УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 62 відвідувачів

Теги
1020-річчя Хрещення Русі розкол в Україні українська християнська культура Археологія та реставрація Церква і політика Києво-Печерська Лавра Ющенко Мазепа церковна журналістика монастирі та храми України Патріарх Алексій II Президент Віктор Ющенко Вселенський Патріархат Митрополит Володимир (Сабодан) молодь автокефалія Католицька Церква конфлікти Доброчинність вибори Предстоятелі Помісних Церков забобони іконопис Священний Синод УПЦ УПЦ КП Голодомор УГКЦ секти Церква і медицина милосердя церква і суспільство комуністи та Церква діаспора постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква та політика педагогіка шляхи єднання Церква і влада краєзнавство






Рейтинг@Mail.ru






«Благовест-инфо» (Россия): История униатской Церкви началась с взаимного непонимания католиков и православных, считает профессор Михаил Дмитриев



«Благовест-инфо» (Россия), Юлия Зайцева, 08.12.2008

 

Благовест-Инфо. Версия для печати: История униатской Церкви началась с взаимного непонимания католиков и православных, считает профессор Михаил Дмитриев. Агентство религиозной информации

Брестская уния 1595-1596 гг., положившая начало униатской Церкви, традиционно считается в католической историографии проявлением искреннего стремления православных и католиков восстановить единство христиан. Иной точки зрения придерживается историк Михаил Дмитриев - доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета им. Ломоносова (МГУ), директор Центра украинистики и белорусистики исторического факультета МГУ. Его исследование показало, что у истоков униатской Церкви стоит «полное недоразумение, а не взаимопонимание», как было заложено в идее этого проекта конца XVI в. Заключение Брестской унии в том виде, в котором оно состоялось, совершенно не соответствовало первоначальным планам, что привело не к гармонии взаимопонимания, а к кровопролитным религиозным войнам первой половины XVII в.

О том, что на самом деле произошло при заключении Брестской унии в конце XVI в., профессор Дмитриев подробно рассказал на заседании дискуссионного семинара из цикла «Православие, католицизм, протестантизм в истории Европы», который состоялся 4 декабря в Доме-музее А.М. Горького на Малой Никитской. Семинар проходил в рамках программы Российского отделения Международной комиссии по сравнительной истории Церквей. Историк сделал доклад на полемическую тему: «Почему православным и католикам так трудно понять друг друга? Трагедия и уроки Брестской церковной унии 1595/1596 гг.».

Как было отмечено в докладе, подготовка Киевской митрополии к переходу под юрисдикцию Святого Престола началась группой епископов еще в 1590 г. Катализатором процесса стала активность окрепших мирянских движений Украины, объединенных в братства Киевской митрополии в 80-е гг. XVI в. В 1594 г. они предложили церковную реформу, суть которой заключалась в существенном расширении полномочий мирян в Церкви. Братства считали, что именно миряне должны взять на себя задачи содержания храма, контроля за содержанием образования, книгоиздания, борьбы с католической экспансией, т.е. «полностью отвечать за порядок в Церкви». Роль представителей клира и епископата ограничивалась богослужением, в котором, кстати, миряне также должны были принимать активное и сознательное участие, изучать Священное Писание и т.д.

М. Дмитриев считает, что нет никаких оснований приписывать этому мирянскому движению протестантские черты, несмотря на то, что «некоторый параллелизм» по отношению к развитию протестантизма в Европе в это время очевидно присутствует. Истоки этого подъема мирянского движения лежат в области экклезиологии: активисты братств понимали Церковь как единую общину верных, как «большое братство», которое должно управляться совместно духовенством и мирянами. Кроме того, движение православных братств в конце XVI в. на Украине было поддержано состоятельными светскими патронами, которые оказывали серьезное влияние и на епископат Киевской митрополии.

Итак, угроза проведения церковной реформы повергла киевский епископат в «панику» и заставила поторопиться с выработкой своей программы унии с католиками. Девять епископов подписали 32 артикула проекта унии и отослали их в Рим в 1595 г. Вскоре, несмотря на сопротивление и даже угрозы влиятельных мирян (во главе с киевским воеводой князем Константином Острожским), делегация епископов отправилась на переговоры к Папе Римскому. Опуская подробности переговоров в Кракове между польским королем, католическим духовенством и представителями Киевской митрополии, отметим, что послы благополучно добрались до Рима. Однако здесь их ждал неожиданный поворот событий: встретив их с почетом, Папа Климент VIII полностью проигнорировал условия православной стороны (те самые 32 артикула) и предложил в торжественной обстановке подписать унию, которая в корне отличалась от задуманной в Киеве.

Так, перейдя под покровительство Святого Престола, православные хотели сохранить все вероучительные особенности православия, требовали прекратить превращение церквей в костелы, не создавать новых католических приходов, уравнять в гражданских и политических правах православное и католическое духовенство, «укротить» мирянское движение, но утвердить такой порядок избрания митрополита, в котором бы принимали участие миряне, а вот санкция из Рима не требовалась бы. Невозможно предположить, что воссоединение на условиях столь широкой автономии православных устроило бы Ватикан.

Далее случилось удивительное: епископ Луцкий Кирилл Терлецкий и епископ Брестский Ипатий Потий в декабре 1595 г. подписали документ, в котором от православных условий не осталось камня на камне. Доступные архивные документы не позволяют судить о том, что заставило их подписать унию, которая была далека от компромисса: Киевская митрополия присоединялась к Католической Церкви, принимая основные положения ее вероучения, довольствуясь тем, что им был оставлен восточный богослужебный обряд. По мнению профессора Дмитриева, это событие продемонстрировало, что «никакого реального взаимопонимания в вопросах вероучения у православных и католиков не было». По его словам, «православные пришли в Рим с экуменическими объятиями, с благими наивными намерениями, а им предложили объединиться только на условиях католической стороны».

Разумеется, по возвращении епископов в Киев православное сообщество раскололось. Семь епископов Киевской митрополии поддержали унию, что позволило «ратифицировать» ее в Бресте в 1596 г. (отсюда и название). Однако две самых крупных епископских кафедры - Львов и Перемышль, а также собравшийся по этому случаю православный собор мирян отказались принять условия Рима. По утверждению историка, процесс реального продвижения униатства в первые годы после Бреста плохо изучен, однако можно сказать, что только в 10-20-е гг.XVII в. «уния стала входить в приходскую жизнь». 20-е годы уже отмечены эскалацией насилия: униаты добиваются внедрения новых порядков, православные сопротивляются, что привело к кровопролитным религиозным войнам на Украине в первой половине  XVII в. Конфликт достиг своего апогея в середине XVII в., когда главным требованием движения во главе с Богданом Хмельницким в его войне с Речью Посполитой была отмена Брестской унии.

Как утверждают некоторые киевские коллеги профессора Дмитриева, Брестская уния создала новую, «киевскую модель христианства», самым ярким выразителем которой был известный просветитель, митрополит Петр Могила. Докладчик же разделяет мнение о. Георгия Флоровского, который говорил о «псевдоморфозе православия», «глубочайшей перемене в духовной жизни» в украинских и белорусских землях во второй половине  XVII в.

Таким образом, уния католиков и православных, которая «в начале мыслилась как искреннее примирение двух Церквей, при отсутствии общего языка, невозможности найти компромисс, привела к религиозным войнам и, в конце концов, к огромному воздействию на судьбы Речи Посполитой в целом», -- сделал вывод историк. По его словам, Брестская уния - «яркий пример того, как трудно католикам и православным найти общий язык». При обсуждении доклада были затронуты такие вопросы, как значение мирянских движений, проявления «ренессанса» православной жизни на Украине в условиях противостояния унии, с одной стороны, и влиянию западноевропейского протестантизма, с другой; трансформация византийско-православного наследия в христианской культуре Восточной Европы XVII в. в целом. Исторический опыт прошлого необходимо изучать и учитывать в современной практике межхристинских отношений, заключил профессор МГУ.

Следующее заседание из цикла «Православие, католицизм, протестантизм в истории Европы» состоится 11 декабря, в 18-00, в Доме-музее А.М. Горького. Будет обсуждаться доклад историка Ирины Ведюшкиной (Институт всеобщей истории РАН) «Раскол христианства в XI веке и Древняя Русь». Далее, 18 декабря, в то же время, М.Дмитриев представит сообщение «Средневековый христианский взгляд на человека: «оптимистический» Восток и «пессимистический» Запад?». Цикл завершится 25 декабря докладом Л. Найденовой (Институт российской истории РАН) «Како спастися?». Тема «страха Божия» и эсхатологические ожидания в культуре Московской Руси XVI в.».

 

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.