущенко, руководителем Издательского отдела УПЦ МП игуменом Лонгиным (Чернухой), секретарём Предстоятеля УПЦ епископом Переяслав-Хмельницким Александром (Драбинко), руководителем ОВЦС УПЦ игуменом Кириллом (Говоруном), Управляющим делами УПЦ архиепископом Белоцерковским и Богуславским Митрофаном (Юрчуком), архиепископом Львовским и Галичским Августином (Маркевичем), участником обсуждения статьи на нашем форуме Алексеем Мартюшевым, настоятелем Свято-Троицкого храма в селе Рохманив и храма-палатки св. Александра Невского перед Верховной Радой Украины протоиереем Олегом Сирко, Руководителем Главной редакции телевизионных программ УПЦ протоиереем Георгием Коваленко, Председателем Союза Православных братств Украины Валентином Лукияником, православным юристом Геннадием Литвиновым. Причём с каждым из перечисленных людей у меня состоялся подробный, обстоятельный разговор, за что я им всем, а особенно архиереям и духовенству глубоко благодарен. Помимо этих встреч были и многие случайные разговоры с простыми верующими паломниками, соседями по многоместной келии в гостинице Киево-Печерской Лавры, где мне посчастливилось остановиться. Особенная благодарность сотрудникам пресс-службы В.Анисимову и А.Захарченко, поспособствовавшим многим моим контактам в Киеве.

Я намеренно не брал интервью, я пытался понять, насколько реальна угроза отделения Украинской Православной Церкви, поэтому и беседы старался построить так, чтобы как можно глубже разобраться в проблеме. В результате пришёл к некоторым выводам.

На сегодняшний день в реальности вопрос об автокефалии не стоит. Конечно, сохраняется и в этом году усилится давление различных политических сил на Украинскую Православную Церковь, о чём недвусмысленно говорится в интервью одесского митрополита Агафангела. Но, как понятно и из этого интервью и из других источников, внутри Церкви сил, склонных к принятию автокефалии в существующих обстоятельствах, нет. Это не значит, что в Украинской Православной Церкви нет верующих, согласных с призывом всех трёх президентов Украины (Кравчука, Кучмы и Ющенко) «Независимому государству - независимую Церковь». Такие, конечно, есть. Но и они отдают себе отчёт в том, что в сложившихся обстоятельствах принятие автокефалии приведёт к непредсказуемым результатам и ничего, кроме вреда, а, скорее всего, и полного разрушения церковного организма канонического православия, не принесёт. О подобной перспективе разумно предупреждает Юрий Максимов в статье «Что будет, если Украинская Православная Церковь станет автокефальной?» И это прекрасно понимают даже идейные сторонники автокефалии, а таковые составляют небольшую, но заметную часть и мирян и клириков и архиереев УПЦ.

Высокую оценку участников обсуждения статьи «Опаснее врага» получил комментарий Алексея Мартюшева. Приведём здесь его полностью:
Массовое настроение среди прихожан УПЦ МП за автокефалию УПЦ МП началось в конце 2004 и в начале 2005 годов, когда в храмах УПЦ появилось много молодежи, воспитанной в столичных вузах и прошедшей через "оранжевый " майдан. В основном это люди гуманитарной профессии: журналисты, психологи, социологи, политологи. Их идея фикс: они есть новая европейская (политическая) нация украинцев - и им все позволено. Для этих полувзрослых-полудетей политическая идея новой нации выше Христа. Христос с ними, а не они со Христом. В Церкви им скучно, борьбе с личными грехами и страстями они предпочитают политической борьбу. Молодежь они воспринимают как отдельный народ, обладающий правом решать, что хорошо и достойно будущего. Будущее - это они и есть. Только в дискурсе политической борьбы они и понимают жизнь в Церкви. Окормляют таких неофитов молодые, или не очень, священники УПЦ МП, по духу либералы и экуменисты. Они проникнуты представлением о миссии Церкви как самой лучшей социально-благотворительной организации. Православную Церковь они воспринимают как отсталую с точки зрения современных технологий миссионерства общественную организацию, без реформирования которой, ее ждет неминуемый крах. Т.о. желание автокефалии есть продукт соединения молодых полуграмотных неофитов (политических националистов с европейским уклоном) с опытными идейными наставниками либерального обновления в Церкви. Отдельно об этой молодежи. Это Каиново племя. Родители им не автортет и не указ. Большинство из них оставили свои родные места и родителей и пробиваются в борьбе за место под солнцем в Киеве или областных городах центральной Украины. Ареал их пополнения села и городки цетральной и северной Украины, которые массово поддержали вместо коммунистов партию Ю.Тимошенко. В этих регионах происходит массовая деградация и исчезновение сельского уклада жизни. Поэтому эта молодежь очень агрессивна и настойчива. Они реальные социальные беженцы и им некуда возвращаться. В УПЦ МП произошло реальное соединение социально и культурно маргинализованых слоев молодежи с либерально-экуменическими философами и священниками. Поэтому идея автокефалии на самом деле - это проект создания новой социальной реальности (жизни) для лишенных родины и семьи молодежи сельской Украины в условиях побеждающего либерального глобализма. Это попытка обрести свою землю теми, кто уже лишен корней, но еще хочет их иметь. И нет ничего удивительного, что они пытаются приспособить под это дело единственно доступную им организацию - Церковь. Православным нужно выстоять и умиротворить их. Время работает на нас. А реальной автокефалии УПЦ на Украине не будет, Бог не допустит. На НЕГО уповаю, и только.
Мартюшев Алексей, православный УПЦ МП, Киев, приход прп. Агапита Печерского

Очевидно, что идейные сторонники автокефалии есть, но вот в чём загвоздка. Одно дело желать, другое дело - быть готовым к реальным действиям. На прямой вопрос священникам Андрею Дудченко, Петру Зуеву и диакону Андрею Глущенко, о том, насколько, на их взгляд, желательна и возможна автокефалия в 2008 году все они не сговариваясь ответили, что в сегодняшних обстоятельствах автокефалия УПЦ невозможна, хотя в каком-то будущем, при иных обстоятельствах, желательна. То есть даже те самые молодые либеральные священники, о которых говорилось в комментарии Алексея Мартюшева, склонные к отделению УПЦ от Матери-Церкви, отдают себе отчёт, что в сложившейся религиозной ситуации на Украине при имеющих место быть сложных, запутанных и напряженных церковно-государственных отношениях вопрос об автокефалии неактуален.

То есть идейных сторонников автокефалии надо понимать так: сейчас, сию минуту, мы не стремимся к автокефалии, но считаем её весьма желательной в перспективе, когда изменятся обстоятельства. Изменение которых, добавим от себя, от них не зависит, а зависит от политической и религиозной ситуации, в первую голову, её стабилизации и консолидации украинских граждан. Хотя бы потому, что в нестабильной политической ситуации, при фактически расколотом украинском обществе, ничтожна вероятность уврачевания церковных расколов, ради которого и мыслится сторонниками автокефалии изменение статуса канонической Церкви. А никаких тенденций по стабилизации политической обстановки ни в ближайшем, ни в отдалённом будущем что-то не просматривается. Что и является подтверждением известных слов преп. Лаврентия Черниговского, если их понимать, как пророчество: «Как нельзя разделить Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа - это Един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию». В нашем контексте, таких обстоятельств, которые соответствовали бы «естественной автокефалии» нет и не будет, и автокефалия может быть насаждена только насильно. То есть открытыми государственными репрессиями. Решатся ли сторонники поместного украинского православия в коридорах власти на нечто подобное? Можно с уверенностью сказать: нынешние - нет.

Отсюда напрашивается вывод: «естественного» отделения УПЦ Божий Промысл не допустит из-за противоречивых общественно-политических обстоятельств, а против искусственной - насильной бороться можно только одним способом - единением вокруг священноначалия и поддержкой и доверием друг другу.

Истерическое «православие»

Деятельность осуждённых Архиерейским собором организаций и лиц подрывает единство украинской церкви и фактически только способствует ускорению процесса разделения. Не случайно крайне негативно оценивают деятельность Фролова на Украине как идейные сторонники, так и противники украинской автокефалии. Мне удалось поговорить с некоторыми возмущенными действиями Каурова православными активистами, подписавшими Открытое письмо-протест Троянский вирус в среде Православия. Ситуация не изменилась, деятельность Фролова и Каурова продолжают считать провокационной большинство православных общественных организаций, о чём недвусмысленно говорилось и на случайном собрании руководителей некоторых из них за трапезой в палатке батюшки Олега Сирко.

Фролов и К0 называют свою деятельность «политическим православием», готовым использовать любые, вплоть до истерики и скандалов способы дабы добиться желаемого. Спекулятивное использование Православия для политических целей, сколь бы ни были замечательны сами эти цели, ни к чему хорошему не приводит, даже если оно сохраняет внешне приличные формы. Тем более такое использование Православия становится несносным, если в багаже орудующих Церковью, как некоей дубиной, скандалы, истерика, эпатаж. А именно такое ведение политической борьбы исповедуют «пользователи» «политического православия», чаще всего вместо пользы принося существенный вред делу.

Другое дело - одесская общественная организация «Единое Отечество», члены которого, находясь в разумном послушании епархиального начальника, оказывают существенную помощь церковным начинаниям в самых различных областях общественной жизни или в отстаивании прав Церкви и соблюдении законности в отношении храмовых зданий. При этом, если деятельность такой организации выходит за пределы епархии, то очевидно и послушание переходит на следующую иерархическую ступень - от епархиального Высокопреосвященного к Митрополиту Киевскому и всея Украины и Священному Синоду УПЦ. Невнимание к таким «тонкостям», скорее всего, и привело эту общественную организацию к столь печальному итогу, как осуждение высшей украинской церковной властью - Архиерейским собором УПЦ.

Одесское «Единое Отечество» считает себя авангардом борьбы с автокефалией. Что-ж, не исключено, что это хоть и самонадеянно, но не лишено некоторого основания, во всяком случае в нецерковном сознании. Но, судя по последним событиям, этот авангард явно оторвался от самой Церкви, и его действия стали угрожать единству всего церковного организма. Авангард, сколь бы не был он уверен в своей правоте в видении ситуации, не может указывать всей Церкви, как себя вести в той или иной ситуации. Это беззаконное восхищение власти. Мне представляется, что одесские ревнители переступили некоторую грань, которая разделяет ревность о Церкви Божьей и одержимость политикой.

Что следует ожидать?

Главным вопросом, который я предлагал всем, с кем беседовал на Украине, был: каковы могут быть мотивы у украинских архиереев в получении автокефалии. И ни разу не смог получить вразумительного ответа на этот простой вопрос. Действительно, нынешнее положение канонического православия на Украине хоть и трудное, но стабильное. Украинские архиереи привыкли чувствовать себя независимо в отношении государственной власти хотя бы потому, что всё равно никакой поддержки от неё никогда не получают. Ну, допустим, есть некий правящий архиерей N, по своему мировоззрению разделяющий стремление верховной власти Украины создать единую поместную православную церковь. Но помимо архиерея, есть ведь ещё и паства, которая, как сказал один мой собеседник, может такого архиерея и в храм не пустить. Ну, ладно, скажем, и паства безразлично отнесётся к действиям такого архиерея, но ведь его епархия не на острове, есть губернатор и ещё пара «правящих» из раскольников, уж как минимум один из которых пользуется во всём полной поддержкой местной власти. Решительно не понятно, зачем бы такому идейному стороннику автокефалии она нужна в действительности. Чтобы ослабить свои позиции перед «конкурентом», которого поддерживает местная власть? Доверять же неким посулам украинской власти, уже столько раз, «забывавшей» о своих обещаниях, могут только сумасшедшие, а таковых среди украинских архиереев нет.

Наших собратьев на Украине пугают, что президент Виктор Ющенко, якобы дал указание исполнительной власти обеспечить в этом году устройство канонической поместной церкви. Мы не знаем, так ли это, но даже если и так, что тут нового? Подключение УСБ? А что, в прошлом, все предыдущие годы власть не давила на УПЦ теми же способами и с теми же целями? Или у спецслужбистов Украины появились новые возможности и так повысилась исполнительская дисциплина, что теперь то уж они возьмутся за УПЦ МП по настоящему? Очень сомнительно. Позволю себе процитировать одно место из недавнего доклада Блаженнейшего Владимира в Варшаве:

«У государства всегда существовало искушение к созданию теневых механизмов влияния на Церковь и её иерархов. Однако если в тоталитарных государствах такие механизмы и могли повлиять на церковную жизнь, то в современных демократических странах эти механизмы даже если имеют место, то оказываются неэффективными. Не является исключением и современная Украина».

А если не с помощью «теневых механизмов», то как ещё может власть Украины склонить Церковь к изменению статуса? Украинская Православная Церковь Московского Патриархата не получает от украинского государства практически ничего, а в пустые посулы давно не верит. А так как нет никаких оснований полагать, что руководители украинского государства вдруг, ни с того ни с сего, откажутся от своей многолетней практики поддержки раскольников и, наконец, пойдут навстречу самым очевидным требованиям канонического Православия, то и о поместной церкви им придётся забыть. И это аксиома, как любит выражаться наш логически мыслящий пресс-секретарь Фролов.

Вот и получается, что поговорить в узком кругу о пренебрежительном отношении Москвы к нуждам украинского православия, да об изменении статуса и прочем, конечно, можно, но на деле в современных условиях её получить украинская церковь не готова, даже, если бы и архиереи, и духовенство, и паства в полном единодушии желали отделиться от русского православия. Из-за мучительного для украинского православия раскола и очень непростых отношений с власть предержащими.

Тем не менее, нет дыма без огня. Логично ожидать в этом году оживления политических сил в обсуждении автокефального вопроса, тем паче, что совершенно не исключены новые выборы в Верховную Раду. О чём ещё говорить политикам, как завлекать электорат? Агитировать за НАТО? Так можно весь электорат растерять. Об евроинтеграции - тоже не выгодно, тем более вроде никто всерьёз Украину в Европу и не приглашает. Не исключено, что в таких условиях вопрос о поместной церкви может стать центральным в политической дискуссии на Украине и это, безусловно, усилит давление на верующих УПЦ МП. Возможно, ожидая значительной политизации автокефальной проблемы, архиереи заранее освободились от провокационных элементов внутри церкви, которые могут сыграть, как говориться, «на руку Трумену».

Каков может быть наш ответ этому "трумену"? Только один - единство.

Сергей Григорьев

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.