УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 82 відвідувачів

Теги
монастирі та храми України діаспора Доброчинність Голодомор забобони церква та політика Священний Синод УПЦ Церква і медицина Митрополит Володимир (Сабодан) Вселенський Патріархат церква і суспільство милосердя постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко Церква і політика Археологія та реставрація конфлікти іконопис Президент Віктор Ющенко УПЦ КП Мазепа Києво-Печерська Лавра українська християнська культура розкол в Україні церковна журналістика Католицька Церква педагогіка УГКЦ Предстоятелі Помісних Церков вибори комуністи та Церква автокефалія Патріарх Алексій II секти молодь Церква і влада краєзнавство шляхи єднання 1020-річчя Хрещення Русі






Рейтинг@Mail.ru






«Притвор» (Киев): Утопия и любовь. Заметки наспех



«Притвор» (Киев), Ольга N, Киев, 03.03.2008 

Как-то мне пришлось посмотреть корейский фильм «Пустой дом», получивший многие призы. Он очень понравился одному из моих друзей, и я увидела в нем тонкость режиссерского подхода, поэтичность, но и - другое, о чем мне тоже хотелось кратко сказать. О том, что суть этого фильма – утопия.

Герой фильма – молодой человек – выбрал для себя такой стиль жизни: развозить рекламу, и тайком ночевать при этом в квартирах, где в этот день нет хозяев. В этих квартирах он иногда наводит порядок, стирает вручную хозяйское белье (очевидно, и в этом выражается его протест против механической цивилизации). В одной из таких квартир он встречает женщину, с которой жестоко обращается муж, защищает ее и увозит. В итоге попадает в тюрьму и не пытается защититься от ложных обвинений. В тюрьме он, используя восточные техники, учится «быть невидимкой», наконец, после упорных тренировок, это ему удается, он убегает из тюрьмы, приходит к той замужней женщине, и остается у нее в доме невидимым для ее мужа. И это – что-то вроде счастливого конца фильма, победа любви (так и написано было о нем в большой рецензии на фильм в журнале «Новый мир»).

Оставлю сейчас в стороне явную двусмысленность этого счастья, построенного на обмане. Обман, даже если обманывают человека дурного или жестокого, всегда разрушителен для самих обманщиков. Но вернусь к романтичному образу героя фильма. Насколько можно понять, герой, безусловно талантливый и по-своему благородный человек, протестует против окружающего мира тем, что принципиально не хочет участвовать в его жизни. И он готов страдать за свои убеждения – он терпит все неудобства кочевого быта, страшные побои в тюрьме. Но – в европейской культурной традиции, все-таки имеющей свои корни в христианстве, известны разные варианты «человека-невидимки», и все они заканчивались трагически. Можно вспомнить человека-невидимку Уэллса или Друда из романа А.Грина «Блистающий мир». Друд, не желавший зла, но спрятавшийся от мира, был просто растерзан толпой. Мысль – уйти от реального мира, или, как говорят, от «социума» - стать благородным разбойником вроде Робин Гуда или Дубровского или, как герой этого фильма, стать тенью – всегда связано с тайным желанием самому устанавливать законы, и такой человек в какой-то момент неизбежно наткнется на то, что миром правит не он, а Бог.

Кроме того, игра в тень неизбежно приводит к безответственности. Есть такой эпизод и в этом фильме – герой случайно мячиком для гольфа разбил голову проезжавшей мимо в машине девушке, и после этого, вероятно, тоже, чтобы не сталкиваться с «обществом», скрылся с места преступления.

Человек, который хоть до какой-то степени верит, что мир создан Богом, понимает, что обстоятельства жизни также посылаются ему Богом, и не пытается их обойти. Утопия этого фильма заключается в том, что герой, отказавшись от своей личности, своих реальных способностей, став тенью – обретает человеческую любовь. В том-то и дело, что путь к обретению подлинной человеческой любви лежит именно через реализацию личности, через воплощение ее способностей и талантов, а попытка стать тенью ради сохранения любви приводит к потере любви. Это очень важно помнить сейчас, когда, особенно среди неверующей молодежи, человеческая любовь – единственное, что им дорого в этом мире, единственное, что освещает им путь.

Cоздав кумир из человеческой любви, желая только ее, можно ее потерять. Вовсе не нужно принимать валящийся со всех сторон мусор конъюнктуры, бездушных развлечений, методик манипулирования другими людьми, то, что отталкивает и героя этого фильма. Но нельзя просто спрятаться в тень, нужно стараться твердо держаться своей совести, и при этом трудиться ради других людей, умножать таланты, несмотря на все трудности, и только тогда придет настоящая любовь – будет ли это семья, или дружба, или смиренное чувство христианского братства со всеми людьми.


Близнецы

Мы шли с мамой по дороге в билетную кассу. Примерно два месяца я решала вопрос, который любой из уважаемых мною людей решил бы за один день – ехать или не ехать. Поэтому к уважаемым мною людям я не относилась. Мы прошли по полосатой дорожке, одна из машин остановилась заранее, вторая нехотя, в последний момент, просто владелец не хотел попасть в тюрьму. Но, учитывая, сколько раз я по рассеянности нарушала правила, не мне его обсуждать. Пройдя через непонятно зачем оставленный, но очень удобный проем в бетонной стене, мы кратчайшей тропинкой, через осеннюю грязновато-зеленоватую лужайку брели к кассам. Перед нами шел мужчина, слегка согнувшись, потому что обеими руками крепко сжимал маленькие ручки в одинаковых варежках. Топорщились две синие курточки, краснели шапочки, топали и спотыкались ножки в одинаковых ботинках – перед нами шел папа с двумя, примерно трехлетними, близнецами. «Почему всегда так трогают маленькие близнецы?» - подумала я и сразу по привычке перескочила: «А взрослые – трогают?» И, вспоминая встреченных в жизни, и приятных, и не очень, и стариков – с удивлением заметила – все равно это сходство почему-то вызывает доброе чувство. Я спросила у мамы, как она к этому относится. «Да» - ответила она без раздумий – «как-то приятно, что два человека так близки друг другу, что похожи даже внешне». Я вовсе не представляю себе идиллии – вполне понимаю, что близнецы могут прожить всю жизнь в ссоре, просто это как внешний знак свыше – что люди связаны друг с другом, разными путями, и даже в том, что нам кажется физически неповторимым – внешность – бывает родство. Оговорка, ненужная мне и вам, – копия и родство вещи совершенно различные, родство – это просто форма любви.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.