УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 88 відвідувачів

Теги
Президент Віктор Ющенко Києво-Печерська Лавра Митрополит Володимир (Сабодан) Ющенко Священний Синод УПЦ церква та політика іконопис Церква і влада комуністи та Церква УПЦ КП конфлікти педагогіка Археологія та реставрація Приїзд Патріарха Кирила в Україну шляхи єднання молодь краєзнавство постать у Церкві автокефалія Церква і медицина милосердя монастирі та храми України розкол в Україні Патріарх Алексій II забобони Предстоятелі Помісних Церков 1020-річчя Хрещення Русі Голодомор УГКЦ Церква і політика Мазепа Католицька Церква діаспора Вселенський Патріархат церква і суспільство Доброчинність українська християнська культура секти церковна журналістика вибори






Рейтинг@Mail.ru






«Новая» (Украина): Детки в клетке



«Новая» (Украина), Екатерина Стулень, 01.12.2008

 

Беременность бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой, которая отбывает наказание за уклонение от уплаты налогов, подняла животрепещущий вопрос: как быть с мамами, которые стали ими, находясь за колючей проволокой? Помиловать нельзя, во всяком случае, прошение Бахминой российский лидер Дмитрий Медведев отклонил. Остается одно: запретить беременеть. Или, если ребенок все-таки родился, с пеленок приучать его, невинного, к жизни в тюрьме. Пока вопрос так и решается. Как живется за решеткой осужденным мамам и их малышам - мы и решили узнать, отправившись в Черниговскую женскую колонию.

В этот детсад вашего ребенка не возьмут, даже если очень захотите. Нет, он не элитный - просто здесь детки «мотают» срок вмести с матерями. Свидания - строго по расписанию: три часа до обеда и три - после. Малыши здесь живут, пока им не исполнится три годика, а затем, если мать не освободится или другие родственники не заберут, их переводят в прилукский Дом малютки. Перед тем как нас пустили на территорию Черниговской женской колонии №44, попросили оставить на КПП все документы и вещи, кроме диктофона и фотоаппарата. О том, что мы находимся в месте лишения свободы, напоминает только спецодежда заключенных и персонала колонии, а та самая «тюрьма, где сидят», представляет собой обычное кирпичное здание с пластиковыми окнами, больше похожее на общежитие. Неподалеку - швейная фабрика, где работают заключенные. Все везде аккуратно и ухожено.

- А вот здесь у нас скоро будет церковь. Недавно приезжал батюшка и освятил место под застройку, - говорит замначальника учреждения Алла Голофаева, показывая на огражденное место во дворе с деревянным крестом посредине.

 

Детство за «колючкой»

В маленьком детсадовском дворе - яркие качели, в помещении детского сада - мебель, музыкальная аппаратура и куча игрушек. Невольно вспоминается обычный детсад с коробкой кубиков, где половины вечно не хватает, и поломанными качелями.

- Наши детки очень развитые, смышленые. Но вот только чужих людей немного боятся, для них непривычны новые лица, - объясняет Елена Сомовская, начальник Дома ребенка. - Сейчас у нас 17 малышей до двух лет и младше. А видели бы вы тех, кто постарше, - и стишки рассказывают, и песни поют! Просто не верится, что им всего по три годика!

Дети с откровенным любопытством разглядывают нас, но подойти не решаются, даже несмотря на то, что нам выдали белые халаты, чтобы не отличались от персонала. Присаживаюсь на корточки и протягиваю руки к малышке с забавным хвостиком на голове: «Кариночка, иди ко мне!» Но в ответ - громкий рев. Боится. Даже сладкий зефир, который мы привезли малышам из Киева, не помог. Впрочем, Арсенчик, которому скоро будет два годика, спокойно делится со мной игрушками.

Все малыши - ухоженные и упитанные, недостатка в еде они не знают. Если чего-то и не окажется на кухне, эти продукты всегда с радостью доставят благотворительные или религиозные организации.

 

Тепличные условия

Для детей и их мам здесь созданы действительно тепличные условия. Персонал и перепеленает, и накормит, и присмотрит за малышами, а мамам порой остается только сходить на прогулку с детьми. Никаких бессонных ночей, никаких проблем они не знают - все это берут на себя воспитатели. Правда, такая опека может выйти боком как матери, так и ребенку - женщины, приобретя свободу, сталкиваются с проблемами, к которым они совершенно не готовы.

- Чтобы родительницы не относились к своим деткам как к живым игрушкам, мы учим их ухаживать за детьми, рассказываем, что делать, если, например, малыш заболеет. Мы пытаемся подготовить женщин ко всем трудностям, с которыми они могут столкнуться, ведь для многих этот ребеночек - первый, - продолжает Елена Игоревна.

«Мама!» - доносится до меня. Подхожу к карапузу, думая: «Бедный ребенок, мамой зовет одну из нянюшек». «Где мама?» - спрашиваю. «Ма!» - разводит руками маленький человечек. То есть, нет его мамы здесь.

«Заключенных» детей не держат постоянно на территории колонии. В теплое время года их выводят на прогулку в город, чтобы детки привыкали к людям, машинам, не боялись огромного пространства. Бывает даже, что обычная собака у некоторых малышей может вызвать удивление или даже испуг, - ведь животных они никогда не видели.

По праздникам в детсаду проходят настоящие концерты. Принимают в них участие все: персонал детского дома, мамы и, конечно же, дети. Разыгрывают кукольные спектакли, читают стишки, поют песни. Костюмы для своих чад мамы шьют сами - на фабрике.

 

Как облегчить себе жизнь «на зоне»

Многие женщины умудряются забеременеть еще во время следствия, в СИЗО. Иногда делают это нарочно - для того чтобы смягчить наказание. Судьи, мол, - тоже люди... А есть и такие, которые зачинают ребеночка во время свиданий с мужьями. Ведь за решеткой у будущих матерей даже больше привилегий, чем у тех, кто на свободе.

Например, если обычно женщины уходят в декрет в семь месяцев, то здесь - в четыре. Они полностью находятся на государственном обеспечении. Также освобождаются от платы за электричество (за свет у заключенных вычитают из зарплаты). Рожать их везут в городскую больницу. Так что в документах у малышей не будет ни одной отметки о тюрьме.

- Потом осужденные мамы еще три года могут не работать - все «как у людей». У нас есть и такие женщины, которые после родов хотят выйти на работу, и мы им в этом не препятствуем. Но только после одобрения врачей. Одни хотят денег подкопить, другие же говорят, что за работой срок быстрее проходит, - рассказывает начальник женской колонии Наталья Велько.

 

Мамы бывают разные

Ровно в три часа к деткам приходят их мамы, чтобы сводить на прогулку. Увидев фотокамеру, женщины с удовольствием соглашаются попозировать, но при условии, что получат фото.

- Ведь у меня так и не будет ни одной фотографии, где моему ребенку годик, - улыбается Тамара.

На вопрос, почему она здесь, отвечает просто: «За наркотики».

- Но это все в прошлом. Теперь вся моя жизнь - вот это чудо, - продолжает она, обнимая маленького Богданчика. Малыш, чтобы зря времени не терять, исследует ручонкой объектив фотоаппарата. - Я ему дам все самое лучшее.

В Украине всего два детских дома при женских колониях: один - в Одессе, для детей впервые осужденных, и второй - в Чернигове, для женщин, которые в местах лишения свободы уже побывали.

Тамаре 33 года, но выглядит она намного старше. Возможно, причина - все те же наркотики. На свободе у нее - муж, семья. Хочется надеяться, что после окончания срока женщина возьмется за ум и постарается действительно дать своему малышу все самое лучшее.

А вот Светлану «там» никто не ждет. В колонию она попала по ст. 121 «Нанесение тяжких телесных повреждений со смертельным исходом». Кроме дочки Вики, у женщины - никого из близких. Но она уверена, что сможет создать семью и воспитать дочурку.

У Виктории уже есть две взрослые дочери. Отбывает срок за наркотики. Во время следствия забеременела. Признается, что было страшно, - впереди тюрьма, но делать аборт не решилась. Сына назвала Богданом. А когда Вику переводили в черниговскую колонию, все СИЗО переживало за здоровье крохи - как бы не простудился, ведь на улице была зима. Тогда начальник СИЗО перевез мать с ребенком на своей машине.

Просто идиллия какая-то. Однако то, что рассказала Наталья Велько, вернуло меня с небес на землю.

- У нас тут контингент разный, по большей части наркоманки. Бывает, у таких мам и ребеночек рождается уже с «ломкой», - рассказывает Наталья Васильевна. - Все время кричит и никак не может наесться. Кушает, как не в себя. Его же организм никак понять не может, чего ему так не хватает. И так до полугода - все плачет и плачет. Такие нарушения случаются крайне редко, но все же бывают. Вот этих мамаш посадить бы - и заставить часами смотреть, как невинное создание мучается из-за них.

 

На свободу - с чистой совестью

У Елены Сомовской за 11 лет работы в детском доме при женской колонии ни разу не было случая, чтобы мать отказалась от своего ребенка. Объясняет она это просто - здесь у женщин меняется мировоззрение и приходит совершенно другое восприятие жизни. Это там, на свободе, молодые девицы, не нагулявшись, могут бросить ребенка. Здесь женщины ни на что не променяют те считанные часы, которые им отводятся на свидание с малютками. Потеряв все, они находят смысл жизни в детях.

- Из заключенных получаются очень заботливые и любящие мамы, - рассказывает Алла Голофаева. - У нас тут такой случай был: женщина с ребенком вышла на свободу, но ее выгнала из дому собственная мать. Идти ей было некуда и она попросила разрешения оставить дитя в нашем Доме малютки, пока не встанет на ноги. Конечно, никто не смог ей отказать, и вскоре она вернулась за малышом.

С мамами и их детками мы прощались на детской площадке. Нам было пора уезжать, а женщинам - расходиться по камерам. Удивительно, но малыши практически не плакали - видимо, уже привыкли к расставаниям на ночь. Хотелось бы верить, что после тюрьмы эти женщины действительно обретут новую жизнь. А малыши, которые начинают свой жизненный путь в стенах колонии, никогда не повторят ошибок своих мам.

 

P. S. На днях Светлана Бахмина родила дочку. Ближайшее будущее женщины остается неясным. Скорее всего после родов она опять вернется в тюрьму. Дома ее ждут муж и два сына.

МНЕНИЕ

 

Елена Суслова, начальник правления Информационно-консультативного женского центра:

«Сейчас мы, при поддержке Швейцарского агентства по развитию и сотрудничеству, пытаемся реализовать программу «Женщины и матери с детьми в заключении». Наши зарубежные партнеры уже семь лет помогают проводить реформирование в украинской системе исполнения наказаний. Программа, которую мы пытаемся реализовать, нацелена на конкретные изменения не только в законодательстве, но и в сознании общества.

Так, планируется повысить уровень квалификации как будущих, так и нынешних специалистов, которые работают с заключенными. И главное - сделать так, чтобы матери могли жить вместе с детьми, даже находясь в заключении, как это делается в других странах уже давно. Например, в Польше матери с детьми живут в специальных комнатах, рассчитанных на четверых. А в Канаде - вообще в отдельных небольших коттеджах.«Испытать» эту программу мы планируем на Черниговской женской колонии. Но встает вопрос: когда? Ведь из-за неразберихи в нашем парламенте судьба проекта никак не может решиться вот уже два года.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.