УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 127 відвідувачів

Теги
українська християнська культура краєзнавство діаспора забобони Церква і влада Ющенко Доброчинність УПЦ КП Вселенський Патріархат церковна журналістика монастирі та храми України церква та політика розкол в Україні Приїзд Патріарха Кирила в Україну 1020-річчя Хрещення Русі УГКЦ Мазепа Голодомор Археологія та реставрація Митрополит Володимир (Сабодан) молодь автокефалія постать у Церкві церква і суспільство Католицька Церква Предстоятелі Помісних Церков Президент Віктор Ющенко секти Священний Синод УПЦ іконопис милосердя вибори педагогіка шляхи єднання комуністи та Церква Києво-Печерська Лавра Церква і медицина конфлікти Патріарх Алексій II Церква і політика






Рейтинг@Mail.ru






«Первая крымская» (Симферополь): Кого крестил в Крыму святой Климент?



«Первая Крымская» (Симферополь), Михаил Володин, 15.02.07

Одним из наиболее загадочных имен, связанных с древней историей Крыма, является имя римского епископа Климента.
   До сих пор существуют многочисленные и противоречивые версии не только его жизни на нашем полуострове, но и загадочной смерти.
   
   В конце X - начале XI века святой Климент высоко почитался в Киевской Руси. Его нетленные мощи, привезенные из Крыма князем Владимиром, хранились в главном храме Киевской Руси - в Десятинной церкви. Памятник того времени «Слово на обновление Десятинной церкви» свидетельствует: «И истинный заступник стране Русской, и венец преукрашенный славному и честному граду нашему и великой митрополии же, матери городам. Тобою русские князья похваляются, святители ликуют, иереи веселятся, монахи радуются, люди добродушествуют, приходя с горячей верою к твоим христоносным костям». Но уже с 80-х годов XI века святой Климент оттесняется на второй план - на место «заступника страны Русской» почему-то назначается Николай Мирликийский (Чудотворец). Отчего же в первые годы после крещения Руси так превозносили именно святого Климента и чем он впоследствии не угодил греческим митрополитам и русским князьям?
   
   На восточной сторонушке
   
   Сейчас часто можно слышать утверждения, будто первым проповедником христианства в Крыму был не кто иной, как Андрей Первозванный. Но многие исторические документы не подтверждают то, что он посещал наш полуостров. В то же время о пребывании в Крыму святого Климента ни у кого нет сомнений. Он был третьим по счету епископом Рима. «Блаженные Апостолы (Петр и Павел), - свидетельствовал святой Ириней, - основав и устроив Церковь (в Риме), вручили служение епископства Лину. Ему преемствует Анаклет. После него на третьем месте от Апостолов получает епископство Климент». Есть даже сведения, что его крестил сам апостол Павел. Как бы то ни было, но, по словам святого Иринея, Климент имел апостольскую проповедь «в ушах своих и предание их перед глазами своими».
   И вот представьте, что в 98 году человек, принявший знамя христианства из рук святых апостолов, приезжает на наш полуостров. Относительно того, как он здесь оказался, есть две основные версии. Согласно первой, он приехал проповедовать христианство, за короткое время успев построить около 75 церквей и подготовить для них священнослужителей. По второй версии, Климент был отправлен в ссылку императором Траяном. В пользу этой версии говорит вроде бы то, что спустя три года после своего приезда Климент упокоился на морском дне. А как он там мог оказаться? Ясное дело, утопили, привязав на шею якорь или камень, причем, видимо, по наущению Траяна.
   По преданию, верные ученики святого Климента - Корнилий и Фив, стоя на берегу, обратились к верующим: «Помолимся все единодушно, чтобы Господь открыл нам тело святого мученика». После молитвы море отступило на три поприща («поприще» в древности состояло из тысячи шагов, в каждом шаге - пять стоп) - и христиане увидели мраморную гробницу, сделанную наподобие церкви. И в течение семи веков в день памяти Климента - 8 декабря - море отступало на семь дней, давая путь желающим поклониться святым мощам. Это предание сохранилось в былинах. В «Голубиной книге», например, можно прочесть: «С-под восточной со сторонушки выставала из моря церковь соборная с двенадцатью со престолами, святу Клименту, папы римскому».
   
   Таинственный остров
   
   На берег мощи святого были перенесены 30 января 861 года, когда на наш полуостров приехали великие христианские просветители Константин (Кирилл) и Мефодий. К тому времени море уже свыше 50 лет не отступало от своих берегов и не приоткрывало гробницу Климента. Легенда гласит, что Константин и Мефодий «взошли на корабли и поплыли к тому месту, когда успокоилось море. И придя, начали копать с пением молитв. И тогда распространился сильный аромат, как от множества фимиама. И после этого явились святые мощи, и взяли их с великой честью и славой».
   Где это все происходило? Многие документы указывали, что в Херсонесе. Но Константин и Мефодий, как известно, приплыли в этот город еще в начале января. Неужели вместо того, чтобы немедля отправиться в Хазарию, они почти месяц прохлаждались в Херсонесе? Может быть, искали место захоронения Климента? И где же, интересно, они его нашли? На дне морском? А как подняли?
   Январь в Крыму - не самый удачный месяц для морских изысканий, а скафандров тогда, надо полагать, еще не было. Позднее родилась версия, будто и не в море вовсе был похоронен Климент, а на острове. А где взять остров? Одни утверждают, что в 20 - 25 км от Херсонеса точно есть остров и там будто бы даже в 1890 году были проведены раскопки, обнаружившие руины маленькой церкви. Другие доказывают, что еще в 30-х годах прошлого века напротив Фороса был островок с часовней, который воинствующие атеисты потом взорвали. Короче говоря, остров был. Не тот, так этот. Смущало только указание былины на «восточную сторонушку». Ну, может, автор сказания что-нибудь напутал. Еще не давала покоя мраморная гробница. Согласитесь, это как-то не вяжется с камнем на шее. Сошлись на том, что она была построена просто-напросто «руками ангельскими».
   Мощи святого Константин и Мефодий, как гласит летопись, «весь град обошедше, в кафолическую церковь внидоша». Тут, правда, еще одна загадка. Если дело происходило в Херсонесе, то там в те времена был епископом Георгий II. Простые священники на территории чужой епархии и пальцем не могли шевельнуть без его благословления. Но почему-то в истории обретение мощей святого Климента связывается в первую очередь с именами Константина и Мефодия. Может быть, они выполняли поручение константинопольского патриарха Фотия? Но почему же тогда увезли в Константинополь не все мощи святителя, а только малую часть?
   
   Странная осада
   
   Вновь мощи святого Климента были потревожены уже в следующем веке, а точнее, в 988 году, когда князь Владимир брал штурмом Корсунь (так в древнерусских летописях назывался Херсонес). Зачем он это делал, для многих историков остается загадкой. Дело в том, что перед этим он посватался к принцессе Анне - сестре византийского императора Василия II. «Она же не хотела идти, - меланхолично отметил древнерусский летописец. - И едва принудили ее». Арабский историк Абу-Шоджа Рудраверский уточнил: «Женщина воспротивилась отдать себя тому, кто различается с нею в вере. Начались
   об этом переговоры, которые закончились вступлением царя русов в христианство». Есть предположение, что Василий II тянул резину, вот и пришлось Владимиру продемонстрировать военную мощь, с боем взяв оплот Византии в Крыму. Осада продолжалась восемь месяцев, причем Владимир выбрал для этой акции явно не самый бархатный сезон (осень, зиму и весну). Между прочим, по расчетам военного инженера и археолога Бертье-Делагарда, в его распоряжении было свыше пяти тысяч воинов. Уму непостижимо, чем они занимались все это время.
   Может, князь и не собирался брать город штурмом? По этому поводу есть очень загадочное свидетельство Иакова мниха (монаха): «Надумал же пойти на греческий град Корсунь и так стал Богу молиться князь Владимир: «Господи Боже, Владыко всех, сего у тебя прошу: дай мне град взять, чтобы привел я людей христианских и попов в свою землю, да научат они людей закону христианскому». Не странно ли, что Владимир, намереваясь захватить христианский город, обращается за поддержкой к Богу? Может быть, «люди христианские и попы» из Корсуни наотрез отказывались отправляться в Киевскую Русь учить людей «закону христианскому», предпочитая погибнуть во время осады? В это трудно поверить. Но главное заключается в другом. Если князь Владимир обращался к Богу с молитвой, значит, он крестился еще до осады и вовсе не в Корсуни.
   Еще более странно князь Владимир повел себя после того, как взял город: «А князя корсунского и с княгинею поймал, а дщерь их к себе взял в шатер, а князя и княгиню привязал у шатерной сохи и с дщерию их пред ними беззаконство сотворил». Самое удивительное, что после всего этого, как свидетельствует летопись, в полуразрушенной, поруганной и разграбленной Корсуни князь Владимир торжественно крестился, а также обвенчался с Анной. Захватив в качестве военного трофея мощи святого Климента, молодожены отправились... нет, не в Киев, а почему-то в Керчь. Наверное, это было свадебное путешествие. Но по пути случилось непредвиденное. Вот что написано в летописи: «Анна же царица, от Корсуня в Керчь идущи, разболелась на пути смертным недугом на Черной воде (Карасу - река в окрестностях нынешнего Белогорска - М.В.). Пришел ей на ум святый Стефан, и сказала: «О святый Стефан! Если избавишь меня от болезни сей, многим одарю тебя и почести тебе воздам!»
   
   Уставы Хазарии
   
   Почему же Анна в трудную минуту вдруг вспомнила о малоизвестном святом начала IX века Стефане Сурожском, хотя рядом были мощи не кого-нибудь, а одного из отцов христианской церкви - святого Климента? Или их не было? Что, если они находились не в византийской Корсуни, а в хазарском Корчеве (Керчи)? Тогда все встает на место. Если Климент был направлен крестить Хазарию, то после смерти хазары должны были похоронить его по высшему разряду, то есть на дне моря - так они хоронили своих царей, сооружая им подводные мавзолеи.
   Кстати, царей хазары возводили на царство весьма своеобразно. Они накидывали им на шею шелковую петлю и спрашивали, сколько лет будущий царь намеревается править. После того как он отвечал, петлю затягивали и начинали отсчет. Часто претендент, переоценив свои силы, задыхался. Но сократить время правления тоже было нельзя - если, процарствовав названное им самим время, царь не умирал, его непременно убивали. За «базар», как у нас сейчас говорят, хазарский царь отвечал головой. И бедных в Хазарии поддерживали весьма оригинально. Им за символическую цену продавали хлеб, пропитанный специальным красителем. Неокрашенный хлеб стоил очень дорого, но горе было тому богатею, который покупал хлеб, предназначенный для бедных. Существовала специальная служба, которая время от времени контролировала нужники в домах богатых хазар на предмет того, нет ли там следов красителя. Архитектура хазарских городов была тоже примечательной - на улицу были обращены только глухие стены и ворота. Окна и мансарды выходили во внутренние дворики.
   Если Климент был похоронен в Хазарии, то становится понятно, почему его мощи были обретены Константином и Мефодием, ведь они были посланы именно к хазарам. Судя по всему, со дна моря был поднят весь мавзолей на «восточной сторонушке» в виде «церкви соборной с двенадцатью со престолами». Во всяком случае, доминиканский священник Эмиддио д'Асколи, который в XVII веке был префектом в Кефе (Феодосия), после посещения Керчи записал: «Внутри крепости находится не очень большая церковь. Местные жители говорят, по наследственному преданию, что эта часовня найдена в море. В житии св. Климента, сосланного на этот самый остров Татарии, имеется сказание о подобной часовне, воздвигнутой руками ангелов и хранящей тело св. Климента в трех милях от берега, в морской глубине».
   Но если мощи святого Климента находились в Корчеве, то не нужна выдумка об осаде Корсуни. Можно предположить, что Анна после крещения князя Владимира, которое состоялось действительно в Херсонесе, выставила еще одно условие - забрать у «басурман» христианскую святыню - мощи святого Климента. При этом она чисто по-женски сослалась на плохое самочувствие и видение, которое ей было давешней ночью. Но если хазары не отдали мощи святого Константину и Мефодию, то новообращенному Владимиру они отказали и подавно. Киевский князь, таким образом, вместо свадебного путешествия был вынужден осаждать Корчев, а этот город был очень хорошо укреплен. Но почему же в истории сохранилась осада Корсуни? Может быть, летописец просто перепутал Корсунь с Корчевом? Или дело было в другом? Могли ли киевские князья примириться с тем, что Хазария была крещена на девять веков раньше Киевской Руси, причем самим Климентом? Это обстоятельство следовало слегка затушевать, выдав святого Климента за «заступника страны Русской». Понятно, что ни в какой Хазарии он не был и быть не мог, а исправно трудился в инкерманских каменоломнях.
   Но о каком крещении Хазарии можно говорить, если в этой стране преобладали мусульмане, а знать преимущественно исповедовала иудаизм? Вот именно этим святой Климент не угодил греческим митрополитам. Судя по его «Посланию к коринфянам», он придерживался мнения, что никакая религия не может претендовать на то, чтобы считаться лучше других. В той Хазарии, которую крестил Климент, христианские храмы мирно соседствовали с мечетями и синагогами. У хазар, между прочим, в каждом городе было семь судей - по два для христиан, мусульман, иудеев и один для язычников. Судили они по обычаям своих религий и верований. А вот церковные иерархи Рима и Константинополя крестили народы, включая русский, по иному принципу: чтобы все, как один.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.