УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 89 відвідувачів

Теги
діаспора Археологія та реставрація церква та політика Митрополит Володимир (Сабодан) Мазепа вибори 1020-річчя Хрещення Русі секти УГКЦ забобони молодь Священний Синод УПЦ постать у Церкві Католицька Церква українська християнська культура Доброчинність Церква і влада церковна журналістика шляхи єднання Вселенський Патріархат педагогіка монастирі та храми України Голодомор Києво-Печерська Лавра Президент Віктор Ющенко конфлікти Приїзд Патріарха Кирила в Україну милосердя УПЦ КП комуністи та Церква церква і суспільство автокефалія краєзнавство Предстоятелі Помісних Церков розкол в Україні іконопис Церква і політика Патріарх Алексій II Церква і медицина Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): Миф о Полтаве после 1709 года



«Зеркало недели» (Украина), Ольга Ковалевская, кандидат исторических наук, № 45 (724) 29 ноября — 5 декабря 2008

 

События последнего времени доказали, что в условиях существования противоположных исторических концепций, которых придерживаются представители различных политических сил Украины, стало невозможно установить, какие события являются знаковыми в нашей истории, а какие - нет; какие юбилеи праздновать уместно, а какие - недопустимо.

Традиционные методы исследования и подходы, которые обычно используют историки, не дают ответа на вопросы, волнующие общество. Потому что на определенное количество аргументов «за» находится ровно столько же аргументов «против». Эта простая аксиома ставит под сомнение возможность найти взаимопонимание и адекватно решить вопрос об отмечании/праздновании событий 300-летней давности.

Чтобы понять, каким образом мы зашли в тупик и как из него выйти, следует обратиться к таким категориям, как «историческая память», «исторический миф», и к особенностям их функционирования.

Историческая память - это общая память и знания о прошлом определенного сообщества. В данном случае - народа, нации. Историческая память формируется, сохраняется и передается в основном благодаря «исторической реконструкции» и «ритуалам» (повторяемым действиям специального значения).

Уровень воссоздания событий Северной войны (1700-1721) и Полтавской эпопеи 1709 года на основе источников в настоящее время таков, что любое фактографическое исследование по этой тематике может только углубить наши знания, но не повлиять на общие выводы. В то же время не менее важно изучение событий, тесно связанных с Полтавской битвой и завоеванной Петром I победой над Карлом ХІІ, которые происходили соответственно в 1808-1809 гг., 1908-1909 гг., в 1939 г., в 1959 г. (или же должны состояться в 2009 году). Эти даты являются знаковыми вехами процесса мифотвочества и направления исторической памяти в том русле, которое было выгодно политическим режимам Российской империи, Советского Союза или выгодно современным политическим силам Украины, России и Беларуси.

В начале XVIII века, когда Московское государство превращалось в Российскую империю, оно постепенно поглощало все меньшие государственные образования, меняя статус этих территорий с вассально-зависимых на провинциально-колониальные. Одновременно проходил процесс лишения населения этих территорий национального сознания. Для этого государство использовало метод организованного заб­вения. Именно этой цели служили все карательные акции Петра I
против населения Гетманщины в 1708-1709 годах. Украинцы должны были забыть, что у них был когда-то гетман Иван Мазепа, который в течение 21 года удерживал Гетманщину от Руины и гражданской войны, строил храмы и учебные заведения, поддерживал духовенство, укреплял материальное положение старшины, сохранял баланс между разными слоями населения, содействовал развитию культуры и т.д. Они должны были забыть и о том, что гетмана в его стремлении освободить отчизну от нежелательного и все более опасного протектора поддержали представители старшины и запорожцы. Этой цели как нельзя лучше послужили театрализованное представление наказания чучела Мазепы, его анафема церковная и уничтожение всех изображений и портретов; расправы над мазепинцами, с особой жестокостью осуществлявшиеся в Глухове и Лебедине, где замученных хоронили в братских могилах, которые впоследствии сровняли с землей; уничтожение Запорожской Сечи и преследование сторонников Мазепы далеко за пределами империи.

После такой «зачистки территории» возник вопрос о формировании новой исторической памяти местного населения, которое в Российской империи было лишено традиционных этнонимов/самоназваний и получило «универсальное» название «малороссы».

К процессу формирования «общей исторической памяти» населения, без чего трудно было обеспечить идеологическое единство многочисленных населявших империю народов, подходили с нескольких сторон одновременно. Во-первых, была изложена имперская версия событий 1708-1709 годов. Важная роль тут отводилась таким произведениям российской историографии, как «История Императора Петра Великого: от рождения до Полтавской баталии» Ф.Прокоповича, «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России» И.Голикова, «Сокращенное уведомление о Малой России», «О начале и происхождении казаков», «Известия о казаках Запорожских» и «Исторические сочинения о Малороссии и малороссиянах» Г.Миллера, в которых И.Мазепа был официально представлен как изменник и клятвопреступник, а Петр І, соответственно, мудрый преобразователь, великий полководец и стратег.

В дальнейшем эти определения неоднократно повторялись и тиражировались как в произведениях общего характера, так и в специализированных, особенно юбилейных, изданиях. В частности таких, как труд И.Павловского «Полтавская битва 27 июня 1709 г.» (1908) или юбилейное издание Императорского российского военно-исторического общества, посвященное 200-летию Полтавской битвы «Петр и Полтава» (1909).

Следует особо отметить, что именно с 1908-1909 годов в Российской империи, с целью формирования «правильной» с идеологической точки зрения исторической памяти, начинают использовать многочисленные «ритуалы», к которым относились церемонии чествования памяти погибших (часто посредством упорядочивания «братских могил»), торжественное открытие памятников, строительство многочисленных архитектурных сооружений (в частности церквей) на местах «важных и победных» битв, торжественные празднования годовщин побед и обязательное документирование этих ритуалов не только хронистами, историками, публицистами, но и при помощи фото- и кинотехники.

Показательны в этом смысле 1808-1809 и 1908-1909 годы (обратим внимание на сходство действий правительства империи на территории Украины и Беларуси). Впоследствии такими же показательными, но уже в истории Советского Союза, станут 1939 и 1959 годы, а в истории современной Беларуси и независимой Украины - соответственно 2008-й и 2009-й. Важность этих циклов заключается именно в повторяемости ритуалов, их сценариев и тех мессиджей, которые власть подобными мероприятиями посылала в общество. Именно так, совместными усилиями разных государств с разными, на первый взгляд, идеологиями Полтава, которая по прожектам губернского архитектора В.Амвросимова должна была стать в архитектурном смысле «Малым подобием Петербурга», вошла в историю как «город славы русского оружия».

Не последнюю роль в этом процессе мифотворчества сыграл рожденный в конце ХІХ века кинематограф. Только за один 1909 год было снято девять лент кинохроники, зафиксировавших торжества в Полтаве по случаю празд­нования 200-й годовщины победы Петра І. Цензура, как средство государственного контроля над идейным содержанием фильмов, играла в них заметную роль. Власть приветствовала царскую и правительственную хронику, воссоздававшую царские приемы, военные смотры, церемонии открытия памятников и т.п. Примером царской хроники являются сюжеты таких лент, как «Торжества в Полтаве в честь приезда Николая ІІ», «Полтава», «Полтавские торжества (Полтава)», «Полтавские юбилейные торжества», «Полтавские торжества (200-летний юбилей в г. Полтаве в присутствии государя императора, великих князей, министров, членов Государственной Думы и др. высокопоставленных лиц.)», «Полтавские торжества в память 200-летия Полтавской победы» и др.

Благодаря тому, что некоторые фильмы, как, например, «200-летний юбилей Полтавского боя», сохранились, мы можем собственными глазами увидеть, как происходило превращение Полтавы в «город славы русского оружия»: «Император Николай ІІ, Великий князь Михаил Александрович, В.Б.Фредерикс, В.А.Сухомлинов, Н.И.Иванов обходят строй почетного караула в Ставке под Полтавой. Полтавский голова Черненко преподносит Николаю ІІ хлеб-соль; среди присутствующих П.А.Столыпин, принц П.А.Ольденбургский. Представители духовенства служат молебен на «Братской могиле» героев Полтавской битвы. Николай беседует с митрополитом Киевским и Галицким Флавианом. Николай и его свита присутствуют на открытии памятника коменданту Полтавы Келину; кинооператор ведет съемку камерой. Николай и его свита беседуют с крестьянами Полтавской губернии, размещенными на время торжеств в бараках за городом. По площади города Полтавы проходят войска церемониальным маршем. Делегации военных возлагают венки к памятнику Славы в Александровском саду».

Поскольку местная кинохроника пользовалась у зрителей большим успехом, идеологическое влияние таких кинолент было поразительным.

В противоположном лагере, на украинской территории, находившейся в то время под властью Австро-Венгерской империи (а впоследствии в странах, где украинцы основали диаспору), в кругах национально сознательной украинской интеллигенции ситуация с формированием исторической памяти украинцев развивалась с точностью до наоборот. То есть эти «мазепинцы» исследовали именно те исторические докумен­ты, которые не хотела обнародовать российская власть. Они публиковали каждый найденный источник, касавшийся И.Мазепы и времени его гетманства, проводили полевые исследования, направленные на поиск могилы гетмана, организовывали церемонии чествования памяти И.Мазепы и торжественно отмечали годовщину выступления гетмана против Петра І, годовщины со дня рождения или смерти гетмана, принимали меры для доказательства неправомерности и недействительности наложенной на него анафемы, формировали новый образ этой исторической фигуры, а также открыто осуждали действия официальной российской (а в дальнейшем и советской) власти, которая всеми доступными ей средствами пыталась сформировать «новую» историческую память украинцев.

Довольно показательны в этом смысле публикации в тогдашней украинской прессе, выходившей за пределами Российской империи. Так, 14 июля 1909 года во львовской газете «Діло» была опубликована редакционная статья «Полтавське свято». В ней, в частности, сообщалось, что официальная Россия отпраздновала 200-ю годовщину Полтавской битвы. Наиболее торжественно празднование происходило в самой Полтаве, «куди зволів і відважився приїхати навіть сам цар Микола ІІ». Описав, как именно был обставлен приезд императора и какие мероприятия его ожидали, редакция дальше отметила: «А пополудні цар і великі князі і вся свита від'їхали на короткий час до Києва. Аж тоді почалася більша воля в Полтаві, почалися народні забави, гуляння, грали оркестри, ілюміновано місто, палено феєрверки, влаштовано каруселі, стовпи з нагородами...»

«Дивний характер мало те ціле «національне свято», - пишет газета. - Тісна звязь всього населення «со своим Государєм» проявилась в той спосіб, що шпалери військ
по всіх вулицях і дорогах добре пильнували, аби хто не наблизився до царя. «Союз русского народа» і козацькі полки обступили Полтаву і не пускали на свято нікого, хто не мав окремого дозволення. Поїзди з Полтави не від'їздили і не приїздили до Полтави. На вулиці, близькі до місць святкування, не пускано загалом нікого, багато місця обгороджено дротом».

Как отмечали далее авторы этого сообщения, царь очень боялся беспорядков, ввиду чего были приняты превентивные меры. Совершенно очевидно, что навязывание новой памяти происходило далеко не однозначно и с явным сопротивлением населения. Это доказывает текст «Протеста украинцев Бельгии», опубликованный в печати в том же 1909 году. В нем, в частности, сказано: «Минуло двісті літ від останнього удару московського правительства, виміреного проти наших народних прав. Двісті літ стогне Україна під ярмом московського самодержавного уряду. (...) Сей момент, річницю нашого національного погрому московський уряд, вкупі з реакційною частиною московської суспільності освячує історично обходом цієї події. Відпадки московської суспільності радо йдуть йому назустріч, викладаючи величезні гроші, висмоктані з українського народу. Вони йдуть ще далі, вони втручаються з безличною нахабністю у саме серце України, і власне в Полтаві відбудеться це свято!.. Почуваючи наш великий і святий обов'язок супроти нашого народу, висловлюємо наше презирство і ганьбу тим, хто освячує наші національні кривди... Ми звертаємо увагу всіх несвідомих учасників свята, які втягнені туди урядом, що цей ювілей є ще однією наругою з наших національних почувань, бо святкування ювілею полтавського бою є санкціонуванням і узаконенням гніту над Україною з боку московського уряду».

Как известно, борьба за украинское общество и споры о том, как должны отмечаться исторические события в этом и следующем году, продолжаются. Причем сейчас даже отчаяннее, чем раньше. Оставаясь одним народом, живущим в якобы суверенном государстве, которое само должно определять и отстаивать свои интересы и приоритеты, свои национальные святыни и важные исторические события, украинцы уподобляются бессловесной массе, которую продолжают кормить мифами, в том числе и «полтавским». Итак, выводы об особенностях функционирования мифа и его использование в современных условиях могут быть следующими:

1. Какими бы ни были в действительности исторические события, каждое государство и народ, причастные к ним, будут заинтересованы в собственной версии событий.

2. Существование мифа - обязательная составляющая любой идеологии, поэтому к нему должно быть особое отношение и понимание его настоящей сути.

3. Исторический миф играл и будет играть существенную роль в процессе формирования и передачи исторической памяти народов, в частности украинского.

4. В современных условиях политической нестабильности, при отсутствии четкого видения представителями украинского политикума - независимо от партийной принадлежности - национальных интересов украинцев, отсутствии национальной идеологии, в условиях многочисленных международных и глобальных интеграционных процессов, украинскому обществу важно знать:

а) в 1708 году гетман Мазепа и его окружение осуществили военно-политическую акцию, направленную на освобождение от московского протектората. Средством достижения цели должно было стать использование иностранной военной силы - армии шведского короля Карла ХІІ. Акция потерпела поражение, но она достойна чествования, потому что повлекла появление идеологии «мазепинства», без которой не было бы попыток обрести независимость в 1918 и 1919 годах, а также 1991 году;

б) Россия имеет право праздновать это событие (победу Петра І над Карлом ХІІ под Полтавой), но не на нашей территории. Украина должна признать право всех стран - участниц тогдашнего конфликта отмечать это событие, отдавать дань памяти погибшим, но без военных парадов, феерверков, громких мероприятий (ярмарок, забав, концертов и т.п.). Мы должны помнить, что для украинцев эта победа стала роковой и ее последствия сказываются и поныне;

в) мы должны понимать, как функционирует наша историческая память и как политические силы и официальная власть могут направлять ее в то или иное русло. Понимая это, можно оградить себя от многочисленных политических влияний, удержаться на собственных позициях и адекватно, сохраняя собственное достоинство и уважение к шведам, россиянам, калмыкам, латышам, финнам, полякам, отметить юбилейные даты в 2008 и 2009 годах.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.