УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 39 відвідувачів

Теги
іконопис церква та політика молодь Митрополит Володимир (Сабодан) українська християнська культура Церква і влада Мазепа УПЦ КП церква і суспільство забобони Президент Віктор Ющенко Церква і політика Голодомор Археологія та реставрація Патріарх Алексій II Вселенський Патріархат конфлікти Приїзд Патріарха Кирила в Україну комуністи та Церква Церква і медицина розкол в Україні Києво-Печерська Лавра секти милосердя діаспора Доброчинність церковна журналістика автокефалія Предстоятелі Помісних Церков 1020-річчя Хрещення Русі краєзнавство Ющенко шляхи єднання Священний Синод УПЦ постать у Церкві вибори Католицька Церква монастирі та храми України УГКЦ педагогіка






Рейтинг@Mail.ru






УНИАН: Кто руководит заговором внутри УПЦ?



УНИАН, Максим Колодуб, 27.01.2009

 

Итак, результаты голосования на Архиерейском cоборе РПЦ известны. Патриарший местоблюститель митрополит Кирилл получил 97 голосов. Его ближайший конкурент митрополит Климент, занимающий должность управляющего делами РПЦ, - 32. Минский митрополит Филарет - 16. Иными словами, имя следующего патриарха российской церкви фактически известно. Это - нынешний Митрополит Кирилл. Однако открывшийся Поместный собор еще таит в себе интригу. Ведь на нем должен рассматриваться «украинский вопрос», а именно утверждение Поместным собором, который является высшей «законодательной» властью в РПЦ, статуса УПЦ, который был определен Грамотой Патриарха Алексия II и постановлениями Архиерейских соборов РПЦ.

«Несвященный огонь» возгорелся на совещании делегатов от УПЦ на Поместный собор, которому предстоит избрать нового Патриарха Московского и всея Руси. Программа совещания не предвещала никакой бури. В ней значился доклад предстоятеля УПЦ Митрополита Владимира, краткие выступления делегатов и принятие резолюции, повторяющей главные тезисы выступления предстоятеля, в том числе и просьбу к Поместному собору РПЦ утвердить существующий статус УПЦ, а также образовать общую комиссию УПЦ-РПЦ по изучению церковной ситуации в Украине и выработке механизмов преодоления раскола.

Ничто, казалось, не предвещало бури, но она сорвалась. Проект резолюции даже не дали дочитать до конца, а в выступлениях «одесской партии» были оспорены главные тезисы Митрополита Владимира, особенно идея диалога УПЦ с другими православными юрисдикциями в Украине. Не разрядило ситуацию и сделанное в завершение доклада Митрополита Владимира его заявление о том, что он не будет выставлять свою кандидатуру на выборах Патриарха Московского.

Церковный ГКЧП

Неожиданно для многих именно на этом собрании партия трех оппозиционных митрополитов решила дать «последний и решительный бой» своему предстоятелю - Митрополиту Владимиру. Партия, которую уже успели окрестить в прессе «церковным ГКЧП», оформилась в виде тройки митрополитов и примкнувшего к ним архиепископа Иоанафана.

Какие идеи и силы породили на свет сей странный симбиоз? Простой в общении митрополит Черновицкий Онуфрий известен своим благочестием и консервативностью. Митрополит Одесский Агафангел - своими публичными заявлениями, суть которых можно свести к известной историософской формуле: «Москва - Третий Рим». Митрополит Донецкий Илларион - имиджем хозяйственника и близостью к Партии регионов. Тульчинский архиепископ Иоанафан знаменит своими музыкальными и литературными опытами, а также другими эстетическими и человеческими чудачествами. Присмотревшись к этой группе, можно без труда вычленить то общее, что объединяет, казалось бы, несовместимых деятелей - ортодоксального ревнителя монашеской традиции Онуфрия и симпатизирующего католицизму, тяготеющего к светской культуре Иоанафана. Имя этому объединяющему мотиву - идеологический проект «Великороссия».

Долгое время эта пророссийская группа иерархов избегала открытых проявлений оппозиционности по отношению к Митрополиту Владимиру. С одной стороны, такая ситуация обусловлена внешними факторами, а именно - относительной стабильностью в российско-украинских отношениях. С другой стороны, это объясняется положением дел внутри Украинской православной церкви. Сам Митрополит Владимир никогда не давал никаких поводов к выступлениям против него, да и никто из иерархов УПЦ не может рассматриваться сегодня в качестве фигуры, равной по значению Митрополиту Владимиру, а значит, не может и претендовать на пост главы церкви.

Несмотря на очевидность этого факта, некоторые иерархи не замечают его в упор. Они оказались настолько ослеплены теми перспективами, которые сами себе нарисовали, что видят в себе возглавителей не только Украинской церкви, но и Московского патриархата. Однако митрополиту Агафангелу, только что устроившему на Соборе в Киеве демарш против своего предстоятеля, на соборе в Москве при отборе кандидатов на патриарший престол было отдано всего три голоса из почти двухсот.

Восемнадцать лет с Томосом

Смерть Патриарха Алексия II подстегнула оппозиционеров к более решительным действиям. На фоне жесткой полемики по поводу Голодомора в Украине, названного в обращении Священного синода УПЦ «геноцидом», и холодной газовой войны, смерть Патриарха и грядущий Поместный собор открыли еще один российско-украинский фронт - церковный. Проблема зрела годами. Ещё в 1990 году Патриарх Алексий II предоставил Украинской церкви Благословенную грамоту (в церковной традиции такие документы называются «Томосом») о «независимости и самостоятельности в управлении», согласно которой УПЦ получала права широкой автономии. Томос был плодом политического компромисса. Украинской Церкви не была дарована автокефалия (что было бы довольно логичным, исходя из того факта, что Украина обрела политическую независимость). Более того, в данном документе не упоминалось даже слово «автономия». Однако объем прав, дарованных УПЦ Томосом, делал ее чем-то средним между автономной и автокефальной церковью. В частности, Украинская церковь получила права самостоятельно избирать своего главу, создавать новые епархии и избирать епископов.

Права, предоставленные этим документом, были достаточными, чтобы утвердить УПЦ в качестве самостоятельной церкви, хотя и связанной с Московским патриархатом канонически. И всё же для реализации этих прав нужна была сильная личность - авторитетный и влиятельный лидер, который мог себе позволить действовать самостоятельно. Таким лидером оказался Митрополит Владимир, и при его правлении УПЦ существенно расширила свои права.

Главе церкви был присвоен титул «Блаженнейший» на всей «канонической территории» Московского патриархата. Новый устав УПЦ также усвоил предстоятелю честь пожизненного пребывания на Киевской кафедре. УПЦ существенно расширила свой епископат, доведя количество епархий до 44, а архиереев - до 64 (для сравнения заметим, что общее количество епархий РПЦ, включая украинские - 157, а архиереев - 203). Однако главным завоеванием последних лет для УПЦ стала ее адекватность новым историческим условиям. Сохраняя независимость от государства, УПЦ установила доброжелательные отношения со всеми основными политическими силами - Партией регионов, Блоком Юлии Тимошенко и «Нашей Украиной». А состоявшийся в конце 2007 года Собор епископов единодушно осудил феномен «политического православия», заблокировав тем самым возможность для пророссийски настроенных околоцерковных экстремистов использовать авторитет церкви в политической борьбе. Важнейшей вехой в жизни церкви стало празднование 1020-летия крещения Киева, когда руководителю УПЦ удалось выступить примирителем двух «главных» патриархов православного мира - первого по чести Константинопольского Патриарха Варфоломея и «первого по численности» Патриарха Московского Алексия II. Наконец, впервые за долгие годы жесткого противостояния между УПЦ и «автокефалами», наметилась тенденция к сближению между тремя основными православными юрисдикциями. Стало очевидным, что по мере того, как в церкви возрастает новое поколение иерархов и духовенства, дух разделения постепенно, хотя и не без труда, изживается.

Ни Митрополит Владимир, ни его окружение никогда и нигде не выступали с какими бы то ни было антироссийскими заявлениями. Напротив, его отношение к русской культуре и церковной традиции всегда отличалось глубоким уважением и искренним почитанием. Но не менее очевиден и другой факт. Как носитель украинской культурной и церковной традиции, Митрополит Владимир воспринимает украинскую традицию как равнозначную и равновеликую русской.

Наша Томос нам не нужен?

Предсоборное совещание и выступление на нем Митрополита Владимира были использованы в качестве повода для демонстрации предстоятелю и всей УПЦ в целом, что в ней не только имеет место разномыслие (что является нормальным явлением в церковной среде), но и не существует должного почтения к сану, трудам и программе предстоятеля. Очевидцы событий описывают напряженную и нервную атмосферу, в которой происходило собрание. Их описание свидетельствует - «пророссийская» партия митрополита Агафангела заранее готовилась к противостоянию с ориентирующимися на предстоятеля «украинофильской» и «центристской» партиями. Остракизму поддавались фактически все предложения Митрополита Владимира. Просить Поместный собор об утверждении Томоса? Нет, с точки зрения «партии Агафангела» этот Томос не нужен! Как заявил секретарь Одесской епархии протоиерей Андрей Новиков, «Томос о самоуправлении УПЦ с правами широкой автономии был дан Патриархом Алексием II под давлением Филарета Денисенко, а посему напрашивается логический вывод: не подумать ли нам о том, чтобы его отменить». Не отставал от своего секретаря и сам митрополит Агафангел, заявивший, что «все тогдашние решения имеют относительное значение, поскольку принимались под давлением Филарета». «Может, нам тогда вернуться к статусу Экзархата?» - не без иронии вопросил «церковных ГКЧПистов» митрополит Софроний. В ответ полилась очередная порция изоляционистской «одесской мифологии».

«Одесский» бунт

Это был настоящий бунт против Митрополита Владимира и его видения церковных проблем. Причем взгляды тех иерархов и клириков, противопоставивших себя предстоятелю, оказались настолько радикальными, что не вписались даже в официальную доктрину Московского патриархата. Митрополит Агафангел и его команда продемонстрировали тип мышления, который в России сейчас чаще всего именуют «диомидовским» - по имени одиозного епископа Диомида, проклявшего Патриарха Алексия и Митрополита Кирилла за их «еретические экуменические взгляды».

«Нельзя выносить украинскую церковную проблему на обсуждение всей полноты православия, - заявил секретарь Одесской епархии протоиерей Андрей Новиков, - поскольку Украина - каноническая территория Московского патриархата, а за Константинополем и другими греческими церквами стоит Вашингтон!» Вот, оказывается, в чем заключается подлинный критерий православности. Православны те церкви, за которыми стоит Кремль, и неправославны те, за которыми он не стоит!

Для многих очевидно, что выражая такие взгляды, одесский митрополит избрал себе имидж «консервативной альтернативы» митрополиту Кириллу, надеясь составить ему конкуренцию на патриарших выборах. Хорошо известно, что занимаемая владыкой Агафангелом позиция полного и всецелого подчинения Украины Кремлю, имеет своих сторонников в среде украинского и, конечно, особенно российского епископата. Однако тот холодный душ, которым для проводника кремлевской политики в Украине послужило соборное голосование, должен был ему предельно ясно показать, что лично он, как архиерей или церковный политик, никем всерьез не рассматривается, кроме его ближайшего окружения, состоящего из двух украинских епископов - Евлогия (Гутченко) и своего викария Алексия (Грохи). Ведь именно они открыто поддержали его в Киеве, и именно столько голосов он получил в Москве, помимо собственного. К сожалению, мы должны заметить, что этот «душ» не смывает проблему, так как, с одной стороны, есть люди, которые никогда ничему не учатся, а с другой - идеология одесского митрополита всё равно будет иметь своих сторонников, несмотря на одиозность её главного носителя.

Особую ненависть вызвала у «одесской партии» утверждение Митрополита Владимира, что УПЦ необходимо укреплять не только свое внутреннее единство, но и стремиться к единству украинского православия в целом. Казалось бы, подобное утверждение невозможно оспорить. Однако для группы митрополита Агафангела эта сложнейшая богословская задача оказалась легкоразрешимой. «Диалог с раскольниками не нужен, - заявили представители «одесской партии». - Церковь - это ковчег, у которого открыты окна и двери. Кто хотел спастись, тот спасся!»

...Евангельская мораль, христианские любовь и милосердие, церковное единство - все это для «партии войны» в УПЦ является «пережитком прошлого». Власть не пахнет. И для того, чтобы ее захватить, «церковный ГКЧП», похоже, готов отказаться и от «заблудшей овцы», и от верности самому Евангелию.

Гости из прошлого

Что же подвигло группу епископов УПЦ организовано выступить против своего предстоятеля? Как поговаривают в церковных кругах, оппозиция ринулась в бой после того, как поступила соответствующая просьба из северной столицы. Как заявил в своем интервью глава Автокефальной церкви Митрополит Мефодий, в церковных кругах имеется информация, что демарш группы епископов во главе с Агафангелом произошел после того, как в некоторых епархиальных центрах Украины побывали «гонцы» из соседней страны. Другими словами, после того, как выступление «церковного ГКЧП» было санкционировано из Москвы.

Кто мог санкционировать такое выступление? Борющиеся за патриаршую власть митрополиты Кирилл (Гундяев), Климент (Капалин), или какой-либо иной, менее известный, но не менее влиятельный кандидат? Киевский Митрополит слишком влиятельная фигура. И даже если не весь состав делегатов УПЦ будет голосовать на Соборе согласно негласному благословению Митрополита Владимира, последствия «холодной войны» с предстоятелем УПЦ могут быть катастрофическими для обоих кандидатов. Поэтому логично предположить, что санкция на демарш против предстоятеля УПЦ была получена не из церковных, а из сугубо светских кругов. Как следует из уже упоминаемого нами интервью Митрополита Мефодия, холодная война против Митрополита Владимира может быть частью более общего политического плана по территориальному расколу Украины. А такой план не может разрабатываться в церковных кабинетах. В России таким «стратегическим планированием» занимаются «специалисты» из состава действующих офицеров спецслужб.

Собор грядущий что готовит?

Как повод для эскалации конфликта может быть избран чисто технический вопрос, который следует решить на Поместном соборе в Москве. А именно, утверждение собором Томоса Патриарха Алексия II о независимости и самостоятельности в управлении УПЦ. Несколько недель тому назад никто даже в страшном сне не мог предположить, что утверждение Томоса может быть проблемой либо предметом «электорального торга» между украинскими епископами и кандидатом на пост Патриарха. Однако заявление митрополита Агафангела на предсоборном совещании в Киеве и более позднее заявление его доверенного лица - господина Каурова заставляет поверить в невероятное.

Украинской церкви не только не желают помочь преодолеть существующий раскол. На Поместном соборе планируют этот раскол существенно углубить, поставив под сомнение тот статус, который был дан УПЦ 18 лет тому назад! УПЦ хотят вернуть в советское время, навязав ей тот статус, которым она обладала до 1990 года.

Зачем спецслужбам может понадобиться вносить противостояние в церковную структуру соседней страны? Ответ лежит на поверхности. Проанализировав предыдущую президентскую кампанию, мы легко придем к выводу, что жесткое противостояние условно «восточного» и условно «западного» кандидата поставило страну на грань раскола. Виктор Ющенко и Виктор Янукович на какое-то время стали олицетворением двух взаимоисключающих и непримиримых моделей Украины. И это притом, что реальные экономические интересы донецкой ФПГ не позволяли назвать эту группу в полной мере слова «пророссийской». Формат жесткого идеологического противостояния был навязан донецкому кандидату его политтехнологами из числа идейно и финансово близких к Кремлю российских граждан...

Вирус сепаратизма

«Православный президент» и «кандидат-раскольник»... Именно так представляла российская пропагандистская машина образы Виктора Януковича и Виктора Ющенко. Но вернуться к этой пропагандистской схеме на следующих выборах будет нелегко. И не только по тому, что наши избиратели стали в меньшей степени доверять тем или иным PR-штампам. Изменилось общество, изменилось политическое пространство. Наконец, изменилась Церковь, руководство которой пришло к выводу, что любая неоправданная активность церковных иерархов в политической сфере может существенно подорвать авторитет Церкви в обществе.

Фигура Митрополита Владимира объективно мешает грязным политическим технологам. Но еще больше им мешает единая и лояльная к Украинскому государству УПЦ. Поэтому имперским кругам России сегодня нужно устранить Митрополита Владимира от власти, и тем самым, во-первых, вновь легализировать в УПЦ пророссийское «политическое православие», а во-вторых, расколоть УПЦ на две части, запустив тем самым вирус сепаратизма в государственную систему. Как утверждает политолог Белецкий, уход Митрополита Владимира, действительно, приведет к фактическому расколу в УПЦ. «Некоторые, - пишет Белецкий, - упрекают митрополита Владимира в том, что он не является "последовательным сторонником полной церковной независимости". Другие, напротив, упрекают его в том, что он "подозрительно патриотичен" и недостаточно строг к раскольникам. От митрополита требуют "партийного выбора" и соблюдения "партийной дисциплины". Но если проанализировать всю деятельность митрополита Владимира на посту предстоятеля УПЦ, то можно убедиться, что он всегда избегал "партийных" подходов к церковной жизни, будучи равноудален как от одной, так и от другой "партии". Что будет, если митрополит Владимир откажется от поста предстоятеля УПЦ - станет Патриархом Русской церкви либо же уйдет на покой? Существующее сегодня в УПЦ разномыслие может перерасти в разногласие и разделение, а единство нашей церкви окажется под угрозой».

Значительно более откровенно формулирует круг возможных проблем, связанных с современным противостоянием в УПЦ, глава Украинской автокефальной православной церкви Митрополит Мефодий в своем уже упомянутом интервью. «Если Митрополит Владимир вынужден уйти на покой, то УПЦ, вероятно, разделится на две части. Запад и Центр останутся на патриотических позициях. Некоторые епархии Востока и Юга провозгласят, что напрямую подчиняются Москве. Будет создана "Юго-Восточная митрополия". И эта новосозданная митрополия станет инструментом имперской политики. Произойдет еще один церковный раскол. И этот раскол, безусловно, повлияет на политическую ситуацию. Существенно усилятся сепаратистские тенденции. На первом этапе антиукраинские силы будут пытаться осуществить федерализацию Украины. Следующим этапом станут попытки отделить от Украины восточные области и Крым».

Согласимся, что ход событий, обрисованный лидером УАПЦ, не выглядит фантастическим, вписываясь в общую схему современной политики имперских кругов России. УПЦ и ее нынешний руководитель действительно могут стать сегодня объектом силовой политики как со стороны «агентов влияния» внутри самой церкви, так и со стороны определенных «компетентных» структур одной соседней, но не всегда дружественной по отношению к Украине страны.

Избран ли российскими имперскими силами сценарий раскола Украины при активном использовании церковного фактора? Ответ на этот вопрос мы сможем узнать уже очень скоро. Если группа «церковного ГКЧП» во главе с митрополитом Агафангелом поднимет на Соборе вопрос о том, что Томос о независимости и самостоятельности в управлении УПЦ уже неактуален, это будет означать старт политической кампании имперских сил. Если же усилиями церковных и общественно-политических сил группу Агафангела удастся остановить, это будет означать, что Украина выиграла еще одну церковно-политическую партию. В условиях перманентного напряжения в российско-украинских отношениях такая победа означает лишь передышку. Передышку, которую Украинская церковь и государство могут использовать для утверждения своего реального единства и суверенитета.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.