УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 103 відвідувачів

Теги
Священний Синод УПЦ Вселенський Патріархат Церква і медицина Києво-Печерська Лавра Церква і політика молодь педагогіка УПЦ КП УГКЦ розкол в Україні постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну секти монастирі та храми України церковна журналістика українська християнська культура Предстоятелі Помісних Церков церква і суспільство Ющенко діаспора 1020-річчя Хрещення Русі забобони шляхи єднання Голодомор Католицька Церква краєзнавство Мазепа вибори автокефалія Митрополит Володимир (Сабодан) Археологія та реставрація Доброчинність церква та політика Президент Віктор Ющенко конфлікти іконопис Патріарх Алексій II комуністи та Церква милосердя Церква і влада






Рейтинг@Mail.ru






«Ваш шанс» (Сумы): «Корни его горьки, да плоды сладки». Как учились в Сумах столетие назад



«Ваш шанс» (Сумы), Дмитрий Кудинов, 07.02.2009

 

 

СейЧас в Украине очень много говорят о реформировании системы образования. Действительно, качество и доступность нашего образования требуют безотлагательных решений.

Конечно же, их реализация невозможна без оглядки на историю, ведь образование и культура - два главных течения общего цивилизационного процесса, захватывающего, начиная с Древней Греции, и такие маленькие уездные города, как Сумы. Предлагаемая читателю статья - первый столь полный и объективный анализ того, как складывалась система образования в нашем городе. Читая этот материал, вы сами удивитесь, насколько он местами современен...

Требуются образованные люди

К концу XIX века Сумы - динамично развивающийся город, нуждающийся в специалистах и просто грамотных людях. Невозможность получения среднего образования уже длительное время вынуждает подрастающее поколение сумчан уезжать за пределы уезда. С 1870-х гг., когда здесь появились сразу две гимназии и реальное училище, Сумы занимают достойное место среди прочих просвещенных городов империи. А специфическая прослойка учащейся молодежи внесла заметное оживление в жизнь обитателей уездного города, на глазах которых рождалась особая культура образования. Она формировалась, с одной стороны, благодаря образовательному законодательству, с другой - усилиями местного общества, земства и педагогических коллективов.

Средние учебные заведения пореформенного периода (1861-1914 гг.) руководствовались в своей деятельности «системой Толстого» (отнюдь не Льва, а министра народного просвещения Дмитрия Андреевича Толстого) - законодательством о средних учебных заведениях 60-70-х гг. XIX в., - которая с незначительными изменениями просуществовала вплоть до советского времени. Ее основные положения сводились к наметившемуся еще в 1830-е гг. разделению средних школ на классические и реальные гимназии (с 1872 г. реальные гимназии стали именоваться училищами), к централизации системы управления учебными заведениями, усилению госконтроля над воспитательной деятельностью, внедрению гибкой схемы финансирования и сохранению сословности школы.

Уставы гимназий и прогимназий Министерства народного просвещения регламентировали все аспекты школьной и внешкольной жизни. Принимались туда представители всех сословий, не младше десяти лет от роду.

Как поступить в школу

Несмотря на декларируемое равенство, государство на деле регулировало «шлюзы» науки для сословий. Для детей дворян, чиновников, почетных граждан и духовенства никаких ограничений не было, для низших сословий главным препятствием являлась высокая оплата учебы. В частности, в Сумской Александровской гимназии социальное распределение учащихся в 1901 г. было следующим: дети дворян - 16%, чиновников - 19%, купцов - 8%, духовенства - 5%, остальные принадлежали к крестьянам и мещанам. Печально известный циркуляр 1887 г. вообще запрещал учиться в средних учебных заведениях «кухаркиным детям». В реальном училище состав учащихся был демократичнее - преобладали выходцы из мещанского сословия, а также крестьянские и купеческие дети.

После подачи свидетельств о возрасте и звании проводился медосмотр на предмет физической и умственной готовности к школе. Но все же основной отбор осуществлялся на этапе вступительных экзаменов. Для поступления в первый класс гимназии от абитуриента требовалось: 1) знание основных утренних и вечерних молитв, главных событий Священной Истории Ветхого и Нового Заветов; 2) умение быстро и осознанно читать по-русски, пересказывать прочитанное, а также писать по-русски под диктовку слов большими и средними шрифтами; 3) умение читать по-церковнославянски;

4) знание первых четырех арифметических действий над целыми абстрактными числами.

Выполнение и этих требований еще не означало зачисления в учебное заведение. Нередко отказ мотивировался переполненностью школ. В 1900 г., например, вышло распоряжение Министерства народного просвещения, запретившее формировать классы более чем в 30 человек. В результате в 1903 г. из 86 девочек, сдавших успешно вступительные экзамены в Сумскую женскую гимназию, только 40 были приняты в первый класс. В течение 1898-1902 гг. дирекция реального училища вообще не принимала желающих. Ситуация несколько улучшилась с открытием новых учебных заведений в первое десятилетие ХХ века - но ненадолго. В канун Первой мировой войны количество детей, «прогуливающих» школу по милости взрослых, исчислялось сотнями.

О платах и меценатах

Согласно «Уставу гимназий и прогимназий», плата за обучение вносилась вперед посеместрово в течение первых двух месяцев учебы. Лишь 10% учащихся могли содержаться за счет казны или попечителей ввиду своей бедности или выдающихся успехов в обретении знаний. Инфляционные процессы начала ХХ века повлекли за собой вздорожание образовательных услуг. Так, в 1908 г. стоимость обучения в Сумской второй женской гимназии была поднята с 40 руб. в год за обязательные предметы и 10 руб. за новые языки - до 60 руб. за обязательные предметы и 15 руб. за языки. Уроки танцев обходились в 3 руб. Сюда следует прибавить затраты на покупку тетрадей (до 10 коп.), дневников (25 коп.) и учебников (от 45 коп.). Общее годовое содержание иногороднего ученика с платой за учебу, проезд, питание и наем квартиры обходилось в 300 руб. (город ежегодно получал от таких гостей до 42 тыс. руб.). Если учесть, что ГОДОВАЯ заработная плата высококвалифицированных рабочих, приказчиков, народных учителей в это время составляла 200-350 руб., то, понятно, что обучение ребенка могли позволить себе только обеспеченные люди. Хотя и последним приходилось порой туговато - семьи-то были многодетными...

На помощь неплатежеспособным родителям приходили меценаты и организованные при гимназиях Общества вспомоществования нуждающимся учащимся. В частности, в 1878 г. генерал-майор Карпов завещал в пользу сумских мужской и женской гимназий 7150 руб. Проценты с этой суммы должны были идти на содержание бедных учеников. В 1883 г. священник А. Степурский пожертвовал 2 тыс. руб. для основания стипендии в честь своей дочери при Сумской первой женской гимназии (располагавшейся в нынешнем первом корпусе УАБД в сквере Шевченко). Общество вспомоществования при Сумской второй женской гимназии (корпус УАБД на Петропавловской) с момента своего основания в 1905 г. ежегодно расходовало до 1000 руб. на нужды гимназисток, в основном за счет средств жертвователей (М.А. фон Лоретц-Эблин, М.Е. Архангельский, В.А. Розенквист). Помощь, главным образом, выражалась в полной или частичной уплате взноса за право учения «недостаточных учениц». В 1905-1912 гг. ею воспользовались 98 девочек. Помогали бедным ученицам и натурально - им выдавались одежда, обувь, учебники, пособия на квартиры и лечение, оплачивались горячие завтраки. Однако компенсировать затраты на обучение в полном объеме, ввиду ограниченности средств, благодетели все равно не могли.

Закон четко регламентировал не только социальный, но и национальный состав школы. В частности, за чертой оседлости евреев, куда попадали и Сумы, контингент еврейских детей в гимназиях должен был составлять не более 15%. Ученики-евреи обязывались предоставлять дирекции удостоверения, выданные в полиции, о разрешении их родителям жить в данной местности. Т. е., меняя место жительства, еврейская семья практически лишалась возможности выучить своих детей. Ограничения оставались и для поступивших: в Александровской гимназии евреям-гимназистам, например, запрещалось заниматься репетиторскими занятиями с христианскими детьми.

Учебная программа

Счастливчикам, которым удалось надеть на себя ученическую форму, приходилось грызть гранит науки по «толстовской системе». Она определяла следующие предметы: русский язык с церковнославянским, русская словесность (литература и ее теория), латынь, греческий, французский и немецкий языки; российская и общая история, география, математика, физика, чистописание, логика, Закон Божий. Существовали также дополнительные оплачиваемые предметы: музыка, танцы, рисование, черчение и рукоделие (для девочек). Перед выпуском гимназистам - чаще всего директором - читался короткий курс государственного права. Ввиду осложнения программы 7-й, выпускной класс с 1871 г. стал двухгодичным. Для желающих заранее подготовиться к поступлению в среднюю школу вводился подготовительный класс.

Что касается реальных училищ, здесь учебная программа эволюционировала в сторону усиленной подготовки учеников по точным и естественным дисциплинам. Помимо основного предмета - Закона Божьего - тут преподавались математика, физика, естествознание, география, история, естественная история, русский, французский, немецкий языки, чистописание, рисование, пение и гимнастика. В качестве факультативных занятий в Сумском реальном училище (ныне - бывшее здание 4-й школы на Петропавловской) некоторое время преподавались также коммерческая бухгалтерия, счет, политэкономия, товароведение и технология. Распределение часов между гуманитарными и прочими дисциплинами было неравномерным. Предметы гуманитарного цикла читались сжато, точные и естественные науки - наиболее полно.

Овладение такой насыщенной программой требовало усилий воли и памяти. В третьем классе Сумской первой женской гимназии на уроках русского языка часто использовались изложения. Оценивалась не только грамматика, но и стилистика. Тексты подбирались нравственного содержания. Рассказ «Старый дед и внук», к примеру, рассказывал о непочтительном отношении к старику, которого сын и невестка не приглашали за стол и кормили за печью из «лоханки». Финалом истории послужил урок, данный родителям их сыном. Он смастерил новую «лоханку» и объявил родителям, что когда они состарятся, то он их будет из нее кормить. Испугавшись, невестка с сыном расплакались, покаялись и впредь проявляли уважение к престарелому родителю... В случае, если написанное изложение пестрело многочисленными замечаниями учителя, его переписывали.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.