УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 67 відвідувачів

Теги
церковна журналістика Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і влада секти УГКЦ церква та політика українська християнська культура педагогіка Католицька Церква краєзнавство Церква і політика шляхи єднання Доброчинність Ющенко УПЦ КП Приїзд Патріарха Кирила в Україну милосердя Предстоятелі Помісних Церков Голодомор церква і суспільство автокефалія Мазепа Священний Синод УПЦ конфлікти забобони Патріарх Алексій II діаспора 1020-річчя Хрещення Русі Вселенський Патріархат розкол в Україні монастирі та храми України Церква і медицина вибори молодь іконопис Києво-Печерська Лавра Президент Віктор Ющенко комуністи та Церква постать у Церкві Археологія та реставрація






Рейтинг@Mail.ru






«Коммерсант Украина»: Православие, недержание, народность



«Коммерсант Украина», 29.10.2008

На экраны выходит "Юрьев день" Кирилла Серебренникова - фильм, вызвавший нервную реакцию в России и вполне достойно показавший себя едва ли не на всех главных киносмотрах сезона. Комментирует АНДРЕЙ ПЛАХОВ.

Снят "Юрьев день" по сценарию Юрия Арабова, и это многое объясняет. В его творчестве, проникнутом, с одной стороны, стремлением к ортодоксальной вере, с другой - свойственным современному художнику скепсисом, этот сценарий занимает место рядом с другим - "Ужас, который всегда с тобой". Действие обоих происходит как бы в неопределенном настоящем, еще несущем в себе черты экономического и бытового хаоса перестроечных 1990-х, но на глазах превращающемся в вечное мифологическое время, в котором испокон веков пребывает Русь-матушка. Оба сценария объединяет то, что можно назвать бытовой мистикой и даже экзистенциальным ужасом, прорастающим сквозь толщу банального быта.
"Ужас, который всегда с тобой" выглядит более глубоким и радикальным. В нем с особенной силой показана беззащитность интеллигента советской закваски перед тоталитарной системой, хотя и мутировавшей в эпоху рыночных отношений и реабилитации православия. Особенно впечатляюще показано сращивание спецслужб и церковных институтов и воздействие на человека новых методов психологического зомбирования. Как сценарий, "Юрьев день" выглядит слабее: в нем несколько прямолинейно выражена идея соборного приобщения интеллигенции к народу. Разумеется, в нем много других смыслов, но все же главная сюжетная линия связана с возвращением героини, "оторвавшейся от корней", в лоно народной жизни.
А вот от фильма возникает другое ощущение. В зимний, окутанный снежной дымкой городок Юрьев отправляется попрощаться с родиной знаменитая оперная певица Люба и прихватывает с собой сына. Воздух родины буквально всасывает в себя 20-летнего оболтуса, который исчезает без всякого следа, а потом и саму героиню: после безуспешных попыток найти сына она остается там, где он пропал и где она некогда родилась. Развитие этого сюжета можно трактовать по-разному: как расплату за гордыню, как апофеоз почвенничества, а можно - и как ироническое сведение счетов с враждебным пространством, так сказать, патриотическую трагикомедию, которую с удивительной остротой играет Ксения Раппопорт и визуально совершенно оформляет оператор Олег Лукичев.
Кирилл Серебренников усиливает содержащиеся в сценарии и вводит новые евангельские ассоциации, однако рассматривать вырастающий из фильма образ окутанной туманом России как средоточие духовности и народной морали мешает ирония режиссерской концепции и актерского решения главного женского персонажа. Надо признать, что Кириллу Серебренникову не удается выдержать тон последовательно на протяжении всей картины, в результате чего где-то в середине она стилистически ломается. Если сцены в Кремле, в монастыре, в милиции выполнены в едином, сугубо кинематографическом стиле, то палата туберкулезников-уголовников, где Люба находит нового блатного сына, грешит откровенно театральным символизмом на опасной вкусовой грани.
Однако финал расставляет все на свои места. Ирония особенно очевидно звучит в последней сцене, когда Люба приходит в церковь и ее поставленный оперный голос вливается в тихое многоголосье церковного хора. Мы видим полные религиозного чувства лица женщин, но ироническим контрастом к ним выглядят унифицированно выкрашенные у всех и гладко зачесанные рыжие волосы. Дело в том, что в Юрьев завезли дешевую краску под названием "Интимный сурик": и само придуманное Арабовым название, и акцент, поставленный Серебренниковым на этой провинциальной моде, переводят всю ситуацию религиозного покаяния в регистр гротеска.
Не последнюю роль играет и семитская внешность Ксении Раппопорт, которая все равно никак не вписывается в православный хор славянских лиц. Это отлично почувствовали те, кто, будучи "святее папы римского", тут же обвинили режиссера в несоответствии канону. Действительно, если в фильме и содержится религиозный посыл, то, скорее, экуменический, а возможно, даже с буддистским акцентом на идею перемены участи. Что снимает с сюжета фильма налет патриотического консерватизма и переводит его в русло общечеловеческих ценностей.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.