УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 72 відвідувачів

Теги
церковна журналістика монастирі та храми України Предстоятелі Помісних Церков Президент Віктор Ющенко секти Патріарх Алексій II комуністи та Церква українська християнська культура діаспора УГКЦ вибори 1020-річчя Хрещення Русі конфлікти педагогіка Вселенський Патріархат Києво-Печерська Лавра Приїзд Патріарха Кирила в Україну Священний Синод УПЦ УПЦ КП Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) шляхи єднання розкол в Україні іконопис забобони Мазепа милосердя Церква і влада Археологія та реставрація церква і суспільство Церква і політика Голодомор молодь постать у Церкві Церква і медицина Доброчинність автокефалія церква та політика Католицька Церква краєзнавство






Рейтинг@Mail.ru






РИА «Новости»: Кандидаты в патриархи: объективные факторы



РИА «Новости», Александр Кырлежев, публицист, 23/01/2009

 

Приближаются выборы Патриарха Московского и Всея Руси. Кажется, нет ни одного издания, бумажного или сетевого, которое не написало бы о возможных кандидатах. Привлекают, конечно, прежде всего страсти и скандальности, полемика и «гадания на кофейной гуще». А можно ли рассмотреть ситуацию, отбрасывая личные пристрастия, идеологические предпочтения и, так сказать, суждения вкуса, продемонстрированные комментаторами? Попытаемся это сделать, принимая в расчет лишь объективные факторы (насколько это вообще возможно).

Согласно Уставу РПЦ, кандидатом в патриархи может быть любой правящий архиерей старше сорока лет, имеющий высшее богословское образование и опыт церковного управления. Это если идти «снизу». Если же думать о реальных претендентах, нужно идти «сверху». И тогда рассматривать следует - прежде всего и по преимуществу - весьма ограниченную группу лиц, в соответствием с одним критерием: это «синодалы», то есть постоянные члены Священного Синода. В данном случае главный фактор - длительное участие в осуществлении высшей церковной власти, постоянным органом которой и является возглавляемый патриархом Синод. То есть это иерархи, которые участвуют в принятии всех общецерковных решений и ставят под ними свои подписи. Таковых 7 человек (в скобках приводится год назначения постоянным членом Синода, то есть синодальный «стаж»): митрополиты Кирилл Смоленский (1989), Владимир Киевский (1987), Владимир Санкт-Петербургский (1995), Филарет Минский (1981), Ювеналий Крутицкий и Коломенский (1972), Владимир Молдавский (2000) и Климент Калужский, управляющий делами Московской Патриархии (2003). Другие члены Синода - это епископы, вызываемые по очереди и на сравнительно краткое время.

Иными словами, речь идет об архиереях, которые, занимая даже весьма удаленные от центра кафедры, постоянно вовлечены в дела церковного центра, знают специфику общецерковного управления и несут за него ответственность. Именно эта епископы административно-практически подготовлены к осуществлению функций патриарха как главы Поместной Церкви.

Какова структура этой группы возможных и реальных претендентов на патриарший престол?

Прежде всего эту группу следует рассматривать с точки зрения такого объективного фактора, как возраст. В данном случае это весьма важный фактор, если иметь в виду, что патриарх избирается не на какой-то определенный срок, но пожизненно. Исходя из этого критерия, группу «синодалов» можно подразделить на три подгруппы (с некоторой долей условности). «60-летние» - Кирилл (1946 г.р.) и Климент (1949 г.р.). «70-летние» - Владимир Киевский, Филарет, Ювеналий (все 1935 г. р.). Наконец, «смешанная подгруппа»: самый старший - Владимир Петербургский (1929 г.р.) и самый младший - Владимир Молдавский (1952 г.р.). Фактор возраста позволяет исключить из числа наиболее реальных претендентов двух последних: они явно «проигрывают» всем остальным (в том числе и по срокам служения в качестве постоянных членов Синода, кроме Климента).

Соответственно, остаются две возрастные группы: «60-летних» и «70-летних». В данном случае, как отмечали многие комментаторы, выбор в пользу представителя той или иной возрастной группы определяется ожиданием либо продолжительного патриаршества, либо патриаршества, «умеренного» естественными сроками. (Мы не рассматриваем здесь фактор, связанный с состоянием здоровья, потому что он в принципе не поддается объективной оценке, равно как и фактор «активности», которая в любой деятельности не определяется ни возрастом, ни формально-медицинскими показателями).

Далее, важным фактором является церковно-административный опыт: во-первых - «внутренний», во-вторых - «внешний».

Что такое «внутренний» опыт? Это прежде всего опыт управление епархией. Вот данные, касающиеся пяти оставшихся кандидатов (указаны первое назначение управляющим епархией и срок пребывания на нынешней кафедре соответственно): Ювеналий - с 1969 г., 32 года на кафедре митрополита Крутицкого и Коломенского; Владимир - с 1969 г., 15 лет на кафедре митрополита Киевского; Филарет - с 1970 г., 30 лет на Минской кафедре; Кирилл - 24 года на одной кафедре; Климент - с 1982 г., 18 лет на Калужской кафедре. Как видим, все претенденты имеют весьма солидный опыт управления церковными епархиями вообще и пребывания на ныне занимаемой кафедре, в частности.

Есть, однако, одно особое объективное обстоятельство, касающееся церковно-управленческого опыта «синодалов». Митрополиты Владимир и Филарет являются фактическими возглавителями местных церквей в составе Московского Патриархата, то есть церквей, которые существуют в отдельных независимых государствах с преобладанием православного исповедания. Это значит, что они практически управляют не только своими епархиями (Киевской и Минской), но и целыми церковными образованиями «национального» масштаба. То есть они входят в непосредственные отношения с правительством, общественностью и другими субъектами «национального», а также, по необходимости, международного уровня, но прежде всего - направляют процессы возрождения и развития церковной жизни в масштабе государства. Это особый опыт, значимость которого для осуществления функций патриарха не всегда понятна в России. И оценивается здесь она по-разному: как негативно («заграничные»), так и позитивно («обладающие опытом церковного управления в масштабе государства»).

Еще один аспект «внутреннего» опыта, имеющего общецерковный масштаб: выполнение функций управляющего делами Московской Патриархии (то есть «канцлера» при патриархе), который координирует повседневную связь церковного центра с периферией. Такой опыт есть у двух кандидатов, каждый из которых в разное время, но почти одинаковый срок занимал эту должность: у Владимира Киевского (1987-1992) и Климента Калужского (2003-2009).

Что касается «внешнего» опыта управления, то он объективно связан с выполнением функций главы Отдела внешний церковных связей (ОВЦС), который является своего рода церковным МИДом. В прошлом эти функции выполняли митрополиты Ювеналий (1972-1981) и Филарет (1981-1989). Нынешний председатель ОВЦС митрополит Кирилл занимает эту должность уже в течение почти 20 лет (с 1989 года). Следует отметить, что в постсоветский период роль ОВЦС не ограничивается «иностранными делами», но включает в себя связи РПЦ с различными общественными субъектами в России, что не позволяет говорить о нем лишь как о «внешнеполитическом ведомстве».

Наличие «внешнего» опыта (как «международного», так и по линии «церковь-общество»), безусловно, чрезвычайно важно для служения патриарха, по статусу выступающего от лица всей Поместной Церкви. Но не менее важна и, так сказать, «тематическая» деятельность в общецерковном масштабе. Объективные факторы здесь таковы.

Митрополит Ювеналий - председатель Синодальной комиссии по канонизации святых (с 1989), которая подготовила все новейшие канонизации, прежде всего сонма новомучеником и исповедников XX века. Это весьма важная деятельность, затрагивающая само существо церковной жизни: почитание святых, подвиг которых был совершен недавно, в современную эпоху, что свидетельствует о неоскудевающей вере и, соответственно, духовной силе Церкви.

Не менее важное направление - научно-богословская деятельность, которая является сферой общецерковной ответственности митрополита Филарета как председателя Синодальной Богословской комиссии (с 1993 года). Вопросы вероучения и его соотношения с реалиями современности также относятся к существенно важным аспектам жизни Церкви, волнуют как интеллектуалов-богословов, так и простых верующих.

Наконец, православная интерпретация современных общественных процессов и ценностей, их определяющих, фактически находилась в последнее время в сфере внимания и ответственности митрополита Кирилла. Вряд ли может быть подвергнута сомнению объективная актуальность этой «темы»; в то же время сами усилия по ее разработке, а также результаты подобной деятельности неоднозначно оцениваются в церковной среде.

Рассуждая теоретически, к числу объективных факторов, характеризующих реальных кандидатов на патриаршество, следовало бы отнести и фактор публичного статуса. Это было бы вполне уместно, если бы речь шла о некотором едином публичном пространстве (определяемом некими «границами»: государственными, национальными, медийными и проч.). Однако при избрании главы такого во многих смыслах трансграничного церковного образования, которым является Московский Патриархат, говорить о едином публичном пространстве не приходится. Даже основные «части» РПЦ - в России, Украине, Беларуси, Молдове, Средней Азии - живут в весьма несхожих публичных средах, не говоря уже о церковной диаспоре (в том числе и о Русской Зарубежной Церкви, ныне являющейся особой частью Московского Патриархата - географически «рассеянной», но организационно оформленной). Русская Православная Церковь сама по себе представляет особое, именно церковное «общественное» пространство, скрепляемое множеством вертикальных и горизонтальных связей, однако это пространство пересекает границы государств, наций, местных сообществ и потому не связано с какой-либо одной «публичной средой». И статус Патриарха Московского объективно является принципиально трансграничным, то есть имеет «сверх-национальный» характер. Иными словами, речь здесь может идти только о собственно церковной «публичности», но никак не о публичности в обычном (в современной ситуации - «медийном») смысле.

Рассматривая фигуры реальных претендентов на Московский патриарший престол, мы обратили внимание на важнейшие объективные факторы, которые могут способствовать выбору того или иного из обозначенных кандидатов. Разумеется, в ходе самих выборов члены Архиерейского и Поместного соборов будут руководствоваться множеством самых разных мотивов, само выявление которых потребовало бы целого исследования. Ситуация выбора слишком сложна, чтобы можно было ее прогнозировать. И менее всего такой прогноз позволяют сделать некие «объективные показатели».

И все же предложенный подход вполне уместен. Ибо «вкусовой» выбор имеет свои границы, достигая которых выборщик пытается найти опору в неопровержимых фактах, свидетельствующих в пользу того или иного кандидата. И возможно, члены собора, подавая свой голос, возьмут на себя труд самостоятельной, ответственной мысли и будут учитывать те объективные факторы, о которых шла речь в этой статье.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.