УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 70 відвідувачів

Теги
Президент Віктор Ющенко Археологія та реставрація розкол в Україні забобони педагогіка Вселенський Патріархат монастирі та храми України вибори церква та політика Священний Синод УПЦ Доброчинність краєзнавство діаспора Митрополит Володимир (Сабодан) українська християнська культура автокефалія Голодомор церковна журналістика постать у Церкві Ющенко УПЦ КП Патріарх Алексій II Церква і влада УГКЦ Києво-Печерська Лавра молодь 1020-річчя Хрещення Русі секти іконопис Церква і політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну Предстоятелі Помісних Церков Церква і медицина Католицька Церква милосердя конфлікти шляхи єднання комуністи та Церква Мазепа церква і суспільство






Рейтинг@Mail.ru






«Профиль» (Украина): Пол Верховен: "Война для меня - вполне комфортное состояние, поэтому я делаю о ней фильмы"



«Профиль» (Украина), Светлана Агрест-Короткова, №1 (70-71), 17.01.2009

 

Пол Верховен - самый известный киноэротоман и провокатор. Его очередная премьера ожидается уже в апреле. Это должен быть фильм по мотивам очаровавшей его «Азазели» Бориса Акунина.

Первый фильм Верховена «Плоть и кровь», который вышел на английском языке, стал для него прямой дорогой на вершину голливудского Олимпа. Всеми своими картинами, от первой до последней (по времени), снятой после 25-летнего перерыва в Голландии, - «Черной книги» - режиссер не устает провоцировать и по-настоящему «зажигать» публику. У Верховена нет привычного разделения на хороших и плохих героев - это умопомрачительный экшен, который не заботится о толерантности, погружаясь в корни антисемитизма. Трудно поверить, что этому стройному, подвижному, умному, с шикарным чувством юмора человеку летом прошлого года исполнилось 70. 

Господин Верховен, вы производите впечатление очень мирного человека, более того - позитивно настроенного, но в ваших фильмах всегда война. Что же для вас мир, и что война?

Не все мои фильмы о войне, только четыре из всех. Думаю, что война для меня связана с моим детством, потому что во время войны Голландия была оккупирована немцами с 1940-го по 1945 год. Я родился и жил в Гааге, столице Голландии, где расположилось во время войны фашистское оккупационное правительство. Когда тебе 4-6 лет и ты подрастаешь в военное время, а вокруг репрессии и смерть, складывается мнение, что война - это нормальное положение вещей, а мир - исключение. К счастью, вся моя семья пережила войну, никто не был убит, но для ребенка в этом возрасте пять лет - большой срок. И я привык жить в войне - с бомбежками, затемнениями, репрессиями. Война для меня, стало быть, вполне комфортное состояние, поэтому я делаю о ней фильмы. Это жизнь в том виде, в каком она есть. Конечно, у меня, взрослого человека, сейчас другой взгляд на войну. Сейчас я понимаю, что война - это ужасно и разрушительно. Но, в принципе, я люблю войну, свободно себя чувствую в состоянии войны - она многое обнажает в людях. Хотя понимаю, что это очень нехорошо.

В ваших фильмах снимались очень крупные звезды. Актер, даже не звезда, ребячлив и капризен по своей природе, приходилось ли вам быть диктатором?

Да, наверное, мне приходилось быть диктатором, потому что только в этом случае можно полностью раскрыть артиста и извлечь из него лучшие качества. При этом я всегда понимал актеров и очень хорошо к ним относился. Если складывалась экстремальная ситуация, если им нужно было играть, например, без одежды или входить в холодную воду, я никогда не оставлял их в одиночестве, а делал то же самое - снимал одежду, входил в воду и т.д. Считаю, если ты не в состоянии выстроить хорошие отношения с актерами, никогда не получится хорошего кино. Например, в «Черной книге» у меня были замечательные отношения с главной героиней - Карис Ван Хоутен. Я не мог приумножить ее талант, потому что если талант есть - он присутствует всегда, но мог помочь ему полнее раскрыться. Это как экзорцизм - могу вытащить зло из человека и вынести его на экран. Это невозможно сделать, если отношения с актерами напряженные. Поэтому я всегда был довольно жестким и требовательным к ним. Но это было в молодости, сейчас я сильно изменился - научился себя вести. (Смеется.) Тем не менее, Шерон Стоун постоянно рассказывает обо мне небылицы, а Карис Ван Хоутен считает, что ей завидуют все молодые актрисы.

Недавно в разговоре с великим грузинским режиссером Иоселиани, который начинал с документального кино, как и вы,  я услышала очень любопытную вещь. Он считает, что документального кино как такового нет. Только репортерская съемка - документ, все остальное - постановочное кино. Что вы думаете по этому поводу?

Я понимаю, что реальности в кино не существует. Как вы знаете, сначала появилось документальное кино и лишь потом - постановочное. Голландия в 1940-50-х годах, выиграла много призов на различных международных фестивалях, включая Канны. Я был большим поклонником этих фильмов, и они мне запомнились. Конечно, документальный фильм - это мое, авторское отношение к действительности.

Ваша книга об Иисусе Христе «Иисус из Назарета», увидевшая свет в конце сентября, наделала много шума задолго до официальной публикации. Это осознанная провокация с вашей стороны, беллетристика или научный труд?

Я планировал снять фильм о Христе, но потом поехал на семинар в 1985 году и продолжал приезжать на эти семинары в течение почти 20 лет. И в 2002-2003-м понял, что интересней будет это написать, чем снять. Книга вышла в конце сентября - все 20-летние исследования о Христе я вложил в нее. Это не теологические размышления, речь в ней - о Христе как о человеке, живом, реально существующем. О том, что он делал, что говорил. Я постарался убрать из нее весь нонсенс и мифологию, которая окружает эту личность - кто он был как человек, кому мешал, кого раздражал, почему его распяли. Что делали евреи, каковы были его отношения с соплеменниками. Это все основано на Библии, но с «очеловеченной» точки зрения.

Многие, качественно очень разные писатели, обращались к образу Христа. Например, Михаил Булгаков в «Мастере и Маргарите» или недавно нашумевший «Код Да Винчи» Дэна Брауна. Вы знакомы с этими произведениями?

Я знаю и люблю Булгакова, но Дэна Брауна терпеть не могу - это, на мой взгляд, тупая книга и очень небрежная по отношению к материалу.

Как к вашей книге отнеслась церковь?

В Голландии церковь уже не играет такой роли, как раньше, поэтому там к книге отнеслись довольно спокойно. Люди, которые не погружены в теологию с головой, заинтересовались ею.

Знаете ли вы что-нибудь об украинском кино?

Я долго жил в Америке, эти фильмы там невозможно увидеть, как невозможно их посмотреть и на западноевропейских фестивалях. В Восточной Европе я почти не был, только один раз на Московском фестивале, да и то много лет назад. К сожалению, почти не знаком с вашим кино, как и основное народонаселение западного мира. Жаль, наверное.

Сегодня в кино очень много технических достижений, различных спецэффектов и очень мало простых человеческих историй. Как вы относитесь к этому? Может, лав-стори уже отошли в небытие?

Истории жизни есть, но они недостаточно интересны. Поэтому я на время оставил Америку и поехал работать в Европу. Я сделал шесть фильмов в Америке, четыре из них были «напакованы» спецэффектами, мне это надоело. Хотелось чего-то настоящего. Популярное американское кино - это милая девушка, вокруг которой концентрируется много-много всяческого зла. Борьба с ним заканчивается большим хэппи-эндом. Скучно. Повторяю, я не большой поклонник спецэффектов, да и попробовал их в полном объеме, поэтому и вернулся в Европу в стремлении делать другое кино. Хотя я не закрыл для себя Америку - дом там остался за мной. Но в Гааге приобрел дом - смешно ведь, будучи дома, жить в отеле.

Что касается вашего следующего фильма, это будет европейское кино?

Нет, я буду снимать в Америке, но постараюсь избежать спецэффектов, насколько это возможно сегодня. Истории сегодняшних фильмов минималистичны  - это супергерои, окруженные спецэффектами. Мне это скучно. Сегодняшнее американское кино нафаршировано такими героями, как Супермен, Бэтмен, Спайдермен, и оно очень популярно, особенно среди молодежи. Так, наверное, будет довольно долго, но мне это неинтересно. Хочется реального кино, с реальной лав-стори, с напряженным психологическим действием. Помните фильм Камерона «Титаник»? Он нафарширован спецэффектами, но, тем не менее, это романтическое кино.

Может ли сегодня появиться новое направление в кино, типа «Новой волны» или «Догмы»?

Мне очень нравятся фильмы этого периода, но не думаю, что сегодня может появиться что-то подобное. Многие режиссеры кое-что взяли для себя из этих направлений. Неуверенно-дрожащая камера, например. Нот это не мой стиль. Вряд ли в моем кино может появиться что-то подобное. Я очень многому научился у Эйзенштейна, Феллини, Хичкока. Но никогда не копирую их - это мой собственный стиль, где появляются некоторые понравившиеся мне элементы. А вот Ларс вон Триер никогда не побудит меня использовать свой стиль. Думаю, не стоит никого копировать, нужно адаптировать определенные близкие тебе приемы.

Вы упомянули в нашем приватном разговоре, что ваша дочь училась в России, говорит по-русски, изучала историю. Как историк, она помогала вам в поисках материала для вашей книги?

Единственно, в чем она помогла мне, - нашла книгу Акунина. Дочь тогда жила в России, я - в Америке, и она порекомендовала мне обязательно прочесть «Азазель». Рассказала подробно об этой книге, но, конечно, я не мог ее прочесть. Несколько недель спустя, попав в Париж, увидел французский ее перевод и купил. Тогда у меня даже появилась мысль снять эту книгу. О, это мог бы получиться шикарный фильм, в стиле моих любимых с детства бельгийских комиксов «Тин-Тин» - захватывающих, жутких, но таких милых. Хотел вновь пригласить сниматься Шерон Стоун. Мы почти приступили к съемкам, но финансирование развалилось, однако я все еще заинтересован в этом проекте. Есть еще одна книга Акунина, которую мне было бы интересно снять.

Так о каком же фильме думаете вы сейчас?

Есть несколько проектов, над которыми мы сейчас работаем с моим постоянным соратником и другом Герардом Сотеманом. Последний наш  совместный проект - «Черная книга». Но основной - о Мюнхене 1923 года. О временах, когда Гитлер тщетно пытался захватить власть - пивной путч. Тогда у него не вышло, он написал книгу «Майн кампф», и через 10 лет ему это удалось. Фильм об истоках фашизма, но это история женщины, которая пытается спасти попавшего в тюрьму человека. Она использует все доступные ей средства, чтобы вытащить его оттуда. Ведь в основе любой политической истории лежит человеческая.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.