УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 54 відвідувачів

Теги
Церква і політика українська християнська культура молодь Археологія та реставрація діаспора Приїзд Патріарха Кирила в Україну краєзнавство Доброчинність Предстоятелі Помісних Церков УГКЦ монастирі та храми України педагогіка милосердя секти 1020-річчя Хрещення Русі Католицька Церква церковна журналістика Патріарх Алексій II постать у Церкві автокефалія вибори шляхи єднання забобони церква і суспільство Мазепа Києво-Печерська Лавра Вселенський Патріархат конфлікти розкол в Україні Президент Віктор Ющенко УПЦ КП іконопис Голодомор Церква і медицина Митрополит Володимир (Сабодан) Священний Синод УПЦ церква та політика комуністи та Церква Церква і влада Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): «Хорошо вам, чертям! С Киевом в сердце живете…»



«Зеркало недели» (Украина), Виктория Сорокопуд, 26 апреля — 16 мая 2008

Перефразируя Виктора Некрасова, который часто сравнивал дома Киева со страницами распахнутых книг, хочется сказать, что не только дома, но и улицы нашего города нужно рассматривать как книжки и по-настоящему видеть красоту ушедших эпох. Так хочется, чтобы название каждой киевской улицы представляло собой не тусклый слепок некогда живого человека или затертую ленту исторической хроники, а дышало и жило всем своим топонимическим существом. Чтобы все было максимально просто. Чтобы переулок Уссурийский был связан с уссурийскими медведями. Район Теремков-1 и Теремков-2 был застроен высокими резными домами с покатой крышей. Чтобы на Караваевых Дачах продавался не компьютерный хлам, а искрилась ярмарка с душистыми пирогами. Но все давным-давно смешалось. И встречая на одной из трех киевских улиц Щорса то «Кузню Вакулы», то вареничную «У Пузатого Пацюка», мы лишь благодушно прищуриваем глаз, наблюдая за игрой исторической светотени.

Кстати, продублированных названий улиц в современном Киеве - хоть пруд пруди. Четыре улицы Жовтневых, три улицы Мичурина, две улицы Московских плюс Московская площадь и Московский проспект, две улицы Вокзальных и площадь, три улицы Горького и переулок Горького, площадь и проспект Победы, три улицы Луговых и переулок Луговой, две улицы и переулок Кутузова, три улицы Димитрова, две - Карла Маркса, три улицы Фрунзе плюс площадь Фрунзе в районе Куреневки и т.д. Но главным «богатством» этого топонимического ряда, вне всякого сомнения, является целая команда ульяновых-лениных, которые в сердце украинского независимого государства продублированы целых восемь раз: шесть улиц Ленина, а также переулок и улица Владимира Ульянова. Конечно, в контексте борьбы с одиозными названиями улиц советской эпохи эти топонимы выглядят более чем странно. Обычно прополка огорода начинается с самых высоких сорняков - может, стоит применить этот метод и здесь, на время оставив в покое красноткацкие и краснозаводские?

Однако, претендуя на объективность, нельзя не сказать о том, что дублируются не только советские топонимы. На сегодняшний день в Киеве есть целых шесть улиц Садовых, три улицы Толстого и площадь Льва Толстого, две улицы и один проспект Мира, площадь, улица и бульвар Леси Украинки, а также целая вереница Тарасов Григорьевичей Шевченко. Справедливости ради надо сказать, что не только в Киеве, но и по всей Украине нет ни одной другой личности, имя которой встречалось бы столь часто. Так, в киевской топонимике фамилия этого гениального поэта и прозаика увековечена в семи названиях сразу: три улицы, два переулка, один бульвар и одна площадь. Думаю, что любые комментарии здесь излишни. А ведь вместо поощрения топонимических дубляжей стоит просто смахнуть пыль со страниц киевской летописи, которая на самом деле просто испещрена золотыми именами: Вацлав Нижинский, Игорь Сикорский, Александр Вертинский, Серж Лифарь, Владимир Челомей, Лесь Курбас, Дмитрий Чижевский и многие, многие другие. Все они действительно достойны того, чтобы украсить своими именами каштановые улицы нашего города. Но улиц с такими именами на карте столицы нет...

От улицы Канальной к Фруктовой и Лесной...

«А откуда вы прилетели? - спросила Маргаритка.

- Из Цветочного города.

- Где этот город?

- Там, - неопределенно махнул Незнайка рукой. - На Огурцовой реке»

(Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»)

Насколько колоритна наша топонимическая жизнь! Мы работаем на Саперном Поле, обедаем тут же, недалеко, в кафе на Перспективной, а живем на милой сердцу Экскаваторной в Святошинском районе. Наверное, действительно нужно быть человеком «носовского» масштаба, чтобы охватить взглядом всю пестроту топонимического полотна Киева, в рельефе которого есть все - от рядовых советской разведки и всемирно известных академиков, до плодово-ягодных культур и технической сферы. Кстати, названия последних многие киевоведы за глаза называют весьма потешными, возможно, именно поэтому в постоянно изменяющихся списках по переименованию они ни первыми, ни вторыми не стоят. Действительно, разве можно сердиться на улицу Локомотивную, Машинистов­скую, Ремонтную, Сигнальную, Канальную, Электротехническую, Газопроводную, негодовать из-за Тепловозной, Коллекторной, Ре­генераторной или той же Экскаваторной? Оказывается - да, можно. Это ведь как в музыке - в одном случае многообразие звуков выливается в прекрасную симфонию, а в другом приводит только к лишенному всякого благозвучия сумбуру. Единой топонимической симфонии у Киева пока что нет. Слишком экспрессивно ведут себя отдельные «музыкальные» части, постоянно сталкиваясь на исторических контрастах и нарушая сюжет.

Панельная, Передовая, Пролетарская, Машиностроительная, Колхозная, Профсоюзная, Резерв­ная, Робитныча, Социалисти­ческая, Насосная, Танковая, Агитаторская, Авторемонтная, Крас­нозаводская, Техническая, Газо­вая, Красногвардейская, Коммунальная, Карьерная, Соревновательная, Краснопартизанская, Кооперативная, Баррикадная, Красноткацкая, Рационализаторская. Попробуйте отыскать в этом списке улиц те, которых в Киеве никогда не было. Сложно, не так ли? Все они удивительно четко выстраиваются в один ряд, а ведь о каждом пятом из этих названий наш город ничего не знает. Среднестатистические фор­мы бывают очень коварны. Они как кляксы - не ошибки, но на общую чистоту все-таки влияют. Поэтому, несмотря на то, что процесс переименований все-таки катится вперед и наиболее одиоз­ные названия стираются, общий фон города продолжает переливаться советскими цветами.

Перефразируя известного уче­ного и географа XIX века Нико­лая Надеждина, хочется сказать, что за последние сто лет улицы Киева до того вымучили этимологической и идеологической пыт­кой, что многие наши топонимы неправильно эволюционировали, получив искажение в пространстве и времени. И не потому ли всякое приближение к новым формам вызывает столь сильное сопротивление, особенно, если речь идет о топонимах, взятых со страниц украинской истории? Кстати, если вы хотите, чтобы ваша генетическая память хоть ненадолго расправила крылья, пройдитесь в сторону улицы Максима Зализняка или Устима Кармелюка, загляните на улицу Княжий Затон, Чигиринскую, Хортицкую или, быть может, даже Кобзарскую. Прогуляй­тесь по Зверинецкой или Поло­вецкой. Правда, в большинстве случаев лишь по номерным знакам домов вы сможете определить, что находитесь, например, на Кожемяцкой. А вот почему она так называется, вспоминать вам на ходу придется (аннотационных досок для неименных улиц у нас нет): то ли потому, что в давние времена в этой местности жили мастера, мнущие кожи для выделки, то ли потому, что среди них, безвестных ремесленников, был легендарный богатырь Никита, спасший дочь киевского князя от змия лютого. Нежный и впечатлительный по своей природе Киев до сих пор бережно хранит подобные сказания. И если б мог он сам своим улицам названия давать, то наверняка украсил бы себя сочными гроздьями топонимов из сказаний и легенд, потому что все они - полноценная часть его древнейшей истории.

Но самые теплые и яркие топонимы киевских улиц принадлежат, конечно же, природе. Таких названий сегодня очень мало, но за каждым из них тянется невероятно пестрый шлейф красивых ассоциаций. Когда смотришь на городскую карту и видишь, что в современном Киеве рядом с «канально-сигнальными» улицами есть Верболозная, Зеленая, Золотая, Квитучая, Листопадная, Лесная, Медовая, Са­довая, Яблоневая, Ягодная, Ялын­ковая, Фиалковая, Каштановая, Фруктовая, Пшенич­ная, кажется, что без автора Незнайки здесь никак не обошлось. И если ученые заинтересованы в реконст­рукции исторической памяти Киева, в зеркалах которой подчас не отражается ничего, кроме холодных останков прошлого, то человеку простому хочется видеть рядом с собой нечто живое и понятное. Сегодня, когда за каждое новое переименование идет настоящий кабинетный бой и происходит идеологическое деление, только рядовой киевлянин, живущий в Виноградном переулке, может быть спокоен за свою улицу. Почему? Богатство и колорит этой «наивной» топонимической простоты ни у кого не вызывает сомнений. Наверное, только начав пристальнее всматриваться в топонимические черты своего города, мы поймем, что именно благодаря Ветряным Горам, Днепровской набережной, Доброму Шляху, Оболонской набережной, улицам Весняной, Жи­вописной, Заповитной, Затышний, Солнечной, Соловьиной, Ма­льовничей, Осенней, Радост­ной, Привитной, Радужной, Ро­жевой, Светлой, Тихой, Ясной, Синеозерной и многим другим, теплую красоту Киева можно увидеть даже сквозь безжизненные буквы обычного атласа или карты. Как говорят в Японии - в дом, где смеются, приходит счастье, поэтому очень может быть, если бы каждая четвертая-пятая улица переименовывалась у нас согласно «наивной простоте» - золотые колокола нашего красавца Киева, опоясанного днепровской волной, зазвучали бы намного веселее.

Хранители городов

Говорят, у каждого города есть свои хранители. Одни видят их в небесных покровителях, лики которых то и дело встречаются в архитектурных ансамблях городских домов. Другие - в главном символе города, при помощи которого можно легко распахнуть резные врата культуры и истории. Но есть среди хранителей городов и живые люди - те, кто при взгляде на испещренные временем топонимические черты видит не окостеневшую структуру, а живую палитру историко-ландшафтных красок. Есть они и у Киева. Их не так уж и много, но все они являются своеобразными оберегами его летописных лет. И если вы захотите составить среднестатистический портрет такого человека - у вас определенно ничего не выйдет. Времена, когда знатоки киевской старины выглядели как музейные экспонаты и вели диалог с обществом исключительно через печатные страницы, прошли. Сегодня практически все крупные киевоведы (а их около десяти) уютно обосновались в пределах Интернета, создав собственные он-лайн журналы и дневники. Иногда - даже по нескольку: один, по их собственным словам, все больше для души, второй - для размышлений о происходящем. Некоторые из этих блогов являются действительно грандиозными проектами. Их виртуальные страницы наполнены тематическими статьями, редкими фотокадрами, примерами топонимических казусов, ссылками на «ляпы» коллег и даже специфическими загадками.

Топонимика на редкость скрупулезная наука. Может быть, именно поэтому многие маститые киевоведы, скрывающиеся в Живых Журналах (ЖЖ) под ост­роумными никами, то и дело предупреждают: «Внимание! Много буковок и картинок!» или «Внимание! Начинаю утомлять!». И лучшим подтверждением тому, что слово «внимание» адресовано далеко не одному человеку, является не только возросшее количество соответствующих публикаций и тираж книг, но и высокая посещаемость ресурсов, посвященных Киеву различных периодов и эпох. Пожалуй, самыми яркими из них можно назвать два проекта: «Вашъ Кіевъ» (http://www.oldkiev.info) и «Интересный Киев» (http://www.interesniy.kiev.ua).

Первый из них всецело посвящен старому Киеву - он знакомит не только со старинными особняками, анфиладами древних улиц и блеском доходных домов, но и со страницами старой прессы, в изобилии представленной на сайте. Однако изюминкой этого ресурса, вне всякого сомнения, является роскошнейшая галерея со старинными открытками, в которой можно порадовать глаз даже редчайшими экземплярами из частных собраний известных киевских коллекционеров.

Не менее увлекателен и проект «Интересный Киев», который позволяет не только прикоснуться к истории города и его «интересностям», но и занимается практической работой: почти каж­дые выходные его экскурсоводы собирают всех тех, кому интересны различные «странности» Киева. Как правило, организован­ными группками они отправляют­ся на прогулку по... крышам, дворам и подземельям. Хотите увидеть единственный, сохранившийся с дореволюционных времен памятник Александру II, запрятанный в одном из музейных дворов? Желаете собственными глазами удостовериться в существовании самого миниатюрного столичного лифта на одного человека? Интересуетесь «околокиевскими» военными укреплениями? Если ваш ответ «да» - тогда вам определенно туда.

Обобщая вышесказанное, хочется сказать, что нашему злато­главому Киеву таких проектов очень не хватает, ведь они не только популяризируют его дух и приобщают к пониманию киевской культуры, но и позволяют при­смотреться к истории древних улиц. Увлеченные люди есть. Хранители Киева никуда не исчезали. Они продолжают свою тонкую и кропотливую работу, умудряясь создавать удивительные топонимические узоры даже в пространстве виртуальных дворов.

Наверное, все влюбленные в Киев люди согласятся с тем, что звание одного из крупнейших знатоков и хранителей киевской старины принадлежит Лидии Антоновне Пономаренко - историку и геодезисту, автору более 300 публикаций по топонимике, бессменному члену городской комиссии по наименованиям и переименованиям при КГГА вот уже около четырех десятков лет. Эта энергичная 86-летняя женщина воспитала и помогла сформироваться нескольким поколениям нынешних киевоведов. Именно благодаря ее настойчивости десятки киевских улиц вновь обрели свое историческое лицо и заиграли новыми красками. Несмотря на свой почтенный возраст, она продолжает увлеченно работать - занимается подготовкой очередного справочного издания о столичных улицах. Для этого еще в конце прошлого года в соавторстве с другим исследователем она составила Реестр улиц Киева, в котором в краткой форме указаны современное название улицы (по состоянию на конец прошлого года), район, в котором она расположена, и дата, когда было получено это название.

- Еще в середине XIX века возник вопрос о том, что необходимо изготовить план города Киева для широкого распространения, - говорит Лидия Антоновна. До этого все планы, хранившиеся в официальных учреждениях, были нарисованы от руки и предназначались для служебного пользования. Жандармам было поручено составить списки улиц по районам Киева. После составления списка выяснилось, что есть много безымянных улиц и улиц с одинаковыми названиями. Чтобы исправить ситуацию, была создана комиссия по наименованиям и переименованиям, правда, ничего оригинального она сделать так и не смогла. В состав второй комиссии уже входили ученые, которые подготовили следующие рекомендации: переименовывать как можно меньше улиц, лишь те, которые имеют несуразные или одинаковые названия. Причем, в соответствующем положении рекомендовалось называть улицы сначала в честь знаменитых людей Киева, потом края, затем страны и в самую последнюю очередь - мира.

- Сколько человек входит в состав комиссии сегодня?

- Наша комиссия работает с конца 60-х годов, но постоянного состава у нас нет, поэтому я даже точно не могу сказать, сколько человек входит в комиссию. Сегодня киевской топонимикой не занимается ни один научный центр, хотя мне кажется, что к этой работе нужно привлечь Институт языкознания им. Потебни НАН Украины. Причем нужен не только представитель, надо, чтобы в самом институте этим вопросом занималась отдельная штатная единица.

- Как происходит процесс переименования улиц?

- Как правило, к нам обращаются или какие-то организации, или жены, друзья знаменитых людей. Вот, например, обратились к нам друзья И.Кожедуба, предлагая переименовать Воздухофлотский проспект, но при всем уважении к личности этого человека мы на это не пошли. Вы знаете, если бы я могла опубликовать обращение к друзьям и женам известных людей, я бы написала так: «Дорогие жены и друзья, ради бога, увековечивайте имена своих близких другим способом!». Немного легче стало работать после введения нового правила, согласно которому увековечивать память о человеке можно только одной формой - или улицу назвать, или мемориальную доску повесить, или присвоить его имя какому-то объекту. Потому что до этого было одно и тоже - «дайте мемориальную доску и улицу».

- В начале некоторых улиц есть так называемые аннотационные доски, где даются сведения о том, кем этот человек был, но сегодня это большая редкость.

- Да. Сразу после войны их устанавливали, а затем перестали. Хотя я считаю, что они нужны на тех улицах, названия которых непосредственно связаны с жизнью и деятельностью какого-то известного человека. Кста­ти, в Киеве очень много названий, связанных с «ура-патриотизмом». Я говорю об улицах Ге­роев Севастополя, Героев Днепра, Героев Обороны, Героев Бреста, Героев войны, Героев Великой Отечественной войны... С точки зрения топонимики города они не совсем правильные.

- В одном из интервью вы сказали, что улица Каштановая появилась на карте Киева с вашей легкой руки. Скажите, как относятся члены комиссии к подобным названиям, и может ли Киев в ближайшем будущем рассчитывать на переулок Зеленых кашта­нов или Барвинковый спуск?

- Члены комиссии относятся к таким названиям очень хорошо, но далеко не всегда удается назвать так новую улицу. Я много лет пыталась продвигать предложение о том, чтобы улицы Киева по возможности не называли именами людей. Мне удалось дать природные названия только двум улицам - Каштановой и Срибнокильской в районе Позняков. Все восприняли их очень хорошо, но кроме меня подобных предложений никто не выдвигал. К сожалению, с каждым годом Киев все больше напоминает своеобразный некрополь, причем в названиях улиц не так уж много имен людей, которые действительно были с ним связаны.

Сегодня имеем большие проблемы и с переводом названий. Говорят, что в Москве издали справочник по Киеву, в котором улицы не переводили на русский язык, а просто сделали транслитерацию украинского слова. На­пример, улицу «Будивель­ныкив» так и записали транслитерацией. Сейчас у нас планируется открытие метро в районе Красного Хутора и я очень боюсь, чтобы его не сделали «Червоным» - ведь здесь речь идет не о цвете, а о красивой местности.

- А как тогда быть, скажем, с улицей Янтарной? Это название одинаково пишется и на русском, и на украинском языке, хотя по-украински янтарь - это бурштин...

- Мне кажется, что те названия, которые уже существуют, менять не надо. Янтарная получила свое название еще в XX веке, а я считаю, что те названия, которые уже прижились и узаконились, трогать нельзя. Мы ведь не делаем перевод Нью-Йорка или Кейптауна?

- Как правильно называть улицу - только по фамилии или все-таки добавлять пояснение: художник, композитор, профессор и т. д.? Кто должен унифицировать это?

- Думаю, для рядового киевлянина все эти преамбулы писать не надо. Эти данные следует указывать в специальных справочниках, а на номерных знаках они не нужны. Исключение можно сделать лишь для особо выдающихся личностей. Но, с другой стороны, я сама была очевидцем такого случая: когда-то на Пе­черске была улица Петро-Моги­лянская (в честь Петра Могилы). Помню, по ней шли молодой человек и девушка. И вот девушка спрашивает у парня: «Скажи, а кто такой Петр Могила?», а он ей отвечает: «Наверное, участник войны». Данный вопрос, конечно, нужно как-то согласовать с учеными и разобраться в том, стоит ли давать подобную аннотацию к названиям. Но начинать название улицы с «титула» ни в коем случае нельзя.

- Еще я заметила, что есть переулок Айвазовского, улица Димитрова, Глинки и, в то же время, улица Анны Ахмато­вой, бульвар Ярослава Гаше­ка, улица Викентия Беретти. Куда же девается часть имен?

- Если взять улицу Анны Ахматовой или бульвар Леси Украинки - здесь обязательно надо давать имя, потому что это псевдонимы. Я считаю, что имя необходимо указывать только в псевдонимах и еще тогда, когда есть несколько знаменитых однофамильцев. Например, семья Вавиловых. Но это вопрос, который также требует тщательного изучения и научного подхода, хотя, на мой взгляд, имена все-таки необязательны.

- Есть мнение, что каждое новое название должно выноситься на широкое обсуждение, но мне кажется, что в таком случае Киев может надолго забыть о переименованиях. Как вы думаете, нужно ли привлекать к подобной работе широкую общественность?

- Я категорически против этого. Потому что, когда было первое крупное переименование заполитизированых названий, в частности улицы Ленина, мы имели неосторожность поместить соответствующий список в газете «Вечерний Киев». В результате пришло огромное количество разгневанных писем, в одном из которых было написано: «Я вас прокляну, если вы переименуете улицу Ленина», но я пока что жива, здорова, работаю и с головой в порядке. Люди очень разные. Поэтому, на мой взгляд, такие проекты постановлений не стоит публиковать. За почти сорок лет работы в комиссии я не получила ни одной почетной грамоты, а «шишек» мне и без того хватает».

Киев - не Непал, или Феномен двойных названий

Говорят, пройдясь по улицам непальских городов, вы сможете увидеть на них что угодно, кроме табличек с названиями улиц. Но заблудиться там сложно - в какую бы сторону ни пошел - все равно выйдешь на знакомую улицу. Наш Киев, конечно, не Непал. Мы все-таки европейская столица. У нас каждая улица под­писана. Практически к любой пло­щади можем добираться хоть наземными, хоть подземными путями. Цивилизация, одним сло­вом! Правда, бывает, прибежишь с новой картой Киева на нужную улицу, оглянешься кругом и недоуменно ахнешь - на тонких страницах издания написано одно, а номерные знаки домов и дорожные указатели упорно констатируют другое. В одной плоскости сосуществуют Смирнова-Ласточкина и Вознесенский спуск, улица Артема и Сечевых Стрельцов, переулок Кутузова и, в то же время, Сергея Подолинского, улица Урицкого и улица Ми­трополита Василия Липкивского, Красноармейская и Боль­шая Васильковская, улица Горь­кого и Владимира Антоновича, Новая улица и улица Михаила Кравчука. И улыбнуться в данной ситуации могут разве что те, кто изучает неевклидову геометрию. Другое дело - простой киевлянин, живущий на одной из подобных улиц. Наверное, он единственный, кто способен в полной мере ощутить всю прелесть жизни на переименовано-непереименованной улице, где старое и новое названия могут мирно сосуществовать целые десятилетия. Так, житель улицы Красноармейской тире Большой Васильковской почти заученно произносит «Хм...», начиная отвечать на вопрос «Где вы живете?». А вот киевские почтальоны уже давно сумели приловчиться к этой ситуации. Как сообщила «ЗН» киевская городская дирекция «Укрпочты», в почтово-телеграфном справочнике Киева они записали такие улицы двойными названиями. Как говорится, простенько и со вкусом. И ладно, если бы переименовывали, скажем, улицу Сливовую в Баклажанную. Но ведь у нас «узами любви» связывают антагонизмы. И в этой ситуации никто не вспоминает о рядовом киевлянине, который годами живет в подобной атмосфере. А зря.

Чтобы раз и навсегда разобраться в существующей системе переименования улиц и понять, с какими проблемами связан весь этот процесс, «ЗН» решило обратиться к заместителю главы Киевской городской государственной администрации Сергею Рудыку:

- На самом деле никаких особых проблем переименование улиц за собой не влечет. Все организационные вопросы четко регламентированы. В случае изменения названия улицы жители осуществляют процедуру перерегистрации, продолжительность которой не ограничена никакими сроками. Перерегистра­ция может происходить и при замене паспорта, и при обновлении фотокарточки, изменении фамилии, то есть тогда, когда у человека возникнет необходимость обратиться к паспортисту. Причем никаких дополнительных документов или справок предоставлять не надо. В случае осуществления нотариальных действий с недвижимостью Главное управление по вопросам внутренней политики КГГА бесплатно выдает жителям справки о проведенном переименовании улицы, которые нотариусы присоединяют к делу. Если говорить о табличках, то сейчас устанавливаются новые унифицированные таблички единого образца с обязательной подсветкой, которые изготовляет коммунальное предприятие «Киевжилэксплуатация», а заказывают и устанавливают их уже районные государственные администрации.

- Во сколько обходится переименование улицы каждому жителю, юридическому лицу и самой администрации?

- Для обеспечения жилого дома новыми номерными знаками, указателями на подъездах и досками объявлений необходимо в среднем 615 гривен. Так, на переименование такой большой улицы, как проспект Радянской Украины, новое название проспект Георгия Гонгадзе (38 домов), необходимо 23370 гривен, а на переименование улицы Служеб­ной на Василия Степанченка
(7 домов) - 4305 гривен. Пере­именование улицы Ивана Мазе­пы (бывшая Январского восстания), на которой расположено
93 дома, обошлось в 57195 гривен, а никак не в 200 тысяч долларов, как заявляли некоторые политики. Относительно расходов киевлян: в случае изменения названия улицы жители должны пройти только ту перерегистрацию, о которой я уже рассказал. Обойдется она в 85 копеек. Ко­неч­но, придется потратить целых полчаса на то, чтобы дойти до паспортного стола и еще минут пять, чтобы поставить в паспорт штамп, но я еще раз хочу подчерк­нуть, что никто не ограничивает сроки этой процедуры и уверен в том, что особых неудобств она ни для кого не создаст. Если говорить о финансовых затратах, связанных с внесением изменений в уставные документы и перерегистрацию, то для юридических лиц - это 51 гривня, а для физических лиц-предпринимателей - 11,20 гривни. Это суммы, которые, на мой взгляд, без проблем может отыскать каждый предприниматель.

- Если переименование улиц действительно необходимо и очень важно для Киева, почему тогда мы продолжаем ходить по Красноармейской, хотя она уже давно названа Большой Васильковской? Кстати, в атласе Киева за 2007 год Красноармейская все еще находится в списке улиц, которые проходят процесс утверждения новых названий, тогда как в официальных документах уже давно значится Большая Ва­сильковская...

- Путаница с названиями некоторых киевских улиц возникла после того, как 20 ноября 1997 года Киевсовет принял решение «О возвращении некоторых исторических названий и переименовании в честь 80-летия памятных событий украинской революции 1917-1920 годов», согласно которому планировалось переименовать одиннадцать улиц. Например, улицу Артема - на Сечевых Стрельцов, Красно­армейскую - на Большую Василь­ковскую, Январского восстания - на Ивана Мазепы. Но это решение не подписал городской голова Леонид Косаковский, потому что именно тогда было проти­востояние между ним и депутатским корпусом Киевсовета, в результате чего мэра отстранили от исполнения обязанностей. То есть решение не вступило в силу, но часть новых названий вошла в оборот и стала для нас привычной. Поэтому наше задание сегод­ня - довести процесс переимено­вания до логического завершения, как это было сделано с улицей Ивана Мазепы. Что касается последующих переименований, могу сказать: что это довольно хлопотная и деликатная работа.

На последнем заседании комиссии по вопросам наименований и памятных знаков КГГА был утвержден перечень тех улиц, которые увековечивают память о деятелях и событиях, оставивших негативный след в истории Украины. Он состоит из 61 улицы, которые мы предлагаем переименовать в первую очередь. Какой-то части улиц вернем исторические названия, а какую-то назовем в честь знаменитых украинцев. Например, улице Ульяновых будет возвращено историческое название Лабора­торная, улице Фрунзе - Кириллов­ская, а площади Фрунзе - Петропавловская. Кроме того, составлен список улиц, правовой статус которых не урегулирован. Это улицы, переименование которых не было доведено до конца или, говоря другими словами, решение Киевсовета есть, но по тем или иным причинам оно еще не вступило в силу.

- Все чаще от киевоведов и простых киевлян можно услышать, что Киев с каждым годом все больше напоминает некрополь, поскольку каждая вторая-третья улица в нем названа именем умершего человека. «Живые» и по-настоящему теплые названия - это сегодня нечто неактуальное или слишком простое?

- Во-первых, за годы независимости в Киеве появилось большое количество прекрасных «теп­лых» названий. Улицы Шелкович­ная, Златоустовская, Боричев тик, Прорезная, Дмитровская известны каждому. И это только небольшая часть. Большинство из названий - исторические, которые возвращаются нашим улицам после семидесятилетнего гос­подства «красных» названий. А что касается наименования улиц в честь исторических личностей, то нам не удастся воспитать настоящих патриотов Украины, если мы не будем чтить память выдающихся украинских деятелей. Петлюра, Коновалец, Чорновил, Шухевич и многие другие - это настоящие герои, деятельность которых десятилетиями замалчивалась и искажалась. Пришло время восстановить историческую справедливость, потому что каждый из них своей жизнью подтвердил право быть увековеченным в названии столичной улицы или площади.

- Как вы думаете, стоит ли выносить переименование той или иной улицы на общественное обсуждение?

- Лично я приверженец общегородского референдума по утверждению общего списка улиц для переименования. В обсуждении этого вопроса раз и навсегда нужно поставить точку. Пусть киевляне сами доведут до конца дело, начатое и не законченное депутатами Киевсовета предыдущих созывов.

С Киевом в сердце

Говорят, у римского бога Януса было два лица: одно молодое, просветленное, а второе - старое, темное. И хотя, на первый взгляд, древнейшее римское божество не имеет к Киеву и его жителям никакого отношения, на самом деле подобный дуализм просматривается и в «наших» топонимических чертах. Если задать рядовому киевлянину вопрос, каким он видит свой город - старым или молодым, думаю, однозначного ответа не будет. Потому что при всей своей древности и старине Киев невероятно молодой город. И это осознаешь не умом, а сердцем, которое вторит музыке днепровских волн, искренне радуется цветению киевских каштанов и любуется чистотой колокольного перезвона. Но самым главным и, пожалуй, самым ценным нашим богатством являются, конечно же, названия, в зеркальных отражениях которых мы можем прочесть всю историю нашего народа. Киев бережно хранит каждый из подобных топонимов, ведь только огонек генетической памяти способен светить вечно. За архитектоникой улиц нашего города сокрыто древнейшее полотно, узоры которого принадлежат рукам сотен тысяч ткачей из разных периодов и эпох. Поэтому, возвращая улицам наиболее старые названия, мы его не только не старим, как почему-то думают многие, а наоборот, омолаживаем, бережно очищая тонкие черты от всего искусственного и наносного. И как бы было хорошо, если бы на лике нашего Киева не оставляли «человеческих шрамов», а сознательно старались бы подчеркнуть редчайшую красоту его природы и колорит наиболее примечательных, ни с чем не сравнимых городских мест. И тогда каждый побывавший в гостях у нас, киевлян, уподобляясь нестройному хору персонажей Булгакова, точно сказал бы: «Хорошо вам, чертям! С Киевом в сердце живете...».

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.