УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 81 відвідувачів

Теги
діаспора 1020-річчя Хрещення Русі Приїзд Патріарха Кирила в Україну шляхи єднання Церква і влада церковна журналістика Археологія та реставрація Церква і медицина вибори постать у Церкві Церква і політика монастирі та храми України краєзнавство церква і суспільство церква та політика Києво-Печерська Лавра Ющенко Патріарх Алексій II Священний Синод УПЦ УГКЦ Вселенський Патріархат Президент Віктор Ющенко Католицька Церква комуністи та Церква розкол в Україні милосердя Голодомор Доброчинність автокефалія конфлікти Мазепа молодь іконопис Митрополит Володимир (Сабодан) Предстоятелі Помісних Церков УПЦ КП забобони секти педагогіка українська християнська культура






Рейтинг@Mail.ru






«Политика и Культура Украины»: Владимир Вьятрович: «Соревнование, у кого больше трупов, ни к чему не приведет»



«Политика и Культура Украины», Наталя Дмитренко, 12 июля 2008

12 июля в Польше чтут как День жертв Волынской трагедии. Предлагаем продолжение интервью на эту тему с историком Владимиром Вьятровичем.

- Польская сторона утверждает, что террор поляков на Волыни - это была сознательная, спланирована акция ОУН-УПА...

- Польская сторона настаивает на том, что так называемая антипольская акция УПА проходила согласно какому-то приказу о тотальном уничтожении населения. Но ни одного документа, подтверждающего эту версию, не найдено. Хотя однозначно, что отдельные акции имели спланированный характер. Но аналогичные акции проводились и польскими силами против украинского населения. По моему мнению, это образец украино-польской войны за владение территориями Западной Украины. Польское политическое руководство, в частности, эмиграционное правительство, считали нужным удерживать восточную границу в пределах, которой она была до 1939 года, то есть по Збручу. Соответственно, Западная Украина должна была быть интегрировано в польское государство. Зато украинское освободительное движение, развивавшееся на украинских землях, не могло пойти на уступки полякам, потому что был опыт межвоенного периода существования на территории Польши, и в памяти народа остались жестокие пацификационные акции, уничтожения церквей, украинской культуры. Соответственно, эта земля превратилась в зону конфликта между обоими движениями: украинским освободительным и польским подпольем.

Конфликт обострился в 1943-44 гг., когда стало понятно, что Германия проигрывает войну, и оставался открытым вопрос, чьими эти земли останутся после войны. Поляки пытались провести акцию, которая потом вошла в историю как акция «Буря»: она имела целью поставить советскую власть перед фактом, что здесь установлена польская власть. Украинцы это понимали и, помня 1918 год, когда полякам удалось ликвидировать ЗУНР, также начали готовиться к этому противостоянию. Основным объектом борьбы стало само гражданское население, поскольку его наличие - польского или украинского - должно было служить основным аргументом в вопросе «кому будет принадлежать эта земля». Были еще дополнительные факторы - социальные, религиозные, материальные (идет речь о борьбе за землю, которая в 1930-ые гг. в результате польской политики колонизации, так называемого «осадничества», часто передавалась от украинцев полякам). Это была война, где не соблюдались никакие правила и где не было линии фронта, поэтому что часто она проходила даже через семьи.

- То есть власть сознательно дергала за эти ниточки...

- Относительно дергания за ниточки. Это очень важно вопрос, который часто замалчивается: конфликт был выгоден третьим сторонам. С одной стороны, это была Германия. После 1943 года часть украинской полиции, которая была представлена украинскими националистами, вступила в ряды УПА, а это 5-6 тыс. бойцов. Поэтому немцы, чтобы противостоять украинскому освободительному движению, начинают поддерживать польское национальное движение: на место украинских полицаев пришли польские, которых умышленно бросали на акции против украинцев. Очевидно, что в этом конфликте была заинтересована и советская сторона, понимавшая, что борьба поляков и украинцев подорвет силы обеих сторон.

- Руководство ли УПА и АК пыталось между собой договориться, как в свое время это пытался сделать Роман Шухевич в переговорах с коммунистами?

- Пыталось. Первые переговоры начались в конце 1941 года, а прервались в 1943-ом. Это была политическая проблема. Польское правительство было не готово отступить от концепции границ 1939 года. Временами польская сторона использовала переговоры для отвлечения внимания. Например, в 1944 году параллельно с переговорами готовилось развертывание масштабной акции «Буря», которая должна была установить польскую власть после ухода немцев. Интересно, что есть листовки-воззвания ОУН к полякам (даже с июля 1943 года, в период наивысшего накала), где говорилось, что взаимное кровопролитие выгодно третьей стороне, и нужно прекратить это.

Новый этап был переговоров начался в конце 1944 года, когда советская власть начала устанавливаться в Польше, и где впоследствии к власти пришли коммунисты. В 1946 году состоялись совместные боевые акции УПА и организации, возникшей вместо АК, - Wolność і Niezawisłość. Но на конец 1946 года польское антикоммунистическое подполье прекратило свое существование. Польское же политическое руководство, находившеся на то время в эмиграции, все равно оставалось на позициях отстаивания границы 1939 года.

Кстати, когда в начале 1940-х начались первые вооруженные столкновения между украинцами и поляками, это была часть поляков, пытавшихся отступить на коренные польские земли. Зато со стороны польского подполья было издано распоряжение о том, что те, кто будет оставлять эти земли, будут считаться изменниками. Можно сказать, что польское руководство превратило свое этническое население в заложников реализации имперских планов. Думаю, многие поляки остались на тех землях, убежденные, что они исполняют долг перед родиной.

- Какая была роль церкви в этих событиях?

- Следует помнить о предшествовавшей польской политике католизации, в частности, на Холмщине в 1937-38 гг. прокатилась волна уничтожения православных церквей. Эти события сыграли свою роль в заострении конфликта. Если говорить о высшем церковном руководстве украинской греко-католической церкви, то наиболее известна позиция митрополита Андрея Шептицкого с его обращением «Не убий!», пытавшегося уладить этот конфликт. К сожалению, я не слышал, были ли подобные обращения со стороны польского духовенства.

- Можно ли сказать, что воззвание Шептицкого повлияло на воюющую украинскую сторону?

- Думаю, что да. Митрополит пользовался большим авторитетом среди националистической украинской молодежи.

- Существует ли между украинскими и польскими историками консенсус относительно цифр: сколько людей погибло в том конфликте?

- Здесь много спекуляций. Несколько лет назад отдельные польские исследователи называли около 500 тыс. погибших поляков, что абсолютно невозможно, поскольку даже общее количество польского населения не было таковым. В настоящий момент приемлемая цифра - 60-70 тыс. погибших поляков в ходе конфликта 1942-47 гг. Что же касается украинских жертв, польские исследователи говорят лишь, что их было значительно меньше.

С украинской стороны подобные подсчеты не проводились. Но в настоящий момент есть возможность сделать определенные цифровые обобщения. Один из методов, предложенный поляками, - на основе устных свидетельств. Однако, очевидно, этот метод несовершенен: как пример можно привести работу польских исследователей. К 2003 году при поддержке канцелярии президента Польши была издана книга Евы и Владислава Семашко «Геноцид против поляков, осуществленный украинскими националистами»: это два тома, свыше 2 тыс. страниц, где насчитано около 30 тыс. поляков, погибших в ходе этого конфликта. Но как выявили украинские исследователи - Иван Пуско, Ярослав Царук - многие данные в этой книге не отвечают истине: там указаны населении пункты, которых реально не существовало, также есть случаи, когда погибшие украинцы представлены как полякив. То есть отмечены определенные спекуляции, чтобы дать большее количество погибших.

Но историки должны понять, что это соревнование, у кого больше трупов, ни к чему хорошего не приведет. То же нужно помнить, когда в проблематике польско-украинского конфликта определенные польские шовинистические круги рассчитывают на поддержку России, забывая, что руками русских было замучено значительно больше поляков. Вспомним Катынь, позицию Красной армии, стоявшей под Варшавой и ждавшей, пока немцы разгромят варшавское восстания, и только после того, как это произошло, вошла в город, отбив у немцев.

- Как будет происходить подсчет жертв с украинской стороны?

- Определенный процент жертв можно воспроизвести по документам, какие мы подняли из архивов СБУ и архиву Николая Лебедя, привезенного несколько лет назад из США. Там есть списки погибших, составленные членами ОУН в селах, где прошли польские акции. Таких списков - десятки, временами они поименные, есть списки из сотен людей.

Вторая часть - сбор устных свидетельств. В Украине уже начались такие исследовательские проекты: исследователи проводят опрос населения преклонного возраста, помнящего те события. Один из таких проектов проводит Центр исследования освободительного движения, также такие исследования проводит волынский исследователь Иван Пуско, при поддержке Института украиноведения в этом направлении работал Ярослав Царук. Думаю, есть еще инициативы на местах, которые стоило бы свести в единую программу. Полученные устные данные нужно было бы сопоставить с документальными.

Владимир Вьятрович: «Неправильно сужать все до Волыни 1943 года»

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.