УКР РУС  


 Головна > Українські новини > В гостях у редакції  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 70 відвідувачів

Теги
молодь Священний Синод УПЦ церква і суспільство Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і політика Президент Віктор Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі забобони автокефалія шляхи єднання Доброчинність українська християнська культура церковна журналістика вибори Патріарх Алексій II милосердя секти церква та політика монастирі та храми України Предстоятелі Помісних Церков УПЦ КП Ющенко Вселенський Патріархат іконопис Церква і влада Католицька Церква краєзнавство Голодомор діаспора педагогіка комуністи та Церква Мазепа Археологія та реставрація конфлікти Києво-Печерська Лавра розкол в Україні Церква і медицина Приїзд Патріарха Кирила в Україну УГКЦ постать у Церкві






Рейтинг@Mail.ru






Епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев): «Судьбу Украинской Церкви будет решать она сама»

  16 December 2008



Внимание большинства, если не всех верующих сегодня приковано к предстоящим Архиерейскому и Поместному соборам Русской Православной Церкви, на которых будет избран Патриарх Московский и всея Руси. Кто станет следующим Предстоятелем? Что повлияет на выбор? Какую политику будет проводить новый Патриарх в отношении Украины? На эти и другие вопросы мы попросили ответить давнего соратника патриаршего Местоблюстителя, представителя Русской Православной Церкви при европейских международных организациях в Брюсселе епископа Венского и Австрийского Илариона (Алфеева).

Поместный Собор и выборы Патриарха

- Вопрос, который сейчас волнует большинство верующих: предстоящий Поместный Собор и выборы нового Патриарха Московского и всея Руси. Какими критериями будут руководствоваться участники Собора при выборе Патриарха?

- Думаю, будет учитываться и возраст кандидата, и состояние его здоровья, и стаж церковного служения, и влияние внутри Церкви, и влияние в обществе. Если говорить о возрасте, то оптимальный, как кажется - около 60 лет. Моложе 60-ти - скажут: «Слишком молод для патриаршества». Старше 70-ти - будут говорить: «Слишком стар». Стаж церковного служения - тоже важный показатель. Из семи Постоянных членов Священного Синода трое - митрополиты Филарет, Ювеналий и Кирилл - пришли в Синод еще при Патриархе Пимене и сохраняли свои позиции на протяжении всего периода патриаршества Алексия II. Это показатель безусловного доверия к ним со стороны двух патриархов. Из трех упомянутых митрополитов один избран Местоблюстителем - это знак доверия к нему со стороны нынешних членов Синода. Общественная значимость личности Местоблюстителя тоже очевидна.

А вот на ком, в конце концов, остановится выбор членов Поместного Собора - это станет ясно только по итогам тайного голосования. Каждый будет делать выбор в соответствии с тем, что подскажет ему совесть. Тайное голосование практически исключает возможность вмешательства извне - в частности, вмешательства светских властей. Тем более что более половины членов собора будут не из России. Около трети «соборян» составят представители Украинской Православной Церкви. От их выбора в значительной степени будет зависеть исход голосования.

- Будет ли Собор посвящен только выборам Патриарха или на нем будут рассмотрены и другие вопросы?

- Думаю, что будут рассматриваться и другие вопросы. Традиционно на Поместных Соборах звучат доклады, посвященные основным вопросам внутренней и внешней жизни Церкви.

- Какие три иерарха, на Ваш взгляд, могут быть наиболее вероятными кандидатами на патриарший престол и почему?

- Я бы не мог выделить три имени, но могу выделить семь. Думаю, что каждый из семи Постоянных членов Священного Синода может быть включен в число кандидатов. Все они - уважаемые и достойные люди, за плечами каждого - многолетний опыт беспорочного и преданного служения Церкви. Может быть, сейчас правильнее было бы говорить не столько о личности, сколько о тех задачах, которые будут стоять перед новым Патриархом, и о тех качествах, которыми он должен обладать.

- Какие первоочередные задачи будут стоять перед новоизбранным Патриархом?

- Мне кажется, что одной из основных задач нового Патриарха станет миссионерская работа внутри Церкви и за ее пределами. Количественный рост Церкви, которым охарактеризовалось патриаршество Святейшего Алексия II, не сможет продолжаться с той же скоростью: наверняка темпы увеличения числа приходов, епархий, монастырей и духовных школ начнут снижаться по мере того, как их число будет приближаться к достаточному для адекватного окормления паствы. Главными же вопросами нового патриаршества станут следующие: что нужно сделать, чтобы храмы продолжали наполняться прихожанами, монастыри - иноками, духовные школы - студентами? Что нужно сделать, чтобы привлечь к Церкви невоцерковленную молодежь, интеллигенцию, военных, представителей разных слоев нашего общества? Что нужно сделать, чтобы сократить разрыв между номинальными христианами и реальными христианами?

Новый предстоятель должен быть человеком открытым, динамичным, способным говорить с обществом на понятном для него языке, в том числе с экрана телевизора, в печатных средствах массовой информации. Прекрасный пример архиерея-миссионера и просветителя представляет собой нынешний Патриарший Местоблюститель митрополит Кирилл. Он - один из немногих, кто безбоязненно ведет диалог с обществом, в том числе и теми его представителями, кто враждебно или предвзято относится к Церкви. В то же время - у него огромный опыт защиты Церкви на ее внешних рубежах: в диалоге с представителями других Православных Церквей, инославных конфессий и иных религий. Такой опыт тоже крайне необходим будущему Патриарху.

Заботой нового Патриарха станет и внутренняя обстановка в Церкви, которую нельзя назвать вполне здоровой. Об этом свидетельствует хотя бы печальная история с бывшим епископом Диомидом, который окончательно встал на путь раскола. К сожалению, часть его безумных идей разделяют некоторые представители клира и мирян. «Пензенское сидение», истерия вокруг ИНН и другие подобные факторы также свидетельствуют о неблагополучии во внутренней церковной жизни. Необходим такой Первосвятитель, который своим личным авторитетом будет способствовать ее оздоровлению.

Святейший Патриарх Алексий создал крепкую «команду», которая продолжает его дело после его кончины. Сумеет ли новый предстоятель создать такую команду? Каковы будут принципы его кадровой политики? От этого тоже будет много зависеть - и во внутрицерковной ситуации, и во внешней деятельности Церкви.

- Могли бы Вы предположить, какую политику каждый из названных Вами наиболее вероятных кандидатов будет проводить в отношении Украинской Православной Церкви в случае своего избрания?

- Я думаю, что новый Предстоятель Церкви в этом вопросе продолжит ту линию, которую вел Святейший Патриарх Алексий и которой придерживается Блаженнейший Митрополит Владимир: линию на дальнейшее укрепление церковного единства. Границы Церкви не должны пересматриваться в угоду сиюминутной политической конъюнктуре. И духовное единство славянских народов, рожденное в киевской крещальной купели, как много раз говорилось в последние месяцы, является нашим великим достоянием, которое мы должны беречь.

Если же думать о перспективах на будущее, то мне кажется, что судьбу Украинской Церкви будет решать сама Украинская Церковь в лице ее епископата, духовенства и верующих. Невозможно исключить, что самостоятельность, которой Украинская Церковь уже де факто обладает, обретет какие-то новые формы.

Европейское христианство и культура

- Владыка, расскажите о Вашем служении на Венской кафедре Русской Православной Церкви: с какими проблемами Вы сталкиваетесь и, наоборот, что уже достигнуто и чем можно по праву гордиться?

- Венская епархия - очень маленькая, в ней всего четыре прихода. В Венгерской епархии, которой я управляю «по совместительству», их девять. Итого тринадцать. Российским или украинским архиереям, у которых по 200, 300 или 500 приходов, такое количество может показаться смехотворным. Но в большой епархии у архиерея много помощников, а в маленькой многое приходится делать самому. Например, в Вене у меня даже нет секретаря: если мне нужно отправить письмо, я сам хожу на почту. Водителя тоже нет.

К моим епархиальным обязанностям прибавляются многие другие - по контактам с Евросоюзом, по межхристианскому диалогу. У меня около 30 зарубежных поездок в год, не считая регулярного маршрута из Вены в Будапешт и из Вены в Брюссель. Много времени приходится проводить в самолетах и аэропортах.

Если говорить о сделанном, то главное, что удалось в Венской епархии - это отреставрировать Свято-Николаевский собор, самый величественный храм Московского Патриархата за пределами его канонической территории. Реставрация началась сразу после моего приезда в Вену, и вот буквально на днях должно было состояться освящение собора после окончания реставрации. Мы ждали Святейшего Патриарха, и он готовился к этому визиту. Но, к сожалению, Господь не судил ему приехать в Вену.

В Венгерской епархии важным делом, которое я унаследовал от моих предшественников, была защита Успенского кафедрального собора от притязаний Константинопольского Патриархата. Дело рассматривалось в трех судебных инстанциях, и все три процесса мы выиграли. Теперь начали реставрацию и этого собора.

- Какие можно выделить особенности приходской жизни в Европе, где существует параллельно несколько канонических православных юрисдикций?

- Все православные юрисдикции окормляют преимущественно свою собственную паству. Но есть и немало прихожан, которые хотят не в храм «своей» юрисдикции, а в другие храмы. Например, в нашем Свято-Николаевском соборе в Вене есть не только русские, белорусы, украинцы и молдаване, но также сербы, австрийцы, греки, болгары. Состав духовенства у нас в соборе интернациональный: настоятель - русский; священники - австриец, голландец и серб; диаконы - один русский (но родившийся в Австрии), другой наполовину американец, наполовину японец.

В Венгерской епархии большинство клириков - венгры, а среди прихожан есть и венгры, и русские, и украинцы, и белорусы, и представители других национальностей. Для архиерея очень важно выстраивать епархиальную и приходскую жизнь таким образом, чтобы ни одна этническая группа не чувствовала себя ущемленной.

- Какие традиции европейского Православия, если можно так выразиться, уже сложились на сегодняшний день? Расскажите, пожалуйста, как обстоит дело с языком богослужения в Австрии и Венгрии, где преимущественно находится Ваша паства?

- В приходах Австрии богослужение совершается преимущественно на славянском языке. Но в Венском Свято-Николаевском соборе на поздней литургии в воскресенье добавляется немецкий, а раз в месяц служится полностью немецкая литургия. В будапештском Успенском соборе по воскресеньям служба совершается преимущественно на венгерском с небольшими вкраплениями славянского и греческого. Но в соборе есть и русская община, для которой регулярные богослужения совершаются по-славянски. Славянский язык используется и в некоторых других храмах, хотя в целом по епархии венгерский язык преобладает.

Одной из хороших традиций стали межправославные богослужения, совершаемые в Неделю Торжества Православия, а также в некоторые другие дни. Как правило, 20 августа, когда мы в Венгрии празднуем память святого короля Стефана Венгерского, с нами вместе служат архиереи и клирики из других юрисдикций.

- Каковы реальные перспективы и возможные пути создания в Европе единой Церкви?

- Мне кажется, что эти перспективы являются достаточно отдаленными, так как на сегодня в Европе у каждой Поместной Церкви своя диаспора, и вряд ли есть смысл поручать пастырское окормление прихожан клирикам других юрисдикций и национальностей. Не очень конструктивной в данном вопросе является позиция Константинопольского Патриархата, которая сводится к тому, что все европейские приходы должны войти в его юрисдикцию. Однако мы видим, что в большинстве случаев приходы Константинопольского Патриархата сохраняют ярко выраженный греческий характер, и архиереями назначаются чаще всего греки. У нашей паствы, так же как и у сербской, румынской и болгарской паствы, нет никакого желания вступать в юрисдикцию Константинополя. А значит - остается просто спокойно ждать, полагаясь на естественное течение событий и не форсируя тот или иной вариант переустройства церковной жизни, который может иметь губительные последствия для Православия в Европе.

- Вы епископ Вены - города Моцарта, Бетховена, Шуберта, Брамса - и тоже композитор.  Можно ли назвать музыку ещё одним из путей богословия - богословия в нотах? Какие Ваши ближайшие музыкальные планы - услышим ли мы вслед за прекрасными «Божественной литургией» и «Всенощным бдением», и, конечно, «Страстями по Матфею» - что-то новое?

- После «Страстей по Матфею» я написал еще «Рождественскую ораторию», которая исполнялась в Вашингтоне, Нью-Йорке, Бостоне и трижды в Москве. Для этого сочинения требуется внушительный состав - большой симфонический оркестр, солисты и два хора - смешанный и детский. В Вашингтоне к двум хорам и симфоническому оркестру из России присоединился местный хор мальчиков - 50 негритят, которые пели «Слава в вышних Богу» на славянском языке.

«Страсти по Матфею» появляются в новых версиях. Осенью в Торонто была исполнена английская версия этого сочинения, которую я подготовил самостоятельно. Я очень люблю английский язык и чувствую его вокальную природу. В некоторых номерах (где ритм несимметричный) пришлось адаптировать музыку к тексту, в других случаях (где ритм симметричный) - текст к музыке. В Торонто это сочинение исполнял хор из 140 мальчиков в сопровождении струнного оркестра.

А осенью в Москве была исполнена еще одна версия «Страстей по Матфею» - ее условно назвали «камерной», хотя в ней есть элементы и арт-рока, и симфо-джаза. Эта версия готовилась без моего участия, и я остался ею не вполне доволен. Но теперь я подключился к ее переработке, и, возможно, в обозримом будущем авторизованный вариант этой версии вместе с новым видеорядом будет представлен публике. Это будет «молодежная», миссионерская версия сочинения, рассчитанная не столько на ценителей академической музыки, сколько на посетителей рок-концертов.

Прошедшим летом у меня выдалась одна свободная неделя, которую я провел в Финляндии на берегу залива, в полном одиночестве. Там я, использовав некоторые ранее сделанные наброски, сочинил хоровую симфонию на слова псалмов. Назвал ее «Песнь восхождения». Это произведение в пяти частях, длиной около 25 минут. В первой части основную роль играет симфонический оркестр, во второй - струнная группа. Первая часть написана в форме пассакалии на слова псалма «Из глубины взываю к Тебе, Господи» (Пс. 129). Следующий псалом - «Возведу очи мои к горам» (Пс. 120) - написан в форме фуги. Третья часть - «На реках вавилонских» (Пс. 136) - написана в куплетной форме и напоминает лирическую песню. Четвертая часть - «Хвалите имя Господне» (Пс. 134) - торжественный гимн, в котором ведущую роль играет хор, а оркестр лишь подзвучивает хоровые голоса. Наконец, финал написан на слова псалмов 148-150, где упоминаются различные музыкальные инструменты: при упоминании того или иного инструмента, он (точнее, его современный эквивалент) начинает звучать. Все заканчивается мощным апофеозом оркестра и хора, к которым в последних тактах подключается орган.

А в начале сентября, когда я сидел в Кембридже на весьма интересной межхристианской конференции, посвященной изучению Святых Отцов, меня вновь «посетила муза», и я написал несколько сочинений для литургии - «Благослови, душе моя, Господа», «Блаженны», Херувимскую песнь и «Милость мира». Послал эти сочинения в журнал «Регентское дело», издающийся на Украине, по просьбе главного редактора А.Лебедева, с которым знаком более 20 лет.

Для меня музыка - это богословие в звуках. Музыка - универсальный язык, при помощи которого можно выразить многое из того, что невозможно выразить словами. Музыка служит средством для передачи не столько тех или иных истин, сколько духовных или эмоциональных состояний. Когда я пишу книги или статьи, я стараюсь оставить эмоциональную составляющую за кадром (именно потому в моем письменном тексте практически не встречаются ни восклицательные знаки, ни многоточия, ни междометия). В музыке же я не стесняюсь проявлять эмоции, хотя и здесь мне свойственна некоторая сдержанность: по эмоциональному строю моя музыка тяготеет скорее к Баху, чем к Шуберту или Чайковскому.

Не менее важным для меня является миссионерский посыл. Я не пишу светскую музыку: моя музыка либо предназначена для богослужения, либо предназначена для концертной сцены, но все равно связана с религиозной и «церковной» тематикой. В основу либретто «Рождественской оратории» и «Страстей по Матфею» положено Евангелие и богослужебные тексты. Это как бы попытка перенести богослужение на сцену концертного зала, раздвинуть рамки церковной аудитории за счет любителей классической музыки.

Недавно мне предложили исполнить «Страсти по Матфею» на Украине - в Днепропетровске и Киеве. Я буду очень рад, если эта идея воплотится в жизнь. По крайней мере, появится повод посетить Украину, тем более что Блаженнейший [Митрополит Киевский и всея Украины Владимир] давно уже зовет в гости.

Беседовал священник Андрей Дудченко

   




Со Святейшим Патриархом Алексием II

Со Святейшим Патриархом Алексием II


Исполнение «Рождественской оратории» в Москве

Исполнение «Рождественской оратории» в Москве


Кафедральный собор Московского Патриархата в Вене

Кафедральный собор Московского Патриархата в Вене