УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 81 відвідувачів

Теги
1020-річчя Хрещення Русі Вселенський Патріархат Митрополит Володимир (Сабодан) Ющенко Археологія та реставрація Києво-Печерська Лавра конфлікти Церква і медицина Голодомор іконопис УПЦ КП діаспора милосердя Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і влада Патріарх Алексій II українська християнська культура Президент Віктор Ющенко Предстоятелі Помісних Церков краєзнавство Мазепа церква і суспільство автокефалія церковна журналістика комуністи та Церква церква та політика педагогіка молодь УГКЦ секти шляхи єднання Католицька Церква вибори Церква і політика Доброчинність розкол в Україні забобони монастирі та храми України постать у Церкві Священний Синод УПЦ






Рейтинг@Mail.ru






«Богослов.ru» (Россия): О развитии идеи «Киевского патриархата» в украинском униатстве



«Богослов.ru» (Россия), Петрушко Владислав Игоревич, 13 января 2009

 

Доктор церковной истории В.И. Петрушко описывает почти пятисотлетнюю историю идеи создания "Киевского униатского патриархата", особое внимание уделяя попыткам со стороны греко-католиков, которые предпринимались в ХХ веке.

Идея создания Киевского униатского патриархата впервые была выдвинута в период подготовки Брестской унии, в 1570-1580-е гг. Данный проект задумывался как средство вовлечения в унию православных Речи Посполитой, но реализовать его тогда так и не удалось[1]. К плану создания Киевского патриархата католическая сторона обратилась вновь в связи с попытками диалога между православными и униатами Речи Посполитой в 1620-1640-х гг., обусловленного стремлением обеих сторон преодолеть острое межрелигиозное противостояние, причиной которого стала Брестская уния. Приверженцы Православия соглашались на обсуждение вопроса об общем с униатами патриархате, полагая, что тем самым будет возможно положить конец гонениям со стороны католиков. Последние же вновь видели в этом проекте средство распространения унии. Эта попытка создания униатского патриархата также не увенчалась успехом[2].

Украинские греко-католики вновь вернулись к проекту Киевского униатского патриархата лишь в ХХ в. Значительное оживление церковной жизни в Униатской Церкви в Галиции, наступившее на рубеже XIX-ХХ вв. благодаря деятельности митрополита Андрея Шептицкого, сопровождалось усилением прозелитизма униатов на Востоке Украины и в России. Шептицкий планировал распространить униатство на этих территориях и создать под своим главенством обширную униатскую церковную структуру.

Разрабатывая в быстро меняющихся политических условиях новые стратегические планы распространения унии на Восток, Шептицкий старался не афишировать своих патриарших амбиций. Но если в своей официальной переписке с Ватиканом по вопросу миссии на Востоке митрополит Андрей избегал говорить о своем потенциальном патриаршестве, то с политическими партнерами он иногда бывал более откровенен. Так, например, в письме к эрцгерцогу Вильгельму Габсбургу[3] глава греко-католиков Галиции, имевший на основании доходивших до него слухов весьма неясные представления о проходившем в Киеве в продолжение 1918 г. Всеукраинском Православном Церковном Соборе[4], писал:

«Я узнал, что часть главного собора украинской Церкви, который должен собраться 21 июня, имеет намерение дать мне достоинство украинского патриарха. Это выступление было бы с одной стороны выражением протеста против избрания Антония[5] митрополитом Киевским, а с другой стороны подтвердило бы этим конкретным способом автокефалию украинской Церкви»[6].

Шептицкий отмечал, что принял бы такое избрание на патриаршество не иначе, как «абсолютным, свободным, подавляющим большинством, которое в то же время имело бы каноническую силу по правилам Восточной Церкви».

Одновременно униатский митрополит подчеркивал: «Нечего и говорить, что такое избрание равнозначно принятию унии. Рим должен подтвердить избрание. Пока что полномочий, которые я получил от Папы Пия Х, могло бы быть достаточно. Естественно, на это должен был бы попросить согласия Его Величества[7]»[8].

Тем не менее, несмотря на готовность униатского митрополита вступить в альянс со сторонниками автокефалии Православной Церкви на Украине, дальнейшего развития проект избрания Шептицкого патриархом украинских автокефалистов не получил.

Повышение миссионерской активности униатов при Шептицком привело к большим переменам в их самосознании: греко-католики начинают рассматривать униатство не как локальное исповедание галичан, но как универсальную Католическую Церковь восточного обряда, своего рода религиозно-культурный мост между Востоком и Западом. Формированию подобного самосознания в среде униатов Галиции также значительно способствовало появление в конце XIX-середине ХХ в. многочисленной диаспоры галичан в Америке и Западной Европе. Следствием этого стало сохранение и дальнейшее усиление «патриарших» амбиций как самого Шептицкого, так и возглавляемой им Униатской Церкви. С новой силой они проявились в период Второй мировой войны.

В годы войны Андрей Шептицкий неоднократно обращался к православным и автокефалистским епископам и представителям украинской православной интеллигенции с предложением начать переговоры о сближении с греко-католиками и последующем объединении в единую поместную Украинскую Церковь[9]. Одновременно униатский митрополит поднимает вопрос о создании Киевского патриархата, хотя делает это преимущественно в риторическом ключе.

В частности, в письме к архиепископу Холмскому и Подляшскому Илариону (Огиенко) от 21 октября 1941 г. он писал: «Вашему Преосвященству всем сердцем желаю, чтобы Вы на Холмщине, а может, и на всей Украине, сели на митрополичьем престоле в Киеве. Все мы надеемся, что этот престол будет патриархами, а может и Вселенской Церковью и Вселенским Собором возведен в достоинство патриархата»[10].

В то же время Шептицкий вполне определенно заявил о необходимости присоединения Киевского патриархата к Католической Церкви. Имея в виду потенциальное воссоединение греко-католиков и православных в Киевском патриархате, митрополит Андрей в мае 1942 г. писал:

«Говоря об этом соединении, старался я так представить дело, чтобы было ясно, что не только мы, греко-католики, не имеем никакой воли старшинствовать и главенствовать над нашими братьями, но, напротив, мы готовы даже с ущербом для себя подчиниться им, так что полное соединение двух укр[аинских] вероисповеданий выглядело бы так, что скорее пришлось бы говорить о подчинении греко-католиков власти киевского патриарха. Очевидно, что перед таким присоединением мы ставим условие, чтобы будущий киевский патриархат принял Вселенскую веру, то есть православие первых Вселенских Соборов дополнил решениями Вселенских Соборов от Х в. до новейших времен»[11].

Тесные контакты Украинской Греко-католической Церкви с гитлеровским оккупационным режимом и ее покровительственное отношение к украинскому националистическому движению в 1940-е гг. обусловили негативное отношение советских властей к униатству, результатом чего стало принуждение Греко-католической Церкви к самоликвидации на территории советской Украины. Тем не менее, наличие церковных структур украинских греко-католиков в диаспоре позволило Украинской Греко-католической Церкви сохраниться, мобилизовав ресурсы, остававшиеся вне пределов СССР. Этому способствовало усиление в послевоенные годы идеологического противостояния между Западным миром и странами социалистического лагеря и начало т.н. «холодной войны». В этих условиях становится более значимой политическая роль украинской националистической эмиграции, которую спецслужбы западных стран вовлекают в антисоветские пропагандистские акции. Соответственно на Западе возрос интерес и к украинским греко-католическим церковным структурам, чему способствовали антисоветский характер политики Ватикана в период понтификата Пия XII и его вовлеченность в политическое противостояние между Западом и Востоком.

Пий XII предпринял ряд мер по укреплению и консолидации украинских греко-католических структур в эмиграции с целью компенсировать ликвидацию Униатской Церкви на территории советской Украины.

В августе 1945 г. понтифик назначил епископа Иоанна Бучко[12] апостольским визитатором для украинских греко-католиков в Западной Европе, даровав ему титул ассистента Папского престола, а по прошествии некоторого времени - архиепископское достоинство. Перед Бучко была поставлена задача наладить церковную жизнь среди многочисленных украинских беженцев в Европе, не давая им выйти из-под влияния униатства[13].

Затем Пий XII занялся переустройством церковной организации униатов Канады, где было сосредоточено наибольшее количество украинских греко-католиков за пределами Галиции. Понтифик направил в Канаду кардинала Эжена Тиссерана, который в то время занимал пост секретаря Конгрегации Восточных Церквей. По итогам проведенной Тиссераном визитации 3 марта 1948 г. Пий XII объявил о разделении единого украинского униатского экзархата в Канаде на три новых экзархата: Центральной Канады (с центром в Виннипеге, экзарх - архиепископ Василий Ладыка[14]), Западной Канады (с центром в Эдмонтоне, экзарх - епископ Нил Саварин[15]) и Восточной Канады (с центром в Торонто, экзарх - епископ Исидор Борецкий[16])[17]. В 1951 г. в Канаде был учрежден четвертый украинский униатский экзархат Саскатуна (экзарх - епископ Андрей Роборецкий[18])[19]. Умножение униатских экзархатов в диаспоре дало возможность существенно увеличить количество украинских греко-католических епископов, тем более, что практически при каждом экзархе вскоре появились и епископы-помощники.

Пий XII также предпринял ряд акций, призванных оказать идеологическую поддержку украинским униатам. В 1952 г. он издал энциклику о Восточных Церквах «Carissimis Russiae populis», в которой особо отметил репрессии, которые предпринял против Греко-католической Церкви на Украине сталинский режим[20]. Именно Папе Пию XII принадлежало выражение «Церковь молчания», которым в католическом мире стало принято именовать Церкви, находящиеся в условиях гонений в странах социалистического лагеря. Еще одним жестом благоволения понтифика к галицким униатам стало открытие Конгрегацией священных обрядов 14 февраля 1955 г. беатификационного процесса митрополита Андрея Шептицкого. В том же году по благословению Пия XII украинские униаты диаспоры провели обширные торжества, приуроченные к 1000-летию крещения св. Ольги, которое отмечалось как начало Христианства «на Руси-Украине». По этому случаю глава Католической Церкви обратился со специальным посланием к украинских униатам «по обеим сторонам железного занавеса»[21]. К этому празднованию Пий XII приурочил открытие еще одного экзархата в американской диаспоре - с центром в Стемфорде (США), который в 1956 г. возглавил епископ Амвросий Сенишин[22].

Наконец, в 1956 г. Пий XII предпринял важнейший шаг на пути создания единой униатской церковной структуры в диаспоре: папским указом украинский униатский экзархат Центральной Канады был преобразован в греко-католическую митрополию Виннипега[23], которую тогда же возглавил митрополит Максим Германюк[24]. Одновременно остальные три канадских экзархата для украинских униатов были преобразованы в отдельные епархии Эдмонтона, Саскатуна и Торонто. Все канадские епархии (в 1974 г. к ним добавилась епархия в Нью-Вестминстере) были объединены в архиепархию под началом греко-католического митрополита Виннипега (ранее каждая из них подчинялась непосредственно Конгрегации Восточных Церквей)[25].

Вслед за созданием канадской митрополии для украинских греко-католиков папская булла от 10 июля 1958 г. объявила об аналогичном преобразовании в митрополию украинского экзархата в Филадельфии (США). Новую архиепархию возглавил в качестве митрополита Константин Богачевский. Прежний экзархат в Стемфорде был реорганизован в епархию и подчинен митрополии Филадельфии, в структуре которой позднее были учреждены еще две украинские униатские епархии - в Чикаго (1961 г.) и Парме (1983 г.)[26].

Пий XII продолжал энергично развивать структуру Украинской Греко-католической Церкви в рассеянии. В 1958 г. Папа учредил экзархат для украинских греко-католиков в Австралии, Новой Зеландии и Океании с центром в Сиднее (вскоре резиденция экзарха была перенесена в Мельбурн)[27]. Новый экзархат возглавил епископ Иоанн Прашко[28]. В том же году епископ восточного обряда Иосиф Мартынец[29] был назначен помощником римско-католического архиепископа Рио-де-Жанейро с целью окормления греко-католиков Бразилии и других стран Южной Америки.

Таким образом, благодаря предпринятым Пием XII мерам украинские униаты диаспоры обрели в США и Канаде полноценные епархиальные структуры, организованные в митрополичьи округа (архиепархии). Украинские греко-католики также получили для своего окормления епископов в Западной Европе, Южной Америке и Австралии. Папа Римский неизменно проявлял к своей украинской пастве в диаспоре повышенное внимание, как, впрочем, и спецслужбы западных стран. Благодаря указанным мерам Украинская Греко-католическая Церковь, несмотря на ее ликвидацию на территории Украинской ССР, смогла не только сохранить свои структуры за рубежом, избежав кризисных явлений, но к концу 1950-х гг. значительно активизировала свою деятельность. Образовалась устойчивая тенденция к объединению всех украинских униатов диаспоры в единое надъепархиальное образование. Возросшие амбиции греко-католиков, поощряемые антисоветски настроенными политическими кругами, все более формировали в униатской среде стремление к провозглашению Украинской Греко-католической Церкви патриархатом. Подобный шаг мог бы не только объединить всех украинских униатов мира в единую структуру, но и стать важным рычагом политического давления на Советский Союз. Возможно, что Папа Пий XII со временем смог бы удовлетворить устремление своей униатской паствы к созданию Украинского патриархата, однако, сделать это он не успел: 9 октября 1958 г. «Атлантический папа» скончался.

В период «революционного» понтификата Папы Иоанна XXIII в силу значительного потепления отношений между Ватиканом и Москвой украинским греко-католикам не удалось добиться создания Киевского патриархата, не было создано и какой-либо иной структуры, которая бы их объединила. Более того, в период 1-й сессии II Ватиканского собора Римская курия решительно пресекла попытки украинских греко-католиков привлечь к себе внимание участников собора и выступить с осуждением деятельности руководства СССР и Русской Православной Церкви.

Вместе с тем Иоанн XXIII предпринял ряд мер, способных в глазах украинских униатов компенсировать негативно встреченное ими улучшение отношений Ватикана с Русской Православной Церковью и Советским Союзом. В частности, понтифик учредил несколько новых униатских экзархатов и еще более увеличил число епископов Украинской Греко-католической Церкви в диаспоре. В 1959 г. был учрежден отдельный экзархат для украинских греко-католиков в Германии[30], во главе которого был поставлен епископ Платон Корниляк[31]. В 1960 г. был также учрежден униатский экзархат во Франции[32], его возглавил епископ Владимир Маланчук[33]. В 1962 г. был образован украинский экзархат в Бразилии[34], экзархом стал епископ Иосиф Мартынец. Наконец, в 1963 г. был открыт экзархат для украинских униатов в Англии и Уэлсе[35], во главе которого был поставлен епископ Августин Горняк[36]. Кроме того, Иоанн XXIII в 1961 г. основал в составе украинской греко-католической митрополии Филадельфии епархию в Чикаго[37], епископом утвержден Ярослав Габро[38]. Еще один униатский архиерей - Андрей Сапеляк[39] - был поставлен в 1961 г. епископом-помощником римско-католического архиепископа Буэнос-Айреса, апостольским визитатором для украинских греко-католиков в Аргентине[40].

Другим важнейшим достижением Иоанна XXIII в стала достигнутая им договоренность с советским руководством об освобождении из заключения главы греко-католиков Галиции митрополита Иосифа Слипого.

С началом понтификата Павла VI восточная политика Святого Престола значительно изменилась. Позиционируя себя в качестве продолжателя курса Иоанна XXIII, новый Папа, тем не менее, выработал свою собственную политическую линию в таких вопросах, как отношение к украинским униатам, развитие экуменического диалога с Православными Церквями и межгосударственные отношения Ватикана и СССР. Павел VI стремился компенсировать негативную реакцию в радикально настроенных политических кругах Запада, которую вызвали резкие перемены в восточной политике Святого Престола при Иоанне XXIII. Продолжая контакты с Московским Патриархатом и советским руководством, Павел VI, уравновешивал их мерами, призванными успокоить Запад и убедить его в том, что Ватикан сохраняет приверженность своим традиционным политическим ориентирам. Такая двойственность курса Павла VI вновь обусловила повышенное внимание Святого Престола к украинским униатам.

Ввиду наметившихся перемен в восточной политике Ватикана представители украинской националистической эмиграции и западных спецслужб пытаются использовать трибуну II Ватиканского собора, продолжающего свою работу при Павле VI, для организации новых акций, направленных против Московского Патриархата и Советского Союза. Возвращение Иосифа Слипого убеждало лидеров украинской эмиграции и униатский епископат в возможности уступок со стороны руководства СССР.

Греко-католические иерархи в тесном контакте с представителями националистической эмиграции (которым оказывали покровительство спецслужбы США и других стран Запада) вновь обратились к идее учреждения Киевского патриархата и начали разрабатывать масштабную церковно-политическую программу оказания нажима на СССР. Ее итогом должна была стать уже не только консолидация греко-католической диаспоры, но и легализация Униатской Церкви в советской Украине. Покровительство Павла VI украинским греко-католикам подвигло их на решительные действия. Их кульминацией стало выступление Иосифа Слипого 11 октября 1963 г. на 2-й сессии II Ватиканского собора, в котором митрополит призвал участников собора создать Киевский униатский патриархат[41].

Проблемы создания Киевского греко-католического патриархата вслед за митрополитом Слипым в своем выступлении 20 ноября 1963 г. также коснулся украинский униатский епископ из Аргентины Андрей Сапеляк. Он отмечал, что существующие в Католической Церкви восточные униатские патриархаты имеют крайне немногочисленное количество приверженцев, тогда как украинские греко-католики, которых намного больше, чем других униатов, до сих пор не имеют своего патриархата[42].

В то же время двойственность курса Папы Павла VI стала причиной того, что в Ватикане отсутствовала единая позиция по вопросу об Украинском патриархате, а среди иерархов курии имелись как сторонники, так и противники его учреждения. Последние опасались, что усиление униатов отрицательно скажется на экуменическом диалоге с Московским Патриархатом и вызовет раздражение советских властей. По этой причине рассмотрение вопроса об учреждении Киевского униатского патриархата на соборе так и не состоялось, хотя Павел VI был склонен использовать вопрос о патриархате в качестве «козыря» в переговорах с Москвой. В итоге Святой Престол в качестве компромиссного варианта утвердил за митрополитом Иосифом Слипым лишь титул верховного архиепископа, хотя и с правами, близкими тем, которыми обладали патриархи Восточных Униатских Церквей. Тем самым Украинская Греко-католическая Церковь все же объединялась в единую структуру во главе с верховным архиепископом и общим синодом.

Таким образом, после II Ватиканского собора украинские униаты диаспоры консолидировались и стали проявлять значительную активность, чем также была оказана моральная поддержка греко-католикам, нелегально действующим на территории СССР, которые также расширили свою деятельность.

Перемены в восточной политике Ватикана при Павле VI также нашли свое отражение в реорганизации деятельности всех Униатских Церквей и сообществ, находящихся в юрисдикции Рима. Эта программа, отходившая от курса Иоанна XXIII на развитие дружественных отношений с Православными Церквями, была изложена в принятой II Ватиканским собором «Декрете о Восточных Католических Церквах»[43].

После II Ватиканского собора восточная политика Святого Престола продолжала сохранять свою двойственность: поощрялась деятельность украинских греко-католиков, но одновременно развивались экуменические контакты с Русской Православной Церковью и межгосударственные отношения с СССР.

Однако когда к 1969 г. стало очевидно, что советское руководство ни при каких условиях не согласится на легализацию Греко-католической Церкви на территории Украины, Ватикан оказался в затруднительном положении. Чрезмерно активизировавшиеся и усилившиеся униаты превращались из средства давления на руководство СССР и Московский Патриархат в тормоз для развития отношений между Ватиканом и Советским Союзом и экуменической деятельности Католической Церкви. Дальнейшее укрепление позиций украинских униатов могло спровоцировать серьезное осложнение отношений с Москвой, чего Павел VI не желал и опасался.

В Украинской Греко-католической Церкви, напротив, понимание невозможности ее легализации в СССР вызвало резкое возмущение и стремление предпринять агрессивные меры в отношении Москвы. В Ватикане такое поведение униатов стало вызывать раздражение, усугубленное тем, что Святой Престол регулярно вынуждали вновь возвращаться к вопросу об учреждении Киевского патриархата. Недовольный позицией официального Ватикана кардинал Слипый стал все чаще действовать, не согласовывая свои шаги с Папой и Конгрегацией Восточных Церквей. Это вызвало заметное охлаждение отношений между Святым Престолом и украинскими католиками, которым было дано понять, что вопрос о патриархате не может быть решен положительно, хотя и не отвергается однозначно и навсегда.

3 октября 1969 г., накануне закрытия синода украинских униатских епископов, государственный секретарь Ватикана кардинал Жан Вийо[44] пригласил к себе главу греко-католической митрополии Виннипега Максима Германюка и сообщил ему о том, что в данный момент учреждение Украинского униатского патриархата невозможно по трем причинам. Во-первых, этому препятствует общая религиозная ситуация, и создание патриархата может усилить религиозные гонения в СССР. Во-вторых, патриархат может вызвать проблемы в сфере экуменизма и нанести вред только начавшим формироваться и еще очень непрочным отношениям между Ватиканом и Православными Церквами, прежде всего - Московским и Константинопольским Патриархатами, и вообще может поставить под угрозу дальнейшее развитие диалога с ними. В-третьих, по мнению кардинала Вийо, учреждение униатского патриархата может быть расценено советскими властями как прямое политическое оскорбление[45].

Синод украинских епископов принял к сведению заявление госсекретаря Ватикана, но, тем не менее, в своем заключительном заявлении вновь выразил решительное намерение добиваться патриаршего достоинства для главы Украинской Греко-католической Церкви. Униатские иерархи объявляли, что будут «выполнять свои пастырские обязанности на основе принципов церковного права и под руководством митрополита и Верховного Архиепископа, который по желанию украинских верующих должен носить титул Патриарха»[46]. Это решение синода, подписанное всеми его участниками, было передано Папе Павлу VI. На синоде было также составлено пастырское послание украинского греко-католического епископата к верующим, в котором было отражено намерение добиваться учреждения патриархата.

10 апреля 1970 г. Папа повторно передал украинским униатам через Конгрегацию Восточных Церквей свой отрицательный ответ на просьбу об основании Украинского патриархата. Послание кардиналу Слипому было подписано ее префектом - кардиналом де Фюрстенбергом[47]. В нем, в частности, сообщалось: «Святейший Отец лично принял дело близко к сердцу и уполномочил меня 4 апреля сообщить Вашей Эминенции от его имени и с его разрешения окончательное решение. Исполняя это поручение, передаю Вашей Эминенции сообщение о том, что всем аспектам этого оформленного дела уделено надлежащее внимание, а особенно - причинам канонического порядка. Основания для учреждения Украинского Киево-Галицкого Патриархата несмотря на имеющееся к тому стремление выглядят недостаточными, а потому прошение об учреждении патриархата не может быть утверждено»[48].

Обеспокоенный тем, что украинские униаты все более выходят из-под контроля, Папа аннулировал ранее предоставленные Украинской Греко-католической Церкви права. Униаты лишались возможности формировать синод и возвращались к прежним формам организации церковной жизни на основе епископской конференции, что давало Ватикану возможность более надежно регулировать их деятельность.

На II Папском синоде епископов Католической Церкви в 1971 г., униатские иерархи во главе с кардиналом Слипым в присутствии Папы в резкой форме выразили свое недовольство восточной политикой. Святого Престола. Ответной реакцией Ватикана стало аннулирование прав кардинала Слипого как верховного архиепископа и подчинение униатских архиереев непосредственно Папе через Конгрегацию Восточных Церквей. Слипый тем самым лишался возможности назначать и рукополагать епископов и управлять епархиями в диаспоре, став, по сути, лишь почетным главой украинских униатов без какой-либо реальной юрисдикции над ними.

В создавшейся ситуации Слипый решился объявить себя патриархом в одностороннем порядке - без папского благословения. Слипый, раздраженный на Папу и Римскую курию и сознающий, что ему остается всего лишь несколько лет жизни, на Пасху 1975 г. без какого-либо согласования со Святым Престолом неожиданно подписал свое Пасхальное послание к пастве титулом «Смиренный Иосиф, патриарх и кардинал»[49].

Возможно, первоиерарх украинских униатов надеялся, что Ватикан задним числом утвердит самопровозглашенный патриархат, но Рим не признал новой амбициозной титуляции украинского кардинала. Тем не менее, большинство униатских иерархов, клир и паства Иосифа Слипого с этого времени начинают именовать патриархами его самого, а впоследствии и его преемников - кардиналов Любачивского[50] и Гузара[51]. Сам кардинал Слипый с 1975 г. и до конца жизни продолжал подписывать патриаршим титулом все свои официальные и частные документы и письма. Рим не признал «патриаршества» Слипого и его преемников, но все же избегал каких-либо резких форм порицания украинских униатов за предпринимаемые ими в одностороннем порядке меры.

В начале понтификата Иоанна Павла II политика Святого Престола в отношении украинских униатов не претерпела существенных изменений, являясь, по сути, продолжением курса Павла VI. В то же время Иоанн Павел II продемонстрировал, что стремится взять дела Украинской Греко-католической Церкви под личный контроль, чтобы сделать ее более управляемой и контролируемой. Это проявилось в проведении в Ватикане папских синодов украинских епископов и выдвижении в преемники кардиналу Слипому в качестве верховного архиепископа Украинской Греко-католической Церкви Мирослава-Ивана Любачивского - архиерея, более лояльного и послушного Ватикану и более прогнозируемого в своих действиях, чем Иосиф Слипый.

Данные меры также были призваны нейтрализовать негативное влияние униатов из украинской диаспоры на экуменический диалог между Католической и Православной Церквями и отношения между Святым Престолом и руководством СССР.

В то же время повышение внимания к украинским униатам со стороны понтифика вновь вызвало их активизацию, результатом чего стало появление декларации греко-католического епископата, выдержанной в духе резкого осуждения политики СССР и деятельности Русской Православной Церкви. И хотя Иоанн Павел II постарался загладить неприятный эффект, произведенный декларацией в Московском Патриархате, появление этого документа, по времени почти совпавшее с началом кризиса в Польской Народной Республике, было весьма симптоматичным.

Значительное усиление контроля за деятельностью Украинской Греко-католической Церкви со стороны Папы и Римской курии, отказ предоставить патриарший статус и сужение полномочий верховного архиепископа подвигли кардинала Слипого принять предложение о провозглашении униатского патриархата от существовавшего в США эмигрантского «правительства Украинской Народной Республики».

В то же время точка зрения «правительства УНР» на греко-католический патриархат отличалась от его понимания Слипым. Кардинал видел в нем средство консолидации украинских католиков диаспоры и борьбы за легализацию Униатской Церкви в СССР, а в более отдаленной перспективе - инструмент объединения всех униатов и православных Украины в единую Поместную Церковь, самоуправляемую, но все же сохраняющую духовную связь с Римом. Эмигрантское «правительство УНР», напротив, признавало на Украине ведущими исповеданиями, как католицизм, так и Православие. По этой причине «правительство УНР» разработало план создания одновременно двух украинских патриархатов - греко-католического и православного.

В дальнейшем эта идея была реализована в 1990 г., когда украинские раскольники-автокефалисты провозгласили своим неканоническим «патриархом» Мстислава Скрипника.

Существенные перемены в положении Украинской Греко-католической Церкви произошли на рубеже 1980-х - 1990-х гг. благодаря проводимой М.С. Горбачевым политике «Перестройки» и ставших ее следствиями деидеологизации и либерализации жизни в СССР. На Западе Украины началось возрождение униатства и автокефалистского раскола, обусловленное подъемом националистических настроений вследствие ослабления идеологического давления со стороны советского режима. Униатские приходы в советской Украине в 1989 г. вышли из подполья и вскоре получили официальную регистрацию. В результате усилий, предпринятых ватиканской дипломатией, была достигнута окончательная договоренность по вопросу о признании Греко-католической Церкви в СССР, закрепленная в ходе личной встречи Иоанна-Павла II с М.С. Горбачевым 1 декабря 1989 г.

Греко-католическая Церковь быстро восстановила свои приходы на Западе Украины и перешла к агрессивным действиям в отношении православных епархий региона. Русская Православная Церковь неоднократно, но безуспешно пыталась в диалоге с Ватиканом разработать систему мер, способных погасить межрелигиозные конфликты на Западной Украине. При попустительстве местных органов власти, в которых доминировали представители националистических движений, и негласном поощрении со стороны Ватикана в продолжение 1989-1991 гг. большинство храмов на Западной Украине, прежде находившихся в юрисдикции Московского Патриархата, было насильственно захвачено греко-католиками.

В новых условиях Ватикан, где верх одержали сторонники радикальной восточной политики, предпочел униатский прозелитизм продолжению экуменического диалога с Русской Православной Церковью. Со стороны самостоятельного Украинского государства, где на националистической основе стала формироваться новая государственная идеология, Униатская Церковь, традиционно поощрявшая националистические движения, также встретила покровительственное отношение.

В начале 1990-х гг. Украинская Греко-католическая Церковь полностью восстановила свою структуру на территории Западной Украины, существовавшую до ее упразднения в 1946 г. В 1992 г. верховный архиепископ Украинской Греко-католической Церкви кардинал Любачивский возвратился во Львов, где вновь был воссоздан духовно-административный центр галицкого униатства. Таким образом, оказался устраненным один из аргументов, которые прежде выдвигали в Ватикане, отказывая украинским униатам в учреждении патриархата: отсутствие приходов Украинской Греко-католической Церкви на ее исторической территории.

Однако Иоанн Павел II, несмотря на оказываемое им покровительство униатам, тем не менее, так и не предоставил Украинской Греко-католической Церкви патриаршего статуса. В то же время понтифик неоднократно подчеркивал при встречах с униатскими иерархами, что такая позиция Святого Престола по вопросу о патриархате не является неизменной, но обусловлена современными реалиями.

Представляется, что отказ Ватикана на данном этапе учредить Киевский патриархат обусловлен не только негативной реакцией, которую уже высказали по этому поводу Поместные Православные Церкви, но и сохраняющимся внутри Римской курии отсутствием единства по вопросу о целесообразности создания греко-католического патриархата на Украине.

Сторонники предоставления Украинской Греко-католической Церкви патриаршего статуса в видах дальнейшего прозелитизма на Православном Востоке не без оснований полагают, что этому может способствовать ситуация, сложившаяся в политической и церковной жизни Украины. Приверженцы радикального подхода к униатскому вопросу рассчитывают использовать в своих интересах настойчивое стремление государственных властей Украины создать в стране единую поместную Церковь. При этом учреждение униатского патриархата позволило бы перехватить в этом процессе инициативу у Украинской Православной Церкви, которая, являясь наиболее многочисленной и влиятельной конфессией в государстве, тем не менее, имеет лишь статус митрополии и является для националистически настроенных украинских политиков крайне трудным партнером. Украинская Православная Церковь, во-первых, находится в каноническом единстве с Московским Патриархатом, а во-вторых, не желает объединяться на равных с раскольничьими структурами, неизменно ставя условием церковного единства покаяние раскольников. Униатская Церковь, напротив, готова идти на сближение с раскольниками, что уже подтвердила совершением вместе с ними совместных богослужений.

В то же время создание униатского патриархата на Украине может иметь ряд негативных последствий для всей Католической Церкви в целом. Прежде всего, для Греко-католической Церкви на Украине характерна приверженность националистическим настроениям. В случае учреждения униатского патриархата можно опасаться, что церковно-сепаратистские настроения от раскольников-автокефалистов будут заимствованы греко-католиками, и тогда Ватикан рискует столкнуться с требованием если не полной самостоятельности новообразованного патриархата, то самой обширной его автономии. Украинская Греко-католическая Церковь в таком случае может превратиться в практически не управляемую из Рима структуру. Подобное развитие событий будет еще более вероятным, если произойдет объединение греко-католиков и раскольников-автокефалистов. Усиление автономизации Украинской Греко-католической Церкви также способно обострить и без того довольно непростые отношения между греко и римо-католиками Украины, которые из религиозной плоскости могут перейти в сферу национальных отношений, особенно, с учетом традиционно пропольской ориентации римо-католиков Украины.

Следует также отметить, что в вопросе об учреждении униатского патриархата на Украине возможно появление трудностей канонического порядка, так как до сих пор еще не было исторического прецедента учреждения Святым Престолом какого-либо восточного униатского патриархата de novo (хотя II Ватиканский собор отмечал возможность принятия такого решения). В составе Католической Церкви в настоящее время находятся 6 восточных Униатских Церквей, имеющих статус патриархатов. Но все они происходят от Церквей, уже имевших патриарший статус на момент заключения унии с Римом, и Папу Римского нельзя признать каноническим источником патриаршего достоинства предстоятелей этих Церквей.

В Украинской Православной Церкви и Московском Патриархате в случае создания Киевского униатского патриархата этот шаг, безусловно, будет воспринят как открытый вызов со стороны Католической Церкви. Тем более, что в таком случае будет образована не просто параллель православной Киевской митрополичьей кафедре, а патриаршая структура, имеющая для православного сознания более высокое достоинство. Поэтому наиболее масштабным для Католической Церкви негативным результатом реализации проекта униатского патриархата станет полное свертывание диалога с Русской Православной Церковью и, как следствие, серьезный кризис католического экуменизма в целом. Можно также прогнозировать, что с образованием греко-католического патриархата на Украине станут возможными новые острые межрелигиозные конфликты.

Тем не менее, Украинская Греко-католическая Церковь в настоящее время продолжает расширять свое присутствие на Украине, которое уже вышло за рамки довоенного времени и исторический ареал, ограниченный Галицией. Если в 1-й половине ХХ в. здесь действовали лишь 3 униатские епархии, то в настоящее время их число достигло 8. Кроме того, в структуре Киево-Галицкой митрополии образованы три экзархата, охватывающие остальную территорию Украины. Тенденция к распространению униатского влияния на восточные области Украины в настоящее время обозначилась весьма отчетливо. 21 августа 2005 г. верховный архиепископ Украинской Греко-католической Церкви кардинал Гузар объявил, что с этого времени его местопребыванием становится Киев, а титул отныне не «митрополит Львовский и Галицкий», но «митрополит Киевский и Галицкий». Тем самым униатами сделан еще один решительный шаг в сторону создания своего патриархата на Украине.

 


 

[1] Подробнее см.: Петрушко В.И. Проект создания униатского патриархата в Речи Посполитой в XVI веке и его возможное влияние на учреждение Московского Патриархата // Церковь и время. 2006. № 3 (36). С. 91-97.

[2] Флоря Б. Н. Вопрос о «новой унии» в украинско-белорусском обществе 20-40-х гг. XVII в. // Дмитриев М. В., Заборовский Л. В., Турилов А. А., Флоря Б. Н. Брестская уния 1596 г. и общественно-политическая борьба на Украине и в Белоруссии в конце XVI - первой половине XVII в. Ч. 2: Брестская уния 1596 г. Исторические последствия события. М., 1999. С. 122-150; Жуковський А. Петро Могила й питання єдностi церков. Київ, 1997; Хома I. Київська митрополiя в Берестейскiм перiодi. Рим, 1979.

[3] Вильгельм Габсбург, эрцгерцог - род. в 1896 г., ум. в 1948 г. Представитель боковой ветви правящей в Австро-Венгерской монархии Габсбург-Лотарингской династии, перешедший в униатство с именем Василя Вышиванного и намеревавшийся возглавить монархию на Украине. Полковник «Украинских сечевых стрельцов».

[4] Подробнее см.: Петрушко В. И. Всеукраинский Православный Церковный Собор 1918 г. // Православная энциклопедия. Т. 9. М., 2005. С. 695-704.

[5] Имеется в виду митрополит Антоний (Храповицкий).

[6] Лист митрополита Андрiя до архикнязя Вiльгельма Габсбурга (Василя Вишиваного) // Нагаєвський I. Об'єднання Церкви й iдея Патрiярхату в Києвi. Торонто, 1961. С. 87-88 (перевод с украинского мой - В.П.).

[7] Имеется в виду Карл I Габсбург, последний император Австро-Венгрии.

[8] Лист митрополита Андрiя до архикнязя Вiльгельма Габсбурга (Василя Вишиваного) // Нагаєвський I. Об'єднання Церкви й iдея Патрiярхату в Києвi. Торонто, 1961. С. 87-88 (перевод с украинского мой - В.П.).

[9] ЦГИАЛ. Ф. 358. Оп. 1. Д. 7. Л. 96. Цит по: Митрополит Андрей Шептицький: Життя i Дiяльнiсть: Церква i церковна єднiсть: Документи i матерiали, 1899-1944. Т. 1. Львiв, 1995. С. 400-401; ЦГИАЛ. Ф. 358. Оп. 3m. Д. 15. Л. 1. Цит по: Митрополит Андрей Шептицький: Життя i Дiяльнiсть: Церква i церковна єднiсть: Документи i матерiали, 1899-1944. Т. 1. Львiв, 1995. С. 413-414.

[10] ЦГИАЛ. Ф. 201. Оп. 4в. Д. 1096. Л. 1-1об. Цит по: Митрополит Андрей Шептицький: Життя i Дiяльнiсть: Церква i церковна єднiсть: Документи i матерiали, 1899-1944. Т. 1. Львiв, 1995. С. 288-290 (перевод с украинского мой - В.П.).

[11] Митрополит Андрей Шептицький: Життя i Дiяльнiсть: Церква i церковна єднiсть: Документи i матерiали, 1899-1944. Т. 1. Львiв, 1995. С. 419-433 (перевод с украинского мой - В.П.).

[12] Иоанн Бучко - род. в 1891 г., ум. в 1974 г. Уроженец Буковины. С 1915 г. - священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. С 1929 г. - титулярный епископ Кади, помощник униатского митрополита Львовского и Галицкого. С 1945 г. - апостольский визитатор для украинских греко-католиков в Западной Европе. С 1953 г. - архиепископ. В 1971 г. ушел на покой.

[13] Нагаєвський I. Iсторiя Римських Вселенських Архiєреїв. Ч. 3. Рим, 1979. С. 426-431.

[14] Василий Ладыка - род. в 1881 г., ум. в 1956 г. Уроженец Галиции. С 1912 г. - священник Греко-католической Церкви. С 1929 г. - титулярный епископ Абидоса, экзарх для украинских греко-католиков в Канаде (Виннипег). С 1949 г. - титулярный архиепископ Мартирополиса, экзарх для украинских греко-католиков Центральной Канады.

[15] Нил Саварин - род. в 1905 г., ум. в 1986 г. Уроженец Галиции. С 1931 г. - священник Греко-католической Церкви. С 1943 г. - титулярный епископ Иоса, помощник экзарха для украинских греко-католиков Канады. С 1948 г. - экзарх для украинских греко-католиков Западной Канады. В 1956-1986 гг. - греко-католический епископ Эдмонтона.

[16] Исидор Борецкий - род. в 1911 г., ум. в 2003 г. Уроженец Галиции. С 1938 г. - священник Греко-католической Церкви. С 1948 г. - титулярный епископ Амафунта, экзарх для украинских греко-католиков Восточной Канады. С 1956 г. - греко-католический епископ Торонто. С 1998 г. - на покое.

[17] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 348-353. Нагаєвський I. Iсторiя Римських Вселенських Архiєреїв. Ч. 3. Рим, 1979. С. 426-431.

[18] Андрей Роборецкий - род. в 1910 г., ум. в 1982 г. Уроженец Галиции. С 1934 г. - священник Греко-католической Церкви. С 1948 г. - титулярный епископ Танаиса, помощник экзарха для украинских греко-католиков Центральной Канады (Виннипег). С 1951 г. - экзарх для украинских греко-католиков Саскатуна. В 1956-1982 гг. - греко-католический епископ Саскатуна.

[19] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 348-353.

[20] Нагаєвський I. Iсторiя Римських Вселенських Архiєреїв. Ч. 3. Рим, 1979. С. 426-431.

[21] Там же.

[22] Амвросий Сенишин - род. в 1903 г., ум. в 1976 г. Уроженец Галиции. С 1931 г. - священник Греко-католической Церкви. С 1942 г. - титулярный епископ Майны, помощник экзарха для украинских греко-католиков в Филадельфии (США). С 1956 г. - экзарх для украинских греко-католиков в Стемфорде (США). В 1958-1961 гг. - греко-католический епископ Стемфорда. В 1961-1976 гг. - греко-католический митрополит Филадельфии.

[23] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 348-353.

[24] Максим Германюк - род. в 1911 г., ум. в 1996 г. Уроженец Галиции. Монах ордена Редемптористов. С 1938 г. - священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. С 1951 г. - титулярный епископ Синны, помощник (с 1955 г. - коадъютор) экзарха для украинских греко-католиков Центральной Канады (Виннипег). С 1956 г. - греко-католический митрополит Виннипега. С 1992 г. - на покое.

[25] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 348-353.

[26] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 354-363.

[27] Там же, С. 346.

[28] Иоанн Прашко - род. в 1914 г. Уроженец Галиции. С 1939 г. - священник Греко-католической Церкви. В 1958-1993 гг. - титулярный епископ Зигрийский, экзарх для украинских греко-католиков в Австралии, Новой, Зеландии и Океании.

[29] Иосиф Мартынец - род. в 1903 г., ум. в 1989 г. Уроженец г. Львова. С 1928 г. - священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. С 1958 г. - титулярный епископ Солдайи, помощник архиепископа Рио-де-Жанейро. С 1962 г. - экзарх для украинских греко-католиков в Бразилии (с центром в г. Куритиба). С 1971 г. - епископ греко-католической епархии св. Иоанна Крестителя в Куритибе. В 1978 г. ушел на покой.

[30] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 365-366.

[31] Платон Корниляк - род. в 1920 г., ум. в 2000 г. Уроженец Буковины. С 1945 г. - священник Греко-католической Церкви, доктор богословия, доктор философии. С 1959 г. - титулярный епископ Кастра ди Марте, апостольский экзарх для украинских греко-католиков Германии. С 1996 г. - на покое.

[32] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 364-365.

[33] Владимир Маланчук - род. в 1904 г., ум. в 1990 г. Уроженец Галиции. С 1925 г. - монах ордена редемптористов. С 1931 г. - священник Греко-католической Церкви. Доктор философии. С 1961 г. - титулярный епископ Епифании, апостольский экзарх для украинских греко-католиков Франции. В 1982 г. ушел на покой.

[34] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 347-348.

[35] Там же. С. 366-367.

[36] Августин Горняк - род. в 1919 г., ум. в 2003 г. Родился в Югославии в семье выходцев из Галиции. Монах Базилианского ордена. С 1945 г. - священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. С 1961 г. - титулярный епископ Ермонтиса, помощник римско-католического архиепископа Вестминстера - для греко-католической паствы. С 1963 г. - апостольский экзарх для украинских греко-католиков Англии и Уэлса (с 1967 г. - Великобритании). В 1987 г. ушел на покой.

[37] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 366-367.

[38] Ярослав Габро - род. в 1919 г., ум. в 1980. Родился в Чикаго (США) в семье выходцев из Галиции. Монах Базилианского ордена. С 1945 г. - священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. С 1961 г. - украинский греко-католический епископ Чикаго.

[39] Андрей Сапеляк - род. в 1919 г. Уроженец Галиции. С 1946 г. - монах Салезианского ордена. С 1949 г. - священник Греко-католической Церкви. С 1961 г. - титулярный епископ Севастополя Фракийского, помощник латинского архиепископа Буэнос-Айреса, апостольский визитатор для украинских греко-католиков Аргентины. С 1968 г. - экзарх для греко-католиков Аргентины. С 1978 г. - епископ украинской греко-католической епархии Святой Марии в Буэнос-Айресе. В 1997 г. ушел на покой и возвратился на Украину.

[40] Блажейовський Д. Iєрархiя Київськоi Церкви. Львiв, 1996. С. 345-346.

[41] ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 508. Л. 130-131; Архив ЦНЦ «Православная энциклопедия». Ф. ОВЦС МП. Д. 18/355 (U II). «Материалы к изучению взаимоотношений Москвы и Ватикана. Организации, биографии. II». Кардинал Иосиф Слипый (биография); Архив ЦНЦ «Православная энциклопедия». Ф. ОВЦС МП. Д. 18/355 (U II). «Материалы к изучению взаимоотношений Москвы и Ватикана. Организации, биографии. II». Иосиф Слипый.

[42] ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 509. Л. 112-113.

[43] Декрет о Восточных Католических Церквах // Второй Ватиканский Собор: Конституции, Декреты, Декларации. Брюссель, 1992. С. 141-153.

[44] Вийо Жан - род. в 1905 г., ум. в 1979 г. По происхождению - француз. С 1930 г. - священник Римско-католической Церкви. С 1954 г. - титулярный епископ Виндский, помощник архиепископа Парижского. С 1959 г. - титулярный епископ Боспорский, коадъютор архиепископа Лионского. С 1965 г. - кардинал. В 1965-1967 гг. - архиепископ Лионский, примас Галлии. В 1967-1969 гг. - префект Конгрегации Собора (Конгрегации по делам духовенства). В 1969-1979 г. - государственный секретарь Ватикана. С 1970 г. - кардинал-камерленго. С 1971 г. - председатель Совета по делам милосердия.

[45] Роод В. Рим и Москва. Львов, 1995. С. 192-193.

[46] Там же.

[47] Фюрстенберг Максимилиан де - род. в 1904, ум. в 1988 г. Родился в Нидерландах в аристократической семье немецкого происхождения, принадлежал к фамилии баронов Фюрстенберг-Стаммхейм. Доктор богословия. С 1931 г. - священник Римско-католической Церкви в Бельгии. В 1931-1946 гг. преподаватель католических учебных заведений в Бельгии. В 1946-1949 гг. - ректор Папской Бельгийской коллегии в Риме. С 1949 г. - титулярный епископ Палто, апостольский делегат в Японии. В 1952-1959 гг. - интернунций в Японии. В 1959-1962 гг.- нунций в Австралии, Новой Зеландии и Океании. В 1962-1967 гг. - нунций в Португалии. С 1967 г. - кардинал-пресвитер. В 1968-1973 гг. - префект Конгрегации Восточных Церквей.

[48] Цит. по: Нагаєвський I. Iсторiя Римських Вселенських Архiєреїв. Ч. 4. Iвано-Франкiвськ-Львiв, 1999. С. 124-129 (перевод с украинского мой - В.П.).

[49] Там же, С. 127.

[50] Мирослав-Иван Любачивский - род. в 1914 г., ум. в 2000 г. Уроженец Галиции. С 1938 г. - священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. С 1979 г. - греко-католический митрополит Филадельфии. С 1980 г. - коадъютор верховного архиепископа кардинала Иосифа Слипого. С 1984 г. - верховный архиепископ Украинской Греко-католической Церкви. С 1985 г. - кардинал. После 1996 г. фактически отошел от дел. Скончался и погребен во Львове.

[51] Любомир Гузар - род. в 1933 г. Уроженец г. Львова. В 1944 г. эмигрировал в Австрию. В 1949 г. переехал в США. С 1958 г. - священник Греко-католической Церкви. В 1969 г. переехал в Рим. Доктор богословия, монах Ордена студитов. В 1977 г. без согласования с Ватиканом рукоположен во епископы кардиналом Иосифом Слипым, хиротония не подтверждена Папой Римским. С 1978 г. - архимандрит ордена Студитов. В 1993 г. вернулся на Украину. В 1996 г. признан Папой Иоанном Павлом II в епископском достоинстве, назначен епископом-помощником главы Украинской Греко-католической Церкви, экзархом Киево-Вышгородским. В 2001 г. избран верховным архиепископом Украинской Греко-католической Церкви, возведен в достоинство кардинала.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.