УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 61 відвідувачів

Теги
педагогіка Президент Віктор Ющенко вибори шляхи єднання церковна журналістика іконопис милосердя Мазепа Доброчинність Церква і медицина забобони Ющенко конфлікти автокефалія Голодомор постать у Церкві українська християнська культура УПЦ КП Приїзд Патріарха Кирила в Україну Митрополит Володимир (Сабодан) Патріарх Алексій II 1020-річчя Хрещення Русі молодь Києво-Печерська Лавра комуністи та Церква діаспора Предстоятелі Помісних Церков Археологія та реставрація розкол в Україні Вселенський Патріархат церква та політика секти УГКЦ церква і суспільство Церква і влада Священний Синод УПЦ краєзнавство Католицька Церква Церква і політика монастирі та храми України






Рейтинг@Mail.ru






«Комментарии» (Украина): Председатель Госкомитета по делам национальностей и религий Александр Саган: "Государство не должно удовлетворять требования церквей, если из-за этого будет возрастать межконфессиональная напряженность и нарушаться законы"



«Комментарии» (Украина), Беседовал Юрий Вишневский, 22.05.2008

Об основных конфликтных зонах в отношениях государства с украинскими церквями «k:» рассказал председатель Государственного комитета Украины по делам национальностей и религий Александр Саган.


k: Существуют традиционные требования церквей к государству. В первую очередь это касается предоставления церкви как объединению религиозных организаций статуса юридического лица. Последний раз об этом 18 февраля в своем докладе в Варшаве говорил Блаженнейший митрополит Владимир (Сабодан). Какова позиция государства по этому вопросу?


А.С.: Сегодня этот вопрос очень неоднозначен и весьма политизирован, в частности из-за внутреннего конфликта в православной конфессии. Сейчас права юридического лица имеют общины. В условиях, когда закон позволяет изменение юридической принадлежности, предоставление церкви в целом статуса юридического лица будет значительно сужать права общин. Однако же согласно международным нормам новые законы не могут ограничивать права граждан. Итак, во-первых, если мы примем такую концепцию, то, соответственно, будем ломать идеологию европейского права. Во-вторых, таким решением государство увеличит напряженность в межцерковных отношениях. Поясню на примере. Скажем, община в селе собрала средства и построила храм. Он принадлежит общине. Если мы предоставим статус юридического лица церкви, храм станет ее собственностью. Если община стопроцентно решит изменить церковную юрисдикцию, она должна будет оставить этот храм и строить себе новый. Очевидно, люди на это не согласятся, и, как следствие, мы получим социальную напряженность и конфликт. Или если, к примеру, 50% членов общины примут решение о своем выходе, каким же образом им будут компенсированы средства? То есть, приняв закон о статусе юрлица для церкви, мы создадим новый комплекс проблем, которые не регулируются другими законами. Поэтому на Всеукраинском совете церквей и религиозных организаций, где эта концепция несколько раз обсуждалась и служила темой самых горячих дискуссий, в конце концов договорились не актуализировать этот вопрос.


k: Еще одна настойчивая просьба церкви - открыть путь к интеграции церковных учебных заведений в общенациональную систему образования.


А.С.: Государство не имеет ничего против, чтобы образование в семинариях и академиях признавалось как государственное. Но для этого нужно соблюсти ряд условий. Любое украинское высшее учебное заведение должно пройти лицензирование, иметь определенные образовательные стандарты. Если церковное учебное заведение будет отвечать таким критериям, проблем не будет. Скажем, один из факультетов Католического университета во Львове имеет такое же лицензирование, как и любой украинский вуз.


k: А что до признания теологии как специальности?


А.С.: Со временем, я думаю, и об этом можно будет вести речь. Но сегодня уровень преподавания теологических дисциплин не является достаточным, чтобы так ставить вопрос.


k: Церковь также хочет, чтобы государство урегулировало ее деятельность в силовых структурах. Прокомментируйте, пожалуйста, «проблему капелланов».


А.С.: Мне кажется, этот вопрос обсуждается уже больше десяти лет. Но и до сих пор ни Министерство обороны, ни сама церковь не имеют четкого представления, каким образом ввести институт капелланов. Существуют американская и несколько европейских моделей капелланства. В условиях украинской многоконфессиональности надо более тщательно изучить этот опыт, чтобы не внести межрелигиозную напряженность еще и в Вооруженные силы.


k: Относительно заимствования европейского опыта: какова судьба проекта новой редакции разработанного в 2006 году закона «О свободе совести и религиозных организациях»? К действующей редакции есть претензии не только в Украине, а и в Совете Европы.


А.С.: Конечно, на сегодня закон морально устарел. В позапрошлом году рабочая группа при Министерстве юстиции при участии представителей Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций разработала общий проект. Но, во-первых, в нем не были согласованы несколько принципиальных позиций, в частности и относительно статуса юрлица. Во-вторых, существовали опасения, что проект, который является общей позицией Минюста и церкви, пройдя Верховную Раду, выйдет оттуда совсем не таким, как задумывался. Поэтому была разработана специальная схема его принятия: сначала в качестве закона утверждается концепция государственно-конфессиональных отношений, а после нее - закон о свободе совести и религиозных организациях, который не может принципиально противоречить концепции. Это должно стать гарантией того, что определенная государством политика государственно-конфессиональных отношений не будет искажена.


k: Когда можно ожидать принятия концепции?


А.С.: Комитет занимается ее разработкой. Думаю, к осени она будет рассмотрена и утверждена на заседании Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, в сентябре-октябре комитет представит ее Кабмину как правительственный законопроект, а в ноябре она будет внесена в Верховную Раду.


k: А как комитет расценивает законодательную инициативу Геннадия Москаля о пресечении деятельности религиозных культов деструктивного типа и тоталитарных сект?


А.С.: Во-первых, украинское законодательство не оперирует понятием «секта» или «тоталитарная секта». В Украине действует довольно толерантная модель государственно-конфессиональных отношений, согласно которой каждый человек имеет право самостоятельно избирать мировоззренческий путь и религиозные убеждения. Мне кажется, этот законопроект является шагом назад по сравнению с другими наработками относительно упорядочения отношений государства и церкви. С другой стороны, я согласен с тем, что комитет должен обращать больше внимания на юридические основания для регистрации новых религиозных течений. Хотя, скажем, в европейском законодательстве деятельность общественных и религиозных организаций регулируется одними законами.


k: Как вы можете прокомментировать предложение Москаля о запрете иностранцам руководить религиозными организациями?


А.С.: Этот тезис понятен, однако же, стараясь ударить по новейшим религиозным течениям, мы нанесем ущерб и всем другим. Скажем, руководителем Украинской греко-католической церкви не мог бы быть назначен Любомир Гузар, потому что на тот момент он был гражданином США. Или же некоторыми еврейскими религиозными общинами руководят не граждане Украины. Одним словом, такому запрету нецелесообразно предоставлять статус закона.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.