УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 175 відвідувачів

Теги
Священний Синод УПЦ автокефалія Києво-Печерська Лавра діаспора Предстоятелі Помісних Церков вибори Патріарх Алексій II 1020-річчя Хрещення Русі Церква і медицина Церква і влада Вселенський Патріархат церква та політика милосердя Митрополит Володимир (Сабодан) молодь комуністи та Церква педагогіка Голодомор Доброчинність монастирі та храми України Католицька Церква краєзнавство забобони іконопис розкол в Україні конфлікти Мазепа Церква і політика українська християнська культура церковна журналістика УПЦ КП УГКЦ секти Президент Віктор Ющенко Археологія та реставрація постать у Церкві Ющенко шляхи єднання Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство






Рейтинг@Mail.ru






«Эхо» (Одесса): Наше Крещение



«Эхо» (Одесса), 29.07.08

Как быстро меняется наше отношение к ценностям, которые принято называть вечными! Казалось бы, всего двадцать лет назад русское православие вышло из того полуподпольного состояние, в котором жило долгие годы. Празднование 1000-летия Крещения Руси, прошедшее на высшем государственном уровне, вернуло нам огромный пласт духовной жизни. Благодаря празднику, многие вернулись к вере и православным ценностям, еще больше людей вспомнили о том, какую роль православие сыграло в единении славян, в развитии нашей культуры, нашего образа жизни и формировании мировоззрения. Двадцать лет назад нам вернули одни из стержней, на которые нанизана наша история, восстановили утраченную связь времен. Мы вспомнили о том, что нашими первыми писателями, историками, художниками и учителями стали именно православные священники и монахи, о том, что нашими культурными центрами и крепостями, не только духовными, но и в годы войн вполне обычными - мирскими, были монастыри...

Однако прошло всего 20 лет и праздник уже не вызывает того духовного подъема и той радости, которую мы испытывали, казалось, совсем недавно. Вопросы веры снова оказались в руках не мудрых старцев, а светских чиновников, которые пытаются подмять под себя и православие и духовный мир верующих. Светский человек Леонид Кравчук возглавил комитет по организации праздника в Украине. Светский чиновник, президент Виктор Ющенко, решает, кого приглашать главным действующим лицом спектакля, которому не без его участия навесили ярлык «1020-летие Крещения Киевской Руси-Украины». Не стесняясь ни верующих, ни Конституции, объявляющей Украину светским государством, он поддерживает в качестве главного православного отца страны самопровозглашенного патриарха Филарета, главу непризнанной Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, так же демонстративно отодвигая в сторону официального патриарха православных Украины, главу Русской Православной Церкви Алексия Второго и официальную же Украинскую Православную Церковь Московского патриархата. Как будто один человек может перечеркнуть историю Русской Православной Церкви, родившейся в 988 году на берегах Днепра. Как будто прикрываясь авторитетом патриарха Константинопольского Варфоломея можно узаконить выдуманную для утверждения своих политических амбиций придворную православную Украинскую поместную церковь! Но история есть история. Она всегда ставила на свои места и события и людей, в своей непомерной гордыне осмеливающихся лезть не в свои сани. Правда, пропаганда Киевского самопатриархата и новоявленного религиоведа Ющенко возымела свое действие. Многие граждане Украины откровенно запутались в калейдоскопическом хитросплетении церквей и терминов, которые, пользуясь праздником, обрушили на их головы организаторы праздника в Украине. И именно поэтому мы сегодня посвящаем «Хронограф» 1020-летию Крещения Руси.

До крещения
Когда мы говорим о Крещении Руси, мы часто забываем, что это не был какой-то единомоментный акт. Речь не шла о пришествии на Русь христианства. Речь шла о том, чтобы узаконить его. Что же касается христианства и христиан, то оно пришло на Русь задолго до Владимира. Так скажем можно утверждать, что христианами были росы еще при князьях Аскольде и Дире. В середине 9 века патриарх Константинопольский Фотий в своем послании восточным церквям писал: «...тот самый так называемый народ Рос - те, кто, поработив живших окрест них и оттого чрезмерно возгордившись, подняли руки на саму Ромейскую державу! Но ныне, однако, и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан, сами себя с любовью! ... И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере ... что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды». Учитывая, что именно Аскольд и Дир в те годы «подняли руки на Ромейскую державу», организовав поход на Константинополь, речь Фотий, по всей видимости, вел именно о них. Однако Аскольд и Дир, как известно, были убиты князем Олегом, который был язычником, как и князь Игорь, которому он передал престол. Христианкой была жена Игоря - княгиня Ольга, принявшая христианство в Константинополе, содействовавшая распространению христианства на Руси, склонявшая к христианству своего сына Святослава и, по всей видимости, крестившая старшего внука Ярополка. Существуют предположения о том, что и Владимир, младший из ее внуков был в детстве крещен. Во всяком случае, основы христианской веры будущий Креститель Руси знал. Интересно, что в конце 9 века, за сто лет до Крещения, Русь перечисляется среди епархий Константинопольской церкви.

От язычника до Крестителя - Заложник языческой морали
После смерти князя Святослава в 972 году киевский престол занял старший сын Святослава Ярополк. Будучи крещеным (по другим версиям - в память бабушки покровительствовавший христианам), он вызывал лояльностью к новому богу гнев у ревностных язычников. Этим воспользовался князь Владимир, призвавший под свои знамена на братоубийственную войну и наемных варягов, и русских язычников. В Киеве произошел переворот, Ярополк погиб и Владимир стал великим князем. Сразу по занятии престола молодой князь объявил себя ревностным язычником. В городе был организован масштабный языческий пантеон, христиане были изгнаны или перебиты, сам князь вел себя в полном соответствии с языческой моралью - силой подчинял себе родовых и племенных лидеров, физически устранил противников, забирая себе все их имущество, торговал с заграницей рабами, захваченными в походах по своей же земле. Летописи описывают Владимира того времени как сильного, жестокого, своевольного вождя, не признающего иного права кроме права силы. Не лучше выглядит Владимир того периода и в быту - многоженец, распутничающий с наложницами, силой берущий женщин и без меры чревоугодничающий и пьющий. Тогдашняя языческая мораль просто требовала от вождя быть именно таким. То, что впоследствии стало признаками вопиющей греховности, было обязательными добродетелями языческого вождя. И если летопись и преувеличивает какие-то деяния Владимира, то вряд ли так уж сильно. Однако сложно обвинять Владимира в том, как он жил и в том, что он делал. Князь фактически был заложником своей дружины, большая часть которой состояла из наемных викингов. Для них Русь действительно была покоренной страной, а князь не более чем военным вождем, от которого можно уйти или просто его убить и выбрать более удачливого князя. Немногочисленная же русская дружина Владимира в тот момент тягаться с викингами вряд ли могла. Да и для нее власть Владимира не была чем-то священным и сакральным. Так или иначе, время шло, Владимир, по всей видимости, все больше задумывался о том, как организовать нормальную жизнь в огромной подчиненное ему стране. Идея единства разнообразных племен и исключительности носителя власти, не первого среди равных, а настоящего владыки, была естественным продуктом таких размышлений. Однако язычество, которое Владимир пытался реформировать до единой религии, эту духовную задачу выполнить не могло. Несмотря на все попытки сделать из языческих богов славян единый стройный пантеон - толку в этом было немного. Все равно каждое племя почитало больше своего племенного бога, а не главу пантеона Перуна. Логичным шагом со стороны Владимира было найти другую веру. Ту, которая дала бы князю право реформировать систему власти в стране, превратив вождя в государя. Ту, которая объединила бы племена и сделала из них народ с единым стержнем, с одной душой, не подорвав при этом коренных обычаев русичей. Наконец ту, которая дала бы народу силы на длительные свершения, изменила взгляд народа на жизнь с мыслей о настоящем, на мысли о будущем, сделала бы мышление стратегическим, а не тактическим. Конечно, Владимир размышлял в иных категориях и иными терминами. Но суть его исканий была именно такова. В сущности, об это рассказывает ставшая отражением его размышлений легенда о поиске веры.

Поиск веры
Согласно легенде Владимир выбирал между мусульманством, иудаизмом, православием и католицизмом. Владимир отверг мусульманство, предлагавшее отказ от употребления спиртного и серьезные ограничения в пище. Если смотреть в широком смысле отказа - отверг религию, противоречащую сложившимся народным обычаям и бытовому образу жизни. Князь понимал, что смена внешнего обряда - это одно, а коренная ломка домашнего уклада - совсем другое и именно последнее вызовет серьезное недовольство. Иудаизм он отверг прежде всего не потому, что ему не понравилось вероучение, а потому, что народ-носитель религии не имел своего государства, а значит эта религия в понимании Владимира не имела достаточных государствообразующих корней. Оставался выбор между католическим толкованием христианства и православным. Тут было проще. Католицизм Владимир отверг со словами «отцы наши сего не принимали», намекая на то, что и Ольга, и, по всей видимости, Ярополк были именно православными. Что касается выбора православия, то легенда гласит, что побывавшие на православном богослужении послы князя были поражены великолепием церемонии. Отчитываясь перед князем, они сказали, что во время православной службы им казалось, что они находятся на небесах. То есть вера давала именно тот духовный заряд, который искал для своего народа Владимир. Свою роль в выборе веры, по всей видимости, сыграло и то, что Византийская империя на тот момент была сильнейшим и крупнейшим государством Европы, несла на себе печать грозной истории Рима и была тем самым государством, которое заставило остановить свою европейскую экспансию легендарного отца Владимира - князя Святослава, самого грозного воина, которого на тот момент рождала русская земля. В общем, со всех точек зрения, именно православие устраивало Владимира. Оставалось найти выгодный для страны формат принятия новой веры. Ведь в понимании большинства тогдашних русичей принятие новой веры должно было нести какие-то очевидные блага и выгоды.

Креститель
В 987 году один из полководцев Византии - Варда Фока поднял мятеж и объявил себя императором. Законные императоры империи - Василий II и Константин VIII вынуждены были искать помощи, в том числе и у Киевского князя. Помнившие руссов как грозных противников, они резонно полагали, что на них вполне можно опереться как на воинскую силу. Владимир согласился отправить в Византию довольно многочисленное войско взамен на обещание императоров выдать за него замуж свою сестру - царевну Анну. Скрепя сердце, братья-императоры согласились. Как политик, Владимир действовал идеально - в состав воинской помощи он включил давно мешавших ему варягов. Однако, подавив мятеж, братья поспешили отказаться от своего обещания отдать замуж за язычника свою сестру. Владимир возмутился и перешел к дипломатии силы - атаковал и взял столицу византийского Северного Причерноморья - Херсонес. Едва оправившиеся от гражданской войны византийцы не могли сражаться с правителем пусть плохо организованной, но зато огромной и многолюдной славянской державы. Отправляя свою сестру к Владимиру, они потребовали только одного - чтобы Владимир крестился и женился по православному обряду. Учитывая что Владимир и сам только искал повода принять новую веру, этот пункт договора не вызвал никаких затруднений. Летом 988 года Анна прибыла в Херсонес вместе с делегацией священников, от которых Владимир и его дружина приняли крещение. Там же он женился, отдав в качестве выкупа за невесту Херсонес обратно под власть Византийской короны. Братья-императоры против такого пережитка язычества и не возражали. Вернувшись в Киев Владимир, решил крестить и своих подданных. По домам киевлян пошли новокрещенные княжеские дружинники, требовавшие от них идти к Днепру. Тех же, кто отказывались, увещевали словами: «Иначе ты не друг князю». Тех, кто желали быть во вражде с князем, вернувшимся из победоносного похода, находилось немного. Собравшихся в воде Днепра киевлян крестил прибывший в Киев глава новой Киевской епархии - епископ Михаил.
На этом Крещение не закончилось. По всем провинциям и городам Киевской Руси отправились священники и послы князя, где уговорами, где силой крестившие русичей. Процесс этот продолжался всю жизнь Владимира. Многое было в истории крещения. Уничтожение языческого капища в Киеве и других языческих капищ на Руси. Основание Десятинной церкви и Златоверхо-Михайловского монастыря. Появление первой школы. Крещение Новгорода огнем и мечем. Восстания волхвов. Христианство постепенно утверждалось на Руси и обретя новую степень и силу власти Владимир не собирался уступать язычеству. Меняя страну, он и сам давал пример переменам, строго соблюдая правила новой веры. Распустил огромный гарем, соблюдал посты, раздавал милостыню бедным из княжеской казны. От языческого образа жизни сохранились разве что роскошные пиры, на которые Владимир приглашал теперь не только дружину и бояр, но и простых киевлян, поражая тем самым воображение современников. И хотя не сразу языческий мир Руси стал христианским, как и сам Владимир в своем поведении сохранил немало языческого, но фундамент новой, православной Руси был заложен. И заложен крепко - на сотни и тысячи лет.

Связь времен
Конечно, все было не совсем так, как рассказывает легенда. В разное время приезжали миссионеры разных религий, предлагавшие Владимиру (и только ли ему?) новую веру. Крестился Владимир, скорее всего сначала сам, в 988 году в Киеве, в своей резиденции получившей в честь христианского имени князя название Васильево. Летопись гласит, что поход на Херсонес был предпринят только 989 года, а взят город был в мае 990, следовательно, крещение киевлян и начало масштабной христианизации Руси было начато на два года позже, чем принято считать. Однако так ли это важно? Я имею ввиду, не для историков, а для той глобальной роли, которую сыграло Крещение Руси. Ведь сам факт принятия Владимиром новой веры действительно стал точкой отсчета для новой эпохи. Главное это то, что в те годы крестилась Русь. Вся Русь - от Новгорода на севере, до Тьмутаракани на юге, от Волги на востоке, до Пинских болот на западе. Вся - огромная славянская держава Русь. Та самая, которой дал тело Рюрик, меч - Святослав, душу - Владимир и закон - Ярослав. Я не даром пишу о размерах и масштабе Киевской Руси того времени. Не было никакого крещения Украины. И не было тогда никакой ни Украины, ни Украины-Руси. Была просто Русь. И именно Русская Православная Церковь родилась в те дни на берегах Днепра. Не Киевская, ни Московская и не Новгородская - а Русская, поскольку Владимир принимал православие не для себя одного, ни для дружины и киевлян, а для всей Руси. И сколько бы не перекраивали границы той Руси, сколько бы не пытались понатыкать пограничных столбов по ее телу - Русская Православная Церковь, душа Православной Руси, оставалась единой. И сколько бы попыток раскроить православную душу Руси на поместные церкви и уделы не предпринималось, все они были обречены на провал. Так было и надеюсь, так будет.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.