УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 108 відвідувачів

Теги
Патріарх Алексій II Церква і влада Церква і політика монастирі та храми України діаспора постать у Церкві секти церква і суспільство українська християнська культура педагогіка забобони Вселенський Патріархат 1020-річчя Хрещення Русі Священний Синод УПЦ Голодомор краєзнавство УГКЦ іконопис конфлікти автокефалія Церква і медицина Доброчинність Предстоятелі Помісних Церков церковна журналістика Президент Віктор Ющенко УПЦ КП Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) Києво-Печерська Лавра вибори Приїзд Патріарха Кирила в Україну шляхи єднання Католицька Церква Мазепа Археологія та реставрація церква та політика комуністи та Церква розкол в Україні милосердя молодь






Рейтинг@Mail.ru






«Деловой» (Украина): Вера дороже денег



«Деловой» (Украина), Петр Бурковский, главный консультант Национального института стратегических исследований, №18 октябрь 2008

 

C началом глобальной экономической рецессии cовпадение локальных и региональных политических кризисов создаст условия для роста влияния церквей во внутригосударственных и международных делах.

Сегодня углубляющийся в развитых странах Запада финансовый кризис свидетельствует об обострении кризиса доминирующей либеральной модели устройства мира. Недаром Папа Римский Бенедикт XVI устроил «холодный душ» воротилам финансового рынка и их политическим покровителям: «Крах больших банков подтвердил тленность и никчемность денег. Вещи, которые казались реально важными, на самом деле оказались второстепенными».
Подобное развитие ситуации еще в середине 1990-х предвидел финансист и филантроп Джордж Сорос. В 1997 году в своем труде «Кризис мирового капитализма» он сформулировал такой постулат: «При каждом финансовом кризисе происходит переоценка ценностей». И сейчас именно тот момент, когда прогрессивное человечество переосмыслит свое существование.

Переоценка ценностей
В начале ХХ века российский социолог Питирим Сорокин предложил циклическую модель преобразования западного (христианского) общества, состоящую из трех этапов: идеократического, идеалистического и материалистического.
В основе первого лежит теоцентрическое мировоззрение, которое задает общее направление развития общества. Это когда люди видят смысл в непреходящих ценностях и объясняют жизнь присутствием и волей высшей силы. Со временем человечество становиться все увереннее в своих силах, и в центре картины мира - человек, идеальная и добрая природа которого все же имеет божественное происхождение.
С дальнейшим развитием цивилизации образ человека растворяется в мире окружающих его вещей и материальных отношений, исчезают единые понятия истины, добра и красоты, все становится относительным и сиюминутным. В конце концов человечество или гибнет под тяжестью бремени материалистического мира, или опять возвращается к поиску Бога (Абсолюта). Сорокин особо отмечал, что переходы от одного этапа к следующему непременно сопровождаются социальными потрясениями, революциями и кризисами.
Уже упомянутый финансовый провидец Джордж Сорос прозрачно указывает на глубинные причины грядущего кризиса: «Одна состоит в следующем: в связи с распространением меркантильных ценностей и их влиянием на политику политический процесс менее эффективно обслуживает общественные интересы, чем в то время, когда люди были более чувствительными к социальным ценностям или «гражданским добродетелям».
Второй момент заключается в том, что политический процесс менее эффективно корректирует собственные эксцессы по сравнению с рыночным механизмом. Оба эти соображения подкрепляют друг друга рефлексивным образом: рыночный фундаментализм подрывает демократический политический процесс, а эффективность политического процесса не служит мощным аргументом в пользу рыночного фундаментализма».
И вот рыночный фундаментализм вкупе с коррумпированной меркантильной политикой развитых западных демократий, как ожидалось и прогнозировалось, дал сбой. «Крайними» оказались сотни тысяч, если не миллионы, простых граждан, «рациональных экономических единиц», от поведения которых зависит выбор одного из двух сценариев: постепенное возвращение к стабильности или продолжение падения и окончательный крах мировой финансовой системы со всеми вытекающими последствиями для глобальной стабильности.
В условиях, когда этими массами начинает руководить страх перед вдруг чрезвычайно неопределенным и грозящим еще большими потрясениями будущим, разочарование как в «невидимой руке рынка», так и в ранее осязаемой, но теперь неэффективной помощи национального государства, то второй вариант будет все более реальным.
Чтобы избежать такого развития событий, правительствам ведущих стран придется не только скоординировать свои антикризисные действия, но и прибегнуть к нерыночным и не политическим инструментам стабилизации. Речь идет о том, чтобы допустить к процессу принятия решений организации, способные управлять желаниями людей и подпитывать их надежду на выход из кризиса, взывая к их «гражданским добродетелям». Такая миссия сегодня по плечу только крупнейшим христианским церквям. Вопрос в том, какие из них могут справиться с новыми вызовами.

Католицизм как ресурс
Католическая церковь подошла к началу мирового кризиса наиболее подготовленной. Святой Престол (Ватикан) за время правления Папы Иоанна Павла ІІ успевал не только следить, но и активно участвовать в международной жизни, иногда опережая сами события. Папа предвидел падение СССР и угрозу мирового терроризма. И католическая церковь первой предупредила об опасностях начала 1990-х (растущая нетерпимость, агрессивный национализм) и 2000-х (столкновение двух цивилизаций по вине политиков).
Благодаря личным качествам, энергии и мудрости Папы-поляка католическая церковь начала поднимать свой авторитет по всему миру. Однако он не успел конвертировать полученное доверие масс верующих в конкретное влияние церкви на ход политического процесса. Эту задачу и предстоит решить его преемнику Бенедикту XVI. Во-первых, Ватикан будет продолжать решительную политику обращения новых верующих и усиления влияния над уже имеющейся паствой. Это касается как ключевых западных государств (США, ЕС), так и наращивания присутствия на Ближнем Востоке и в Китае. Ценность католического миссионерства в зонах схождения разных цивилизаций для западного мира состоит в том, что церковь часто выступает с позиций радикальной критики эксцессов «вестернизации» и «американизации».
Миссионерская деятельность Ватикана несет в себе те западные ценности, которые Сорос ранее отнес к «гражданским добродетелям»: умеренность, терпение, трудолюбие, доброта, щедрость, скромность. Их универсализм и способность являются необходимым условием формирования общественной атмосферы надежды, как в странах центра мировой экономической системы, та и на периферии. Того, что экономисты называют «позитивными ожиданиями» и что так нужно сейчас для стабилизации. Естественно, это долгосрочная политика, и она может принести свои плоды лишь в течение последующих 7-10 лет. Однако если западная дипломатия не будет мешать Ватикану, это может создать основу для предотвращения кризисов в будущем.

Главный антиглобалист
Во-вторых, Ватикан способен повлиять и на политическую расстановку сил внутри некоторых ключевых западных стран. Например, во время недавнего первого визита в США Папа Римский, по сути, раскритиковал внешнеполитический курс республиканской администрации. Он постоянно изобличает лицемерную политику слабой экономической помощи самым бедным государствам.
Так, еще в начале года Бенедикт XVI назвал справедливое разделение мирового богатства одним из главных условий спасения человечества. Глава католиков недвусмысленно осудил политику «большой восьмерки»: «Невозможно сказать, что глобализация - синоним мирового порядка, наоборот. Борьба за экономическое преимущество и скупка энергетических ресурсов усложняют работу тех, кто стремится выстроить справедливое мироустройство». Эти слова можно было рассматривать всего лишь как благие пожелания, если бы они не были произнесены накануне финансового кризиса.
Теперь этот призыв может найти отклик в сердцах верующих и даже повлиять на их голосование на выборах. А это, в свою очередь, значит, что политическим элитам придется включать в свои программы требования церкви и следовать им, даже если это будет существенно противоречить сиюминутным интересам финансово-промышленного лобби. Не исключено, что в перспективе мы увидим картину, напоминающую расцвет средневековья, когда светские правители искали в Риме подтверждения своего права на власть.

Православные управленцы
Православные церкви, за исключением Русской, переживают не лучшие времена. Большинство патриархов занято вопросами сохранения своего сокращающегося влияния и каноническими спорами за право управления спорными территориями. Только РПЦ под руководством Алексия ІІ удалось в целом нарастить свою власть, хоть и ценой уступок и сотрудничества с Кремлем.
Объединение Московского патриархата с Русской православной церковью за рубежом подтвердило правильность избранного патриархом курса на укрепление связей со светской властью. Сегодня РПЦ рассматривается уже не столько орудием, сколько партнером Кремля, который де-факто взял на себя функцию идеологического обеспечения стабильности режима. Причем точки зрения патриархата и Кремля не всегда совпадают в ключевых вопросах. Например, вопреки пожеланиям политиков, Синод РПЦ отказался принять под свое начало православные церкви Абхазии и Южной Осетии, подтвердив целостность канонической территории Грузинской православной церкви.
Однако если в церковных вопросах РПЦ еще может отстаивать свою автономию, то в политической сфере патриархат послушно следует за Кремлем. Показателен факт: чем увереннее позиции Московского патриархата, тем меньше становились доходы от епархий и тем выше доходы от самой Москвы. Эта тенденция была особо отмечена самим Патриархом в докладе на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в июне сего года. Потому можно надеяться на то, что православная церковь сможет поддержать российскую власть в случае кризиса, поскольку чрезвычайно зависит от приближенных к государству источников финансирования. Однако все это может завершиться печально для обоих субъектов. Об опасности для России слияния власт, духовной и светской. еще в конце ХІХ века написал Лев Толстой, предрекая падение обеих под революционным давлением масс.
Так что главной тактикой православной церкви и российской власти в условиях кризиса становится отвлечение внимания граждан от надвигающихся социально-экономических проблем путем создания искусственных поводов для управления негативной энергией масс. Как то возобновление «холодной войны» с «безбожным Западом» или проект «собирания земель русских». А это уже может грозить проблемами с соседним государствам, в том числе и Украине. Ведь рецептом защиты от кризисных явлений будет предлагаться «воссоединение братских народов» в едином «экономическом» и «духовном» пространстве, что предполагает потерю суверенитета нашим государством.

Протестантизм за выживание
Хуже всего дела обстоят в протестантском мире. Парадоксально, но факт. В странах, где ранее доминировали протестантские конфессии, где в полной мере проявила себя веберовская «протестантская этика», сохранились лишь поверхностные появления милосердия, моральности, взаимопомощи. Высокие показатели преступлений против жизни людей, растущая популярность крайне правых, ксенофобских движений свидетельствуют о настоящем упадке культуры сосуществования.
Не мудрено, что общественно-политическая жизнь этих стран сконцентрирована на удовлетворении краткосрочных, эгоистических групповых интересов. Духовный вакуум тут же начинает заполняться исламскими течениями, что в свою очередь провоцирует новые всплески нетерпимости. Общий низкий фон моральности усиливает «войну всех против всех» на финансовом рынке и способствует углублению кризиса. Это уже играет на руку разнообразным сектам, которые проповедуют близкий конец света и призывают к радикальным мерам борьбы со «злом».
Очевидно, в таком случае массы будут требовать от политических элит быстрых и «простых» решений. Поэтому страны, где доминируют протестантские церкви, будут склонны к эгоистическим решениям и постараются спастись от кризиса за счет других. Первой жертвой такой политики уже стала Исландия. В начале октября Великобритания, Дания и Норвегия отказали островному государству в ссуде в €4 млрд для поддержки национальной валюты и банковской системы. Так что Украине нужно дважды подумать, прежде чем в нынешней нестабильной ситуации привлекать инвестиции и займы от подобных государств.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.