УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 99 відвідувачів

Теги
Церква і політика автокефалія молодь Священний Синод УПЦ церква та політика 1020-річчя Хрещення Русі Патріарх Алексій II Ющенко монастирі та храми України милосердя конфлікти Президент Віктор Ющенко Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство вибори постать у Церкві розкол в Україні українська християнська культура Вселенський Патріархат Доброчинність Католицька Церква секти церковна журналістика Мазепа Митрополит Володимир (Сабодан) комуністи та Церква іконопис Голодомор діаспора Предстоятелі Помісних Церков краєзнавство Церква і влада УПЦ КП педагогіка забобони шляхи єднання УГКЦ Археологія та реставрація Церква і медицина Києво-Печерська Лавра






Рейтинг@Mail.ru






«Молодогвардеец» (Луганск): Корреспондент «МГ» нашел внутренности Потемкина и узнал о несостоявшейся гражданской войне



«Молодогвардеец» (Луганск), Виктория Симбирская, 07.05.08

Метаморфозы истории
Честно говоря, в Белую Церковь журналистская судьба забросила по серьезному и совсем не романтическому поводу. О тематике состоявшегося там мероприятия речь не пойдет, мы еще вспомним о нем в последующих номерах, а вот о достопримечательностях города и о его жителях рассказать хочется уже сейчас. На первый взгляд и не скажешь, что со дня основания Белой Церкви прошло (страшно подумать) почти тысячелетие - 976 лет. Приехав туда, я ожидала увидеть развалины замка или по крайней мере старинные здания в стиле барокко или позднего классицизма, разделенные узкими улочками и мощеными дорогами. Но на самом деле на дышащей историей белоцерковской земле, знававшей Ярослава Мудрого, набеги печенегов, половцев и монголо-татар, побывавшей во владении литовских князей и вельмож Речи Посполитой, сейчас возвышаются однотипные советские здания. Прав был Рязанов, благодаря такой незамысловатой архитектуре, приезжая в чужой город, любой человек чувствует себя как дома. И действительно, когда прогуливалась по Белой Церкви, то все мне было знакомо: и дома, и улицы, словно и не уезжала из Луганска...
Глядя на окружающий пейзаж, трудно было представить, что в далеком 1032 году, при основателе Ярославе Мудром, все выглядело по-другому. Тогда его еще нельзя было назвать городом, скорее это был замок на скалистых берегах реки Рось, названный в честь христианского имени князя - Юрьев. Позднее замок «оброс» домами, в его центре был построен собор из белого камня, и в конце ХІ столетия Юрьев стал кафедральным центром Поросской епархии.
Сейчас абсолютно ничего в Белой Церкви не напоминает о тех легендарных событиях. Старинный Юрьев и его замок были разрушены печенегами в ХІІІ столетии. На его пепелище остался только полуразрушенный белокаменный собор, вокруг которого снова стали жить люди, назвав свое поселение Белой Церковью. Храм, которому город обязан своим названием, исчез в урагане исторических событий. Кем и когда он был полностью разрушен - не известно. Во время археологических раскопок в прошлом веке на Замковой горе были найдены остатки этого сооружения.

 Война за орган и против завода
Современная Белая Церковь - это районный промышленный городок с типичными советскими многоэтажками, административными зданиями, гостиницами и скверами. Все, как у нас. Чего точно нет, и вряд ли когда-то появится в Луганске - это римо-католический храм. Костел Иоанна Крестителя, возведенный в 1812 г., не осмелились разрушить ни наполеоновские войска, ни фашисты, ни коммунисты. Хотя последние смекнули, что здание с хорошей акустикой можно использовать и в мирских атеистических целях. При советской власти на протяжении многих лет в нем размещались музеи, складские помещения, лекционные залы. Потом в костеле решили сделать органный зал. Сделали. 16 лет назад город купил в Чехии орган за 1 миллион долларов. Их надо возвращать местному бюджету. Орган работает до сих пор, но не в религиозных целях. После независимости Украины храм громаде вернули, а зал и орган остались в собственности города, теперь он аккомпанирует увеселительным мероприятиям. Жители до сих пор вспоминают, как в 2005 году на один из католических праздников в костеле проходили выпускные школьные вечера, а верующие молились на улице. Католиков в Белой Церкви не много, чуть больше 200 человек, кстати, столько же их и в Луганске, воюют они с властью давно, но пока безуспешно. В этом нас и белоцерковчан многое объединяет, взять, к примеру, сохранение экологии. Если мы боремся за сохранение дубовой рощи на ВВАУШе и протестуем против строительства МЕТРО-2, то они - против сталепрокатного завода, возведение и работа которого может окончательно высушить без того мелкую реку Рось, загрязнить атмосферу и почву.
В конце апреля, заручившись поддержкой городского совета, общественных организаций и экологов, тысячи людей вышли на трассу и перегородили дорогу кортежу Президента с требованием остановить строительство. В итоге Виктор Ющенко выразил одобрямс заводу, потом подтянулись всевозможные министерства, инспекции, уверяющие, что экологии Белой Церкви ничто не грозит. До мнения народа, как всегда, нет дела.

 Лошади и Потемкин в одной могиле?
В этом городе есть уникальное по своей красоте место, ради которого туда стоит приехать и увидеть все своими глазами. Это дендропарк Александрия. При одной только мысли о том, сколько гектаров он занимает, у луганской власти наверняка бы закружилась голова. Настоящий лес раскинулся на площади почти в 300 гектаров на берегу реки Рось в северо-западной части Белой Церкви. Будь в Луганске такой «аэродром», это ж, сколько новых МЭТРО можно было бы построить! Но в этом городе такими методами торговлю не развивают, скорее наоборот, сохраняют многовековые легкие. Только представьте, по одной из версий в парке похоронены внутренности самого Потемкина, там до сих пор сохранился ясень, посаженный царем Александром I, наслаждаться красотами парка приезжали Пушкин, Шевченко, Державин... В конце XVIII столетия польский король Станислав Август подарил город Белая Церковь великому гетману Польши Ксаверию Браницкому. Вскоре женой гетмана стала любимая камер-фрейлина императрицы Екатерины ІІ, племянница светлейшего князя Потемкина Александра Энгельгард. И вот на своих землях, на берегу реки Рось, графиня решила построить модный по тем временам парк. В подражание паркам Петербурга... Он обошелся хозяевам в 4 миллиона рублей, но усилия стоили тех денег. Когда впервые попадаешь в Александрию и проходишь первые несколько метров по дорожке, ведущей вглубь, кажется, что попадаешь в сказочный лес, каждый из уголков которого хранит свою легенду. Справа павильон Ротонда в виде раковины, там до революции стоял бюст почитаемого хозяйкой парка князя Григория Потёмкина. Чуть дальше небольшой холмик - могила лошадей, в которой захоронены... внутренности Потемкина. История их появления в белоцерковском дендропарке окутана тайнами. По одной из версий, когда Павел I взошел на престол, он узнал, что Потемкин, умерший 1791 году, лежит забальзамированный в херсонском склепе и до сих пор не предан земле. Павел крайне отрицательно относился ко всему, что было связано с именем Потемкина, и потому он приказал привезти его тело в Петербург и отдать на растерзание собакам. Племянница князя Александра Браницкая узнала об этом и послала своих лошадей, которые доставили тело в Белую Церковь, после чего здесь его и похоронили. По другой версии лошади привезли внутренности князя, но официального подтверждения ни одна, ни другая истории не нашли. Точно известно лишь одно - за лошадьми, исполнившими свой долг, семейство Браницких ухаживало очень долго. А потом, когда пришел час, похоронили их в своем парке якобы в том же самом месте, где и самого Потемкина. Недавно могила лошадей была отреставрирована, и теперь на ней стоит памятный знак.
Парк украшен Малой и Большой лужайками с архитектурными сооружениями, редкими растениями и деревьями из Европы, Канады, Японии и других стран мира. Спустившись в балку, попадаешь в царство двух озер с водопадом, фонтанами и лебедями. Они мирно плавают по водной глади, не обращая внимания на замечтавшихся прохожих. Дальше дорога выводит нас на поляну, где каждое дерево - свидетель многовековой истории. Здесь и ясень, посаженный Александром I, а чуть дальше уникальная связанная железными обручами четырехствольная сосна - фамильное дерево Браницких. На самом деле сначала эта сосна была пятиствольной, - в семье хозяев парка росло пятеро детей, но один из них вскоре умер. После его смерти пятый ствол сосны засох...
Напротив нее Малая лужайка, скульптура Меркурия (в парке очень много скульптур древнегреческих богов и героев) и колоннада «Эхо». Где-то между колоннами играет флейта, оказалось, это местный музыкант приходит в парк, нет, не подработать, а просто порадовать прохожих своим мастерством.
Все увиденное мной в Александрии невозможно описать, сдерживаясь рамками газетной полосы: «Китайский мостик», «Руины», «Арочный мостик», «Остров Марии», «Остров Роз», разные виды фонтанов, водопадов и малые архитектурные формы. Вдоль этих красот мирно течет река Рось, обрамленная склоняющимися ивами, по ее берегам гуляют молодые мамы с детишками, шепчутся влюбленные...

 «Нас агитировали начать гражданскую войну»
Как это часто бывает в журналистских командировках, знакомства с интересными людьми происходят буквально на пустом месте. Так получилось и у меня, когда невольно разговорилась с бывшим военным, оказалось, что он знает события современной истории Украины и России, о которых до сих пор не говорят вслух. Александр Мельник, смеясь, про себя говорит: «Я служил в трех армиях: советской, российской и украинской». Майор в отставке, объездивший весь Советский Союз и Восточную Европу от Чехословакии до китайской границы, связан и с Луганщиной. В юности он учился на горнорабочего в краснолучском училище, но шахтерская профессия так и не стала его судьбой. Советский офицер Александр Мельник занимался такими делами, за которые запросто можно было попасть в немилость начальству и потерять погоны. В это трудно поверить, но в конце 70-х и в 80-х годах он занимался развитием украинской культуры на Дальнем Востоке в Амурской области вместе со своими единомышленниками, многие из которых были луганчанами, организовал изучение украинского языка в школе, выписывал себе и всем желающим украинские газеты, обеспечивал ими библиотеки.

Конечно же, все действия Александра Мельника не могли быть не замечены соответствующими органами. Его неоднократно вызывали в особый воинский отдел, ему сообщали о заведении «толстого дела», следили, устраивали провокации. На протяжении почти десяти лет, до развала СССР, ему пришлось быть очень бдительным, чтобы сохранить звание и не попасть в тюрьму. «После известного всем путча 19 августа 1991‑го в Москве мало кто знает, что готовилось еще одно восстание, - вспоминает Александр Иванович. - В наш танковый гарнизон, один из самых крупных на Дальнем Востоке, пришел текст обращения, который призывал все воинские части бывшего СССР объединиться. «Ударить железным кулаком по националистам» - так дословно нас агитировали начать, по сути, гражданскую войну. Его составители предполагали, что начало должны были положить мы, а все остальные части нас бы поддержали». Откуда пришло это обращение, то ли от секретаря местной организации компартии, то ли от высокопоставленных военачальников, Александр Мельник до сих пор точно не знает, но известно точно, цель была одна - объединить разваливающийся СССР любой ценой. Начало нового путча было назначено на октябрь 1991 года. «Большинство наших офицеров категорически отказалось поддерживать это обращение, но желающих пойти войной на Москву и Киев все равно было немало. Если бы наш гарнизон не устоял, эту лавину невозможно было бы остановить».

Бывший военный уже много лет живет в Белой Церкви, после событий1991 года он отказался служить в российской армии и попросил перевода в Украину. «Большой привет моим сослуживцам, живущим на Луганщине, я всех вас помню, - сказал он напоследок. - Не обращайте внимания на заявления политиков, Родина у нас одна».

   












УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.