УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 71 відвідувачів

Теги
церковна журналістика Приїзд Патріарха Кирила в Україну Мазепа діаспора вибори УПЦ КП постать у Церкві 1020-річчя Хрещення Русі Церква і політика Вселенський Патріархат Церква і медицина Церква і влада забобони українська християнська культура Патріарх Алексій II Археологія та реставрація церква і суспільство милосердя конфлікти Ющенко Голодомор секти Предстоятелі Помісних Церков шляхи єднання молодь іконопис УГКЦ автокефалія Доброчинність церква та політика Католицька Церква педагогіка Президент Віктор Ющенко розкол в Україні комуністи та Церква Києво-Печерська Лавра Митрополит Володимир (Сабодан) Священний Синод УПЦ монастирі та храми України краєзнавство






Рейтинг@Mail.ru






«20 минут» (Винница): "Наша церковь страдает "юбилейной" болезнью"



«20 минут» (Винница), 2008-10-01

Если выяснится, что есть марсиане, то тогда Господь принес себя в жертву и за грехи марсиан

 

На прошлой неделе Винницу посетил диакон Андрей Кураев, выступивший в актовом зале торгово-экономического университета. Его визит в наш город являлся частью программы празднования 250-летия Спасо-Преображенского собора. В своей лекции "Горячее лето-2008" отец Андрей затронул и проблемы грузино-абхазского конфликта.

После выступления он дал эксклюзивное интервью для "RIA".

- Есть ли различие между российской и украинской студенческой аудиторией? Согласны ли вы с фразой Леонида Кучмы "Украина - не Россия"?

- Мне кажется, что различие будет не между русскими и украинцами, а между "университетом" и ПТУ. Это независимо от того, что написано снаружи. Университет - это заведение, где у людей формируется установка на поиск нового. ПТУ - место, где начинаешь беседу и видишь в глазах аудитории лишь один вопрос: "Товарищ лектор, а на экзамене это нужно будет?" Там, упаси Господь, забить себе голову какими-либо лишними знаниями, то есть всем тем, что не понадобится на экзамене. Псевдоуниверситеты есть в России, есть в Украине. И даже внутри одного и того же университета ребята могут быть абсолютно разными. У вас ребята хорошие.

- Вы по-прежнему считаете себя церковным журналистом? Многими людьми вы воспринимаетесь как серьезный религиозный философ.

- По-прежнему считаю себя журналистом. Когда выйду на пенсию, займусь серьезно богословием и философией. Я хотел закончить с поездками. Когда в последний раз был в Виннице, говорил об этом. Пока не все с моей пенсией складывается. Я решил продлить свои поездки до нового года, до декабря. График есть. Возможно, придется радикально пересмотреть планы. Впрочем, я не исключаю, что мне надо будет прекратить поездки, но при этом уехать из Москвы. 

- Вы начнете писать новые книги?

- Писать надо, но, быть может, писать не удастся. Потому что, быть может, я все-таки окажусь в Абхазии, чтобы Абхазия не стала мусульманской страной. Там все очень плохо. Наша церковь, в отличие от Кремля, признает Абхазию территорией Грузии, под грузинским патриархатом. Абхазы этого не признают. Абхазы бомбардируют нас просьбами: дайте нам епископа, дайте нам священников. В то же время большая часть абхазов - мусульмане. Турция в восторге от независимости Абхазии. Негласно, но в восторге, надеясь подчинить Абхазию своему влиянию, надеясь через мусульманскую Абхазию продвинуться на Кавказ. В самой Абхазии правящие элиты считают себя православными. Но, тем не менее, около трети населения считают себя мусульманами. Там очень нестабильная ситуация, которая может очень легко измениться в условиях, когда церковь парализована. Может, мое появление там, в качестве частного лица  сможет чем-то помочь православной Абхазии. 

- Болезнь Достоевским сохранилась?

- На третьем курсе МГУ я всерьез заболел Достоевским. Книга, которая по-настоящему перепахала меня, -  "Братья Карамазовы". Более всего меня поразила легенда о Великом инквизиторе. Я действительно болел ею. Две недели, пока читал, ничего кроме этого в голове не было. Я давно Достоевского не читал, признаюсь, лет двадцать пять не брал в руки. Наверное, я меняюсь, Достоевский точно не меняется. Выйду на пенсию и снова начну читать его.

- Вы пошли креститься, чтобы уверовать, стоит ли людям неверующим идти по вашему пути?

- С этой жаждой я и пришел к крещению. Сам день моего крещения был довольно необычным. Я не могу сказать, что уверовал и потому пошел креститься. Ровно наоборот: я пошел креститься для того, чтобы уверовать, то есть я ощущал потребность сделать шаг, который вырвал бы меня из привычной колеи жизни. Надо было пойти посмотреть, ворваться туда, в Церковь. Может быть, потом я что-то пойму. До некоторой степени это был философский эксперимент, поставленный на себе, но он увенчался совершенно невероятным успехом. Мой путь был слишком сложным, поэтому подражать ему не стоит. Каждому человеку стоит по любому молиться: "Господи дай мне веру, откройся мне. Приведи меня к тебе". Ради этого стоит молиться. Не веруя лезть в крещельную купель, пожалуй, не стоит.

- Сектанты наступают по всем направлениям. Почему нет единой церковной доктрины по борьбе с ними?

- Отсутствие такого рода стратегии ясного плана - проявление церковной болезни, глубоко зашедшей. Я бы назвал ее "юбилейной" болезнью нашей церкви, общей для России и Украины, когда церковь в целом, епархии живут от юбилея к юбилею. Поэтому нет вообще никаких планов серьезных. На вопрос "Отчего так мало миссий?". Ответ "А у нас нет денег". Простите, но если бы деньги, что тратились на юбилеи и банкеты архирейские, направили бы на миссии, тогда не пришлось плакаться о том, что сектанты заели. Это вопрос совести церковных владык.

- Вам приходилось общаться с кем-либо из высшего руководства России? Путиным или Медведевым?

- Нет, лично с ними я не общался.

- Вы очень любите цитировать поэзию, любите поэзию "серебряного века". Удается ли сейчас читать стихи кого-либо из новых поэтов?

- Когда-то это была отдушина. И я очень признателен Цветаевой, Ахматовой, Галичу, Пастернаку, Волошину, Гумилеву, Маяковскому, Есенину. Я не смею судить их за те кощунственные выпады, которые встречаются в произведениях некоторых из них. Как не имеет права священник осудить человека, пришедшего на исповедь, так и я не сужу поэта за его публичную исповедь, на которую он вынес свои грехи, страдания, сомнения, страсти. Сейчас регулярный "чес" по магазинам я не устраиваю. Мне не до этого. Но иногда какие-то "жемчужинки" я нахожу.

- Отношение к инопланетянам?

- У нас по этому вопросу есть замечательное письмо Феофана Затворника, еще девятнадцатого века, с которым я совершенно согласен: если будет доказано существование жизни и разума на других планетах, это для нас не станет богословской проблемой. Во времена Христа никто не знал о существовании Америки либо Австралии.

Но когда эти регионы были открыты, это не повлекло за собой перемены христианства. Христос принес себя в жертву за всех людей, в том числе и за украинцев, и за русских, о которых святые апостолы на тот момент ни сном ни духом не знали, и за австралийских аборигенов, ацтеков. Если выяснится, что есть марсиане, то тогда господь принес себя в жертву и за грехи марсиан. Может, они не похожи на нас и не грешат. Тогда станет понятно, почему Христос обратил внимание на нас, а не Марс.

- Изменения в украинской политических элитах скажутся на ходе церковной жизни?

- Во-первых, это никак не скажется, потому что украинская церковь Московской Патриархии не зависит от климата на Украине. Так было во времена Кучмы, Кравчука, да и Ющенко. Что касается отношений с филаретовской структурой, то тут, прежде всего, играют личные амбиции, а потому перемен ожидать трудно.

- Тур, посвященный 1020-летию крещения Руси, продолжится дальше по другим странам?

- Мы этого очень хотели, но пока за пределами Украины не нашли спонсоров, которые могли бы...

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.