УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 57 відвідувачів

Теги
Церква і медицина Археологія та реставрація Католицька Церква Священний Синод УПЦ УПЦ КП постать у Церкві 1020-річчя Хрещення Русі церква і суспільство молодь шляхи єднання милосердя Церква і влада Мазепа церква та політика секти Голодомор педагогіка церковна журналістика вибори конфлікти Доброчинність Митрополит Володимир (Сабодан) УГКЦ комуністи та Церква краєзнавство Вселенський Патріархат Києво-Печерська Лавра українська християнська культура Ющенко забобони Патріарх Алексій II Президент Віктор Ющенко монастирі та храми України розкол в Україні Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і політика іконопис автокефалія Предстоятелі Помісних Церков діаспора






Рейтинг@Mail.ru






«Грани.ру» (Россия): Полная автокефалия



«Грани.ру» (Россия), Николай Митрохин, 28.07.08

Ситуация с православием в Украине окончательно вышла из-под контроля Московской патриархии. Самая значительная часть РПЦ - Украинская православная церковь (Московского патриархата) - на всех парах идет к полной независимости. Вопрос заключается лишь в том, как удобнее провести получение статуса автокефальной (полностью независимой) церкви. Чтобы, так сказать, и волки, и овцы в итоге оказались удовлетворены. И морально, и материально.

Месяц назад в своем выступлении на Архиерейском соборе РПЦ митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан) обрисовал ситуацию яснее ясного.

Пункт первый: "Миссия Украины отнюдь не исчерпывается функцией буферной зоны между Востоком и Западом. Украина - это самодостаточное социокультурное пространство... Сохраняя духовную связь с Русской православной церковью, мы стали подлинной церковью украинского народа, которая с должным уважением относится к национальной истории и традициям нашей страны, той страны, в которой мы живем и совершаем свое служение".

Это для тех, кто еще думает, что возможно восстановление СССР, а в Украине все мечтают говорить исключительно на языке Пушкина.

Пункт второй: "Мы также не можем забывать о наших братьях и сестрах, остающихся по другую сторону стены (между юрисдикциями. - Н.М.). Если в состав Украинской православной церкви сегодня входит около одиннадцати тысяч приходов, то общее число приходов, находящихся вне общения со вселенским православием, составляет около четырех тысяч. Эти цифры означают, что миллионы православных в Украине находятся вне церковного общения".

Это о тех, кого еще недавно именовали исключительно "раскольниками" и чьи приходы считались как бы несуществующими. Теперь даже в Москве говорят (без перехода на личности и воспоминаний о вынесенных анафемах) исключительно о "раскольнических группах", а порой и о "братьях и сестрах" и "наших партнерах".

Пункт третий: "Действительно, с большой долей вероятности можно предположить, что усовершенствование канонического статуса Украинской православной церкви (то есть получение ею автокефалии. - Н.М.) способствовало бы присоединению к ней раскольнических групп. Однако оно не решило бы проблему единства церкви в Украине, поскольку очень многие представители епископата, духовенства и мирян в нашей церкви не готовы отказаться от наличествующей сегодня канонической связи с Русской православной церковью. Участвуя в дискуссиях вокруг понятия автокефалии и будущего православной церкви в Украине, мы сталкиваемся с двумя противоречащими друг другу позициями".

Вот, собственно, и все. В принципе автокефалия была бы полезна, если бы не упертость тех, кто по-прежнему видит УПЦ "русской церковью". Таких, по мнению митрополита, еще много на востоке и юге страны, поэтому решение вопроса о статусе церкви откладывается.

Откладываться-то откладывается, но тенденция очевидна. Московская патриархия не может более придерживаться позиции, на которой стояла почти двадцать лет: мол, против нас только поддерживаемые националистами малочисленные раскольники во главе с анафематствованными главарями.

Как бы не хотелось идеологам Третьего Рима думать об особой роли русского православия, к которому, как к маяку, тянутся народы всего мира, устроение церкви в общем и целом соответствует устроению государства. Украина в ходе "оранжевой революции" и двух последующих выборных кампаний доказала не только устойчивость своего государственного устройства, верность политической элиты идее существования самостоятельного украинского государства, но и его однозначную прозападную ориентацию.

УПЦ МП - не как собрание верующих, а как организация - в силу своих кадровых и административных симпатий была одним из наиболее "пророссийских" элементов украинского общества. И по убеждениям, и за деньги активно агитировала, как ей казалось, "свою" паству в пользу Януковича и других "пророссийских" политиков. А эффект получился обратный.

Больше всего приходов с самыми "верными" (чаще ходящими в храм) прихожанами у УПЦ МП было отнюдь не на "русском" Востоке или Юге, а в "украинских" Центральной и Северной Украине - Ровно и Житомире, Виннице и Полтаве. И именно эти регионы, наряду с западноукраинскими, проголосовали за "оранжевую коалицию", обеспечив "западный", а не "восточный" путь Украины.

А каков базис, такова и надстройка. Скрепя сердце вынужден был епископат УПЦ МП вернуться к вопросу об автокефалии. Должен был что-то ответить на вопрошания властей страны о возможности построения национальной церкви. Должен был признать, что даже в Киеве и области половина православных храмов являются "раскольничьими" и их посещают не какие-то призраки, а вполне живые и активные прихожане.

Визит Константинопольского патриарха Варфоломея и нависшая над УПЦ МП угроза взятия им под свое крыло "раскольников" - то есть придание им законного статуса с точки зрения мирового православия - лишь отражение сложившейся ситуации, а не ее причина. Стали бы так беспокоиться церковные власти, если бы к "анафематствованному" Филарету (глава УПЦ Киевского патриархата) и его "группировке", пусть даже получившим неосязаемый для простого гражданина "канонический статус", не хотел переходить никто из клириков и прихожан, если его бы игнорировала власть и спонсоры?

Но ситуация пока прямо противоположная. Большая часть населения Украины хочет подлинно украинской, самостоятельной церкви, не имеющей никакой зависимости от Москвы. Меньшинство - в Луганске, Донецке и Одессе - хочет остаться с Москвой навсегда. Московская патриархия хочет не столько влиять на ситуацию в Украине, сколько считать УПЦ МП своей частью. Только формальный контроль над 11 тысячами ее православных приходов (в дополнение к своим 14000 в России и примерно 3000 в других странах) позволяет РПЦ считаться крупнейшей церковью православного мира и претендовать в этом мире на особую роль. Но что делать, если той империи, которую во все колокола веками славила церковь, уже почти два десятилетия не существует.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.