УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 97 відвідувачів

Теги
Католицька Церква Доброчинність українська християнська культура автокефалія УПЦ КП конфлікти педагогіка церква і суспільство Києво-Печерська Лавра Вселенський Патріархат Церква і політика постать у Церкві розкол в Україні молодь діаспора краєзнавство Мазепа милосердя УГКЦ Церква і медицина Приїзд Патріарха Кирила в Україну Голодомор Президент Віктор Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) Священний Синод УПЦ шляхи єднання комуністи та Церква іконопис монастирі та храми України вибори секти Археологія та реставрація Предстоятелі Помісних Церков Патріарх Алексій II Ющенко церква та політика Церква і влада 1020-річчя Хрещення Русі церковна журналістика забобони






Рейтинг@Mail.ru






«Индустриальное Запорожье»: Ангелы тишины



«Индустриальное Запорожье», Дорошенко Виталина , 12.01.08

Уникальный «хутор глухих» в нашем городе разгромили трижды, но его идея не погибла

Мать использовала глухую дочку как рабочую силу на огороде. Девочка не знала простых вещей, почти не общалась с людьми, не умела читать... Это не ужасы прошлого, а реальная история, которая произошла в одном из сел Запорожской области. 17-летняя Маша (имя изменено) все-таки оказалась в Запорожской вечерней школе №12, при которой действует Центр реабилитации неслышащих инвалидов, но полноценным человеком ей уже не стать.

 

- Мы с вами первые слова услышали от мамы и папы. А глухие дети информацию начинают воспринимать, когда попадают в руки сурдопедагога, - объясняет директор школы Сергей Аушев.

ПЕРВОЕ СЛОВО

Сергей Павлович пришел в сурдопедагогику потому, что этим занималась его мать. После войны с детсадами было туго, она брала сынишку с собой на работу. Среди глухих детей мальчик освоил жестовую речь. Когда пришло время поступать в вуз, Сергей Аушев пошел по стопам матери. Призвание осознал позже, уже работая в интернате для неслышащих.

- Однажды к празднику я написал стихи, где были строчки: «Даже первое слово: «Мама!» - произносится в этих стенах», - признался Сергей Павлович. - В большинстве случаев в интернат попадают дети, которыми дома не занимались. Мычат, неадекватно все воспринимают, максимум - покажут: хочу кушать. Когда на твоих глазах такой ребенок превращается в хомо сапиенс - человека разумного - уже одно это держит в профессии. Ты рождаешь новую личность!

Аушев жалеет, что большинство детей попадают в руки сурдопедагогов только к 6 годам. Недостаток информации в возрасте от 2 до 5 сказывается до конца жизни.

- С кем труднее: с обычными детьми или с глухими?

- Терминологию до глухого ученика приходится доводить жестами, - размышляет в ответ Аушев. - На уроке он должен смотреть на учителя. На секунду отвернется - потеряет нить информации. Тогда нужно за плечо тронуть. Даже в 3 метрах его не позовешь. Так что с неслышащими труднее, но и... легче. Ведь они все принимают на веру.

Может, потому учитель физики и информатики ВШ №12 Александр Стеблевский ласково говорит о воспитанниках - «ангелы тишины»?

А Сергей Аушев категорически настаивает:

- Не называйте их глухонемыми!

- А как?

- Неслышащими или глухими. Разве они немые?! По букве, по слову мы учим их говорить!

- Это возможно?

- Нужно! Они могут разговаривать. С огрехами, но понятно окружающим. С чего начинаем? Дети бессистемно издают какие-то звуки. Опытный педагог в такой момент прикладывает ручку ребенка к груди, чтобы он ощутил вибрацию своей грудной клетки. Потом перед зеркалом показываем широко открытый рот и опять кладем его ручку на грудь. Ребенок понимает, что нужно издать звук. Что получается? А-а! Показываем букву «а». На одном этом можем сидеть три дня, неделю, месяц... Затем учим произносить «п». Составляем слово «папа». Закрепляем, показав снимок отца.

Когда я рассказала об этих уроках знакомой, та удивилась: «Глухие сначала говорят «папа»? Почему не «мама»?» - «Наверное, звук «м» сложнее», - пожала я плечами. И подумала: сколько таких подводных камней приходится преодолевать сурдопедагогам...

НЕ ДЕЛАЙТЕ ИХ ИЖДИВЕНЦАМИ!

В Центре реабилитации неслышащих при ВШ №12 учатся те, кому уже исполнилось 16 лет. Сейчас там 62 ученика. Кое-кто приехал из других областей - ведь тут можно получить не только аттестат, но и профессию. Воспитанники центра одновременно со школой занимаются в профессиональном лицее №27. Окончив его, работают на «Мотор Сичи» или ЗАЗе. В штате этих предприятий даже есть сурдопереводчики!

А еще выпускники центра поступают в Херсонское медучилище и получают специальность зубопротезиста. Мастера из них получаются отменные. Так, Андрей Хазов своего рода знаменитость в Шевченковском районе. К нему на протезирование стоит очередь. Не напрасно мама Андрея в свое время бросила прежние занятия и выучилась на сурдопедагога - чтобы сын вырос полноценным человеком.

- Раньше неслышащим давали 12 лет, чтобы окончить 8 классов. Сейчас - 9 классов за 10 лет. Нормально?! - возмущается Александр Стеблевский. - Материал для средних и старших классов не адаптирован. Сравните, что легче: за одно и то же время дать физику обычным детям или глухим? Мы их просто обокрали!

Но больше всего, по мнению Александра Васильевича, в советское время навредили «умники» из Москвы и Ленинграда, навязывавшие исключительно устный метод обучения.

- А ведь в начале ХХ века в Александровском хуторе глухих использовали 5 видов общения с неслышащими! - с жаром делится Стеблевский.

УНИКАЛЬНЫЙ ХУТОР

Бабушка, мама и тетя Александра Васильевича работали в Запорожском интернате для неслышащих детей, который стал преемником знаменитого хутора. Александр Васильевич увлеченно собирает материалы по истории этого учебного заведения:

- Неповторимый синдикат! Чтобы перенять опыт, как организовать обучение детей с недостатками слуха, в Александровск приезжали американцы и немцы.

Хутор открыли в 1903 году в двух километрах от Александровска - в районе нынешних Уральских казарм и улицы 8 Марта. Создали не просто начальную школу, а гимназию. Одновременно детей обучали основам работы на земле по передовой шестипольной системе (поищите-ка ее сейчас в Украине!). До улицы Чаривной простирались хуторские сады. А еще был свой завод сельскохозяйственных машин с самым современным американским оборудованием. Позже он стал военным 402-м заводом, от него отпочковался «Коммунар» (ЗАЗ).

Представьте: начало ХХ века. А на хуторе - своя железнодорожная ветка. Освещение от своей электростанции. Своя православная церковь, где во время службы речь священника переводят на язык жестов. Свой санаторий, аптека, дом отдыха на Зеленом Яру. Своя типография, издающая книги. А телефон, кроме хутора, имелся только у городского головы Александровска!

Канализация и заводские стоки здесь проходили такую систему очистки, что в последнем ярусе плавали рыбы - лишь тогда воду спускали в речку. В Евпатории от хутора построили интернат: дети учились там с 1-го по 4-й класс. Учителей отправляли туда на год в командировку, потом они привозили учеников в Александровск.

Каждый месяц родители глухих детей сдавали в школу по рублю. Если забирали ребенка с хутора до конца учебы - деньги пропадали. Но если нет - накапливались. Выпускники получали солидную по тем временам сумму: хватало на домик или участок земли.

Но разгром уникального учебного заведения начался уже через 8 лет после его создания. В 1911 году александровского городского голову Феликса Мовчановского, который был одним из создателей и серьезно заботился о хуторе глухих, обвинили, что часть благотворительных взносов он положил в свой карман. По ложному навету Мовчановский три месяца провел в тюрьме, подорвал здоровье.

ТРИЖДЫ РАЗГРОМЛЕННЫЕ

Примерно тогда же руководить опекунскими делами в России поставили генерала Трегубова. Солдафон исковеркал саму идею хутора глухих. Разгром довершили две мировые войны. Оборудование завода растащили. В Великую Отечественную фашисты расстреляли умственно отсталых глухих детей. Остальных воспитанников и персонал угнали в Германию.

Но последний, третий удар нанесли в 1978 году: здание школы глухих продали (оно цело до сих пор). По слухам, деньги понадобились, чтобы достроить городской Дворец пионеров у плотины.

- Мне предложили: иди по городу - ищи другое помещение, а если поднимешь шум, не будешь в Запорожье не только директором, но и учителем, - вздыхает бывший руководитель интерната для неслышащих Николай Крайний. - За наше здание дали 859 тысяч рублей. Все говорили: директор продал школу! А я те деньги в глаза не видел! Сделали «вроде» лучше - на самом деле отобрали здание в удобном месте. Там у нас были мастерские, мы выпускали продукцию, имели спецсчет. В горкоме партии об этом узнали и стали укорять: «О, пришел капиталист с партийным билетом!» Свиней откармливали при интернате - меня наказали, заставили свиней сдать. А потом и вообще велели уматывать оттуда.

НОВЫЙ «СИНДИКАТ»

С Александром Стеблевским и Николаем Крайним мы разговаривали в классе Центра реабилитации неслышащих. Рядом парень лет 17 увлеченно работал на компьютере. У Артема Яременко радость: недавно ему сделали операцию, и он уже может немного слышать. А в центре для Артема открылись неплохие перспективы на будущее.

- Мы решили создать свой синдикат по образцу хутора глухих, чтобы дать детям настоящее техническое образование, - говорит Стеблевский. - Сотрудничаем с 27-м лицеем. Договорились с Центром детского и юношеского творчества Жовтневого района, с Центром научно-технического творчества молодежи «Грани». У нас есть кружок компьютерного дизайна - вот Артем в нем занимается. А еще наши дети рисуют картины, расписывают керамику...

- Единственный, кто серьезно помогает финансами, - Фонд инвалидов и его председатель Владимир Павлович Прокофьев, - отмечает Сергей Аушев. - Благодаря фонду у нас появился компьютерный класс. А сейчас они выделили нам 22 тысячи гривен на слуховую аппаратуру.

- Почему вы называете своих воспитанников ангелами тишины? - спросила я у Александра Стеблевского и услышала в ответ:

- У них искренняя душа! Им хочется поделиться мыслями, чувствами. Мы все виноваты перед ними, потому что не даем слова. Растим иждивенцев. Не раскрыли их возможности, а суем мизерную пенсию - и будьте довольны. Вот наша вина! Просто содержать глухих - грубейшая ошибка. Надо, чтоб они сами зарабатывали. Люди добрые, не забывайте: в Александровске был хутор глухих. Великолепный для нас образец!

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.