УКР РУС  


 Головна > Українські новини > В гостях у редакції  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 256 відвідувачів

Теги
Мазепа Церква і медицина церква і суспільство українська християнська культура монастирі та храми України автокефалія Церква і влада УГКЦ іконопис Вселенський Патріархат церковна журналістика Патріарх Алексій II забобони шляхи єднання Митрополит Володимир (Сабодан) Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко вибори Священний Синод УПЦ Церква і політика Києво-Печерська Лавра Археологія та реставрація постать у Церкві секти 1020-річчя Хрещення Русі краєзнавство милосердя конфлікти Предстоятелі Помісних Церков діаспора Президент Віктор Ющенко Доброчинність молодь УПЦ КП церква та політика педагогіка Голодомор Католицька Церква розкол в Україні комуністи та Церква






Рейтинг@Mail.ru






В гостях у журнала «Отрок.ua»: они прошли испытание славой, гордыней и временем

  04 June 2009



Накануне Международного дня журналиста, а также престольного праздника в Свято-Троицком Ионинском монастыре, который обитель отметит в воскресенье, 7 июня, наши коллеги из редакции православного журнала «Отрок.ua», что издается при монастыре, пригласили сотрудников сайта «Православие в Украние» в гости. Вот так, под распевы ионинской братии, вдыхая ароматы сирени, за дружественной чашкой чая и состоялась эта беседа...

В разговоре приняли участие главный редактор «Отрока», наместник Ионинского монастыря архимандрит Иона (Черепанов), ведущий автор издания, известный киевский проповедник протоиерей Андрей Ткачев, а также члены редколлегии: игумен Иоасаф (Перетятько), Екатерина Ткачева, Варвара Зуева и дизайнер Ольга Домбровская.

К «Отроку» у нашей редакции накопилось множество чисто профессиональных вопросов: как планируется номер, где отыскивают столь редкое в наше время сокровище, как православные авторы. Да и просто нетерпелось заглянуть на творческую кухню коллег, узнать, из каких ингредиентов готовят они свой глянцевый шедевр - полюбившийся уже верующим и неверующим Украины и России красочный молодежный журнал.

О том, как находил «Отрок» свое лицо, о болезнях роста и первых лучах славы и велась беседа коллектива «Православия в Украине» в гостях у редакции журнала «ОТРОК.ua».

«Аще возможно, быти в мире со всеми»

- Отец Иона, позвольте начать беседу с наболевшего: как Вы думаете, почему сейчас так мало православных изданий, информационных проектов, авторов? Да и те, что есть, зачастую не могут найти между собой общий язык...

Архимандрит Иона: Это глобальный вопрос. Но по опыту наших проектов могу сказать, что мы находим общий язык со всеми. Наш принцип: «Аще возможно, быти в мире со всеми». Мы специально отказались от какой-то полемичности и политичности «Отрока» и вообще всех наших миссионерских проектов (в монастыре издается также «Ионинский листок», есть и электронная версия журнала, и «Листок» выкладывается на сайте). С первых дней жизни наших детищ мы сразу встали на эти ключевые позиции, потому, возможно, и получается держать баланс. Даже если кому-то что-то в нас не нравится, то это, скорее, дело вкуса, но никак не в силу полемического или дискуссионного тона наших изданий.

Игумен Иоасаф: Что касается споров, симпатий и пристрастий, то я могу сказать точно одно: в попытках понять сущность Православия оказывается, что это самая глубокая религия. И в то же время, самая тяжелая и неудобная по своей сути. Поэтому, естественно, намного проще и легче подружиться со Христом где-нибудь на стадионе и заодно попеть песню, чем пытаться работать над собой. А это мало кто у нас любит. И часто человек, сердца которого коснется Христос, если приходит в церковь, то останавливается на уровне катехизиса. Почему? Потому что в силу своего характера пытается удержаться на поверхности, не нырять глубоко.

- Нарекания или замечания в свой адрес часто доводится слышать?

Архимандрит Иона: Слава Богу, пока что нет. Единственный нюанс: наш журнал не продают в некоторых иконных лавках. Но это там, где руководят не священники, а тетушки-лавочницы. И при этом отказы в реализации аргументируются какими-то индивидуальными субъективными причинами. Но в целом никакой напряженности нет. Наверное, потому, что мы, повторюсь, максимально аполитичны.

Тыщу раз «дезертир»!

- Как создавался «Отрок», с чего все начиналось?

Варвара Зуева: «Отрок» - журнал для детей, для отроков. В результате первой попытки выпускать этот журнал несколько лет назад вышло три или четыре номера, а потом все приостановилось. Тогда не было финансирования, не была выстроена концепция, мы толком не понимали, кто наша аудитория, да и творческий ресурс поначалу был мизерным - над проектом работало «полтора» человека! Вскоре при монастыре появилась «Молодежка», и отец Иоасаф принял волевое решение, что «Отрок» должен пережить второе рождение.

Игумен Иоасаф: Нет, принимал решение отец Иона!

Варвара Зуева: Но отец Иоасаф был движущей силой. Собственно, отец Иоасаф нашел Екатерину Ткачеву, с приходом которой судьба журнала кардинально изменилась.

Екатерина Ткачева: На тот момент я работала в разных газетах и журналах. И как-то мне пришла идея сделать интервью со священником. С этой целью я пришла к отцу Иоасафу.

Игумен Иоасаф: Екатерина стала первым клиентом «Молодежки». С ней мы спорили по поводу сект. Вот так: пришла брать интервью, да и задержалась!

- Как родилась идея создать информационный продукт для именно такой возрастной категории?

Архимандрит Иона: Действительно, журнал предназначен для широкой, но непростой аудитории. Как родилась идея? Как ни странно, но это тот случай, когда пожелание благотворителей пришлось, что называется, ко двору. Обычно если человек что-то финансирует, то часто пытается вмешаться в редакционную политику, руководить. И не всегда это выходит тонко и корректно, зато однозначно болезненно для редакции!

В нашем случае мы познакомились со Всеукраинским объединением «Держава». На тот момент они решили помогать в издании журнала и профинансировали первый номер еще старого формата. То не был «Отрок» в его нынешней ипостаси, скорее, пример стандартного православного журнала для детей: достаточно неяркий, очень традиционалистический, где перепечатки дореволюционных авторов чередовались с историческими ребусами... Нечто архаичное. И «Державе» это не очень понравилось. С их стороны прозвучали рекомендации как-то омолодить журнал, сделать упор на современность и поменять возрастную планку: для молодежи не 10 лет, а хотя бы лет от 16-17 и старше.

С этого и начался «Отрок» в нынешнем формате. Мы собрались, обсудили это своим небольшим коллективом и решили, что «взрослеть» нужно. И встал вопрос о названии журнала. Собственно, тот, первый «Отрок», был уже отчасти сложившимся брендом...

Варвара Зуева: Хотя номеров вышло всего-то три, но его уже знали.

Архимандрит Иона: На фоне того, что тогда вообще не было никаких журналов, в узких кругах он был уже более-менее известен.

Варвара Зуева: Очень долго думали, и отец Иона придумал новое название - «Отрок.ua»

Игумен Иоасаф: Кстати, очень удачное. Потому что, изучая впоследствии вопрос о том, как даются имена и названия, оказалось, что мы все сделали очень правильно, в соответствии с современной наукой о брендах. Выяснилось, что соединение архаичности и приближение к новым технологиям вызывает интерес, однозначно привлекает внимание.

- Встречали ли вы еще где-нибудь подобные варианты названий?

Игумен Иоасаф: Кажется, мы первыми запустили такую фишку. Хотя потом стали свидетелями, как наш удачный опыт перенимают. Один наш знакомый, талантливый врач-стоматолог, как ни странно, личность творческая, ломал голову над названием стоматологического сайта. Мы как раз были у него в гостях, привезли ему наш журнал. Он посмотрел на него - «Отрок.ua» - и воскликнул: «А у меня будет «Имплант.ru»!» Вот так наша идея ушла в массы.

- Признайтесь, были в работе откровенные промахи, возможно, в подборе материалов, тем, в подаче?

Варвара Зуева: Случалось... Были смешные ляпы, казусы, много чего было!

Архимандрит Иона: В одном из номеров мы напечатали статью игумена Варсонофия в жанре фэнтези о том, как человек попадает в загробный мир и видит в аду разных мучающихся грешников. И вот у каждого грешника какая-то своя история. И одна из историй называлась «Дезертир». Речь шла о монахе, который бросил монастырь и вернулся к мирской жизни. И девчата, когда готовили статью (а надо сказать, что они у нас дамы невоенные, слова «дезертир» в литературе, видимо, не встречали), рассудили своеобразно.

Екатерина Ткачева: Как-то в голову пришло латинское слово desertа, пустыня. Значит, думаю, не «дезертир», а «дизертир». Оказалось, что слова-то однокоренные...

Архимандрит Иона: Написали «дизертир» и в подзаголовке, и в самом тексте. И когда это все вышло...

Игумен Иоасаф: ...отец Иона чуть не потерял сознание!

Варвара Зуева: Но в итоге батюшка принял очень мудрое решение. «Я, - говорит, - вам епитимью назначаю: 1000 раз написать слово "дезертир"».

Игумен Иоасаф: Правда, из этой ситуации мы вышли очень ловко. Подумали, что если кто-то придерется, то объяснение простое: у демонов (о которых идет речь в рассказе - ред.) все с ног на голову, поэтому и слово так написано.

- Ну, это у вас еще очень мягкие ляпы...

Екатерина Ткачева: Однажды поместили вместо портрета Клайва Льюиса фото Льюиса Кэрролла.

Варвара Зуева: Причем, все долго смотрели и решили, что это он в молодости! Подумали, что это редкая фотография. Ой, бывает, что проверяем-перепроверяем по нескольку раз все, и все равно закрадывается ошибка.

«Православие - это наша жизнь»

- На что вы ориентируетесь, когда подбираете материалы? Есть какая-то глубинная идея?

Екатерина Ткачева: Всегда по-разному. Бывает так, что совершенно промыслительно собираются материалы на одну тему, и выходит тематический номер. В других случаях тема прорастает годами. Чаще всего тематика порождена самой жизнью, общением, насущными для нас вопросами. У нас есть базовые авторы, которых просим письменно осмыслить некую глобальную тему. Наличие таких авторов, как отец Андрей Ткачев, Ирина Гончаренко - уже достаточно для того, чтобы на этой базе что-то надстраивать.

- Но все равно «Отрок» намного превышает ожидания. У него есть глубина, и она всегда непредсказуема. Чтобы материалы были глубокими, нужно умело их подбирать. Чем вы руководствуетесь при отборе?

Екатерина Ткачева: Мы стараемся, чтобы номера были разными, не делаем их одинакового уровня сложности. Если подбирать статьи исходя из того, что интересно только нам, так, как это было, допустим, в великопостном номере, нам поступают замечания от своих же сотрудников: «Что вы делаете? Кому это интересно: Апокалипсис, конец света?!» Один наш коллега сказал: «Я читал этот номер два раза и ничего не понял!»

- Да, такой номер оценили бы священники, например, или люди глубоко воцерковленные.

Екатерина Ткачева: В том-то и дело! Но журнал ведь миссионерский. И нужно чередовать материал, делать номера полегче, позвонче, помолодежнее. Выбрать злободневную тему, сделать привлекательную обложку... Естественно, фундаментальные темы в любом случае поднимаются, без них нельзя. Просто процент их другой.

- Есть еще такой момент. Некоторые православные издания заигрывают со светским читателем. Например: «Мы вам расскажем о вере, спасении, о Христе, а вы хотите - верьте, хотите - нет. Мы ни в коем случае не заставляем». У «Отрока», похоже, другая позиция. Ваша платформа такая: есть Христос. Хотите - не хотите, но это так! Не видеть Его нельзя. Не говорить о Нем нельзя...

Екатерина Ткачева: Помню, была в «Фоме» когда-то такая дискуссионная тема: «Православие light». Речь шла о том, допустимо ли заведомо облегчать Православие, зовя туда. Рассказывать, как у нас все легко и прекрасно, чего на самом деле нет. Надеемся, «Отрок» не опустит эту планку, ведь наши авторы «ширпотреб» не пишут.

Игумен Иоасаф: Дело, мне кажется, в том, что все считают православие одной из религий. Миссионерская деятельность нашего монастыря основана на принципе: православие не одна из религий, а жизнь. А уже в этой жизни есть более глубокие вещи и менее глубокие. Но православие само собой подразумевается, оно даже не обсуждается.

Как Вы правильно сказали, есть Христос. С этим уже никто не спорит. Православие было, есть и будет. А вот как жить вообще и что с этим делать дальше - это как раз вопрос. Причем, как видно по нашим публикациям, православие больше ставит вопросов, чем на них отвечает. Задает вопросы в правильном направлении, дает возможность человеку куда-то двигаться.

- Среди православных верующих можно выделить две полярные позиции: одни считают, что всех, кого надо, Господь Сам призовет, всякого в свое время, а другие настаивают, что нужно бороться за каждого и приводить его чуть ли не за руку. Какая позиция ближе редакции «Отрока»?

Игумен Иоасаф: Помните, как у апостола Павла: «Горе мне, если не благовествую». Мы благовествуем. А дальше уже Господь Сам рассудит, может ли это принести какую-то пользу человеку, Церкви или нет. Наше дело благовествовать, а человек пусть уже этим словом распорядится по своему усмотрению.

- Как, на ваш взгляд, нужно вести себя с невоцерковленным читателем?

Игумен Иоасаф: Заставлять думать.

- А если он спорит, причем, просто так?

Игумен Иоасаф: Не спорить! Мне в этой связи очень нравятся статьи отца Андрея. Он ни с кем не спорит.

- Ну, отец Андрей пишет так, что с ним не поспоришь!

Игумен Иоасаф: В том-то и дело! Он просто заставляет думать. Ты или читай его статью (но тогда извини, брат, придется нырять в глубины), или не берись. Потому что просто так, легким чтивом, не отделаешься. Если уж начал читать, то статья заставит тебя думать. А спорить ты можешь сколько угодно!

Архимандрит Иона: Хотелось бы отметить, что миссионерство - это не обязательно умные разговоры о Боге. Все стороны жизни нельзя объять только печатным словом, каким бы ярким и искренним оно ни было. Что-то раскрывается только в непосредственном общении. Многие из наших ребят, вот мы с отцом Иоасафом например, учились в светских вузах. И в институте, университете все окружающие знали, что мы, православные, выстраиваем свою жизнь по-христиански. И я не сталкивался ни с одним случаем, чтобы кто-то, зная, что я православный, вел бы себя неуважительно по отношению к моей религии. Если я себя четко позиционирую как православный и стараюсь по мере сил так жить, то даже как-то особо говорить об этом не нужно. У людей само по себе возникает расположение. Причем, не ко мне, а именно к вере, уважение той позиции, что человек не стыдится, не стесняется своей веры. Если у тебя нет дара красноречия, ты не владеешь мастерством слова, чтобы донести что-то до слушателя, то можешь хотя бы своей жизнью показать пример православного делания.

Игумен Иоасаф: Вот и отец Андрей в своих статьях прямо не говорит: ну-ка все идите в церковь! А вызывает у читателя размышления.

- Возможно. Но, например, статья «Возвращение в рай» в одном из последних «Отроков», где речь шла о сошествии Христа во ад и диалоге праведников перед этим, написана очень смело. Чтобы так написать, нужно иметь больше, чем просто дар слова...

Об авторах

- Кто ваши авторы? Много внештатников?

Екатерина Ткачева: У нас все авторы внештатные.

- Как сформировался авторский коллектив? Был ли специальный отбор по каким-то признакам, приходили люди через знакомых, может, вы сами что-то писали?

Екатерина Ткачева: Сегодняшний коллектив авторов -  это стяжания многих лет. Сначала, конечно, такого изобилия не было. Вообще я не помню, как мы жили, когда не было отца Андрея. Раньше мы много перепечатывали из других изданий. Сейчас этот этап позади. И сегодня стараемся не заимствовать материалы, хотя бывают такие вещи, когда готовы поступиться престижем ради важной информации. Так, например, была статья в «Фоме» «Исправитель зла». Речь шла о том, почему Господь допускает какие-то несправедливости, войны, смерть детей. И ради этого материала мы закрыли глаза на некоторые наши принципы, и отец Иона благословил перепечатку.

Но как-то Сам Господь посылает авторов! Проходит год, смотришь, появилось еще три новых, классных автора.

На самом деле, когда приходит человек, как-то сразу уже видишь - будет толк или нет. В основном хорошие авторы или находятся сами, или их приводят «за руку». Матушку Арсению Воспянскую привлёк отец Иона - ей как профессиональному психологу достаются сложные, тонкие темы. Бывает, привлекаем ребят из «Молодежки», из Братства им. преподобного Ионы. Кроме того, у нас при монастыре существовали курсы писательского мастерства, которые проводил Густав Водичка. И каждого из учеников, кого Водичка считал интересным, он отправлял к нам. Из них получилось около пяти хороших журналистов. В основном это чьи-то друзья, наши старые знакомые.

Среди постоянных авторов - две супружеские пары: Федорченко и Кирицевы. Один из наших лучших авторов, Ирина Гончаренко, была с нами с самого начала. Еще один классный журналист - Олег Кочевых, культуролог - пришёл сам. Ему вообще надо поставить памятник. Поначалу, когда воцерковлялся, он приходил к нам со своими статьями, но все материалы не подходили. Он по десять раз переписывал, снова приносил. Мы поражались: человек уже состоявшийся, с опытом - и так стремится реализовать себя в новом для него направлении.

Варвара Зуева: Теперь без него мы себе не представляем себе ни одного номера!

- Любительских материалов получаете много?

Екатерина Ткачева: Да, много. Но это, в основном, к сожалению, поэтический спам. Где-то 5% из этого можно читать. Оттуда выбираем материал, и получается рубрика «Письмо в редакцию».

Пишут нам и маститые журналисты. К сожалению, их работы не всегда подходят. Да, написано здорово, профессионально, но абсолютно чуждые по духу вещи.

- А какой он, этот дух? Как ощущает себя редакция изнутри?

Игумен Иоасаф: Знаете, мы как-то не анализировали...

Екатерина Ткачева: Запрещенный приём у нас - ригоризм: никто не должен, кроме отцов, вещать «с кафедры». Ещё одно табу: не печатаем стихотворений авторов. Проза у нас тоже печатается редко - для литературных произведений нужно  издавать отдельное приложение, пока об этом нет речи. Что до качества материалов - стараемся не опускать планку вкуса, но при этом не впадать в пустой эстетизм.

Когда новый человек приходит с предложением написать для нас, то первый творческий тест - написать статью о своем пути к Богу, без концентрации на себе или своей истории описать действие Бога в своей жизни.

- Вы уже рассказывали, как все начиналось. Какие воспоминания остались об этом периоде?

Варвара Зуева: Вначале было очень тяжело! Боролись, старались, но... Долго не могли совладать, например, с дизайном нашего православного глянца, пока не пришла Оля. Если кто-то заметил, то дизайн у нас делается не по сетке. Каждый разворот готовится «с нуля». В этом наша «фишка». Надо сказать, что Оля, прежде всего, профи. Кроме большой любви к «Отроку» и желания что-то сделать, она профессионал. А еще, она ломает голову над каждой статьей, очень переживает!

Игумен Иоасаф: Расскажу такой, может быть, мистический момент. У нас с самого начала издания журнала не было того дизайна, которым мы были бы однозначно недовольны, все, в принципе, устраивало. Но так сложилось, что каждый новый человек, пришедший на это место, был не хуже предыдущего. Они так плавно, без стрессов сменяли друг друга на этой должности, что теперь, когда все дизайнеры «Отрока» собираются вместе, нет ни тени напряжения, ни тяжести конкуренции!

Испытание славой, гордыней и временем

- Есть такая фраза: «Проснулся знаменитым». А как вы ощутили, что понравились читателю? Еще до всех наград и официальных признаний...

Варвара Зуева: Мы, конечно, очень ценим, что нас любят. И очень приятно осознавать, что ты причастен к тому, что этот журнал выходит в мир, что он кому-то откроет что-то дорогое сердцу, покажет новые грани. Иногда думаешь: «Слава Богу, что Господь сподобил нас работать и делать полезное для людей дело!»

Екатерина Ткачева: Но переломного момента как такового не было.

Варвара Зуева: Мы не ощутили резких перемен. Звездной болезни у нас еще пока нет:-)

Игумен Иоасаф: Понятие знаменитости тоже условно. Я считаю, что любое, даже самое популярное и известное издание является таковым в определенных кругах.

Архимандрит Иона: К слову о популярности. Мы пытались реализовать «Отрок» через сеть супермаркетов. Абсолютно не пошел! Продались буквально единицы, каких-то 100 журналов! А какие были гневные комментарии по этому поводу в ЖЖ: церковники-де наступают со всех сторон...

- Поступают ли в вашу редакцию замечания по работе? Никто не хочет вас реформировать, улучшить, усовершенствовать?..

Екатерина Ткачева: Изредка приходят замечания, письма с критикой. Например, некоторые читатели возмущались, что у нас в одном из номеров напечатан обнаженный человек. А это был фрагмент фрески Микеланджело «Сотворение Адама»...

Ни в коем случае не хочу сказать, что мы все такие совершенные и нас нельзя критиковать! Мы нуждаемся в профессиональных советах и благодарны за них. Как-то я ездила на конференцию «Вера и слово» в Москву и попала к заместителю главреда «Фомы» Владимиру Гурболикову. И он конкретно, в деталях разложил все наши минусы и плюсы, разобрал недостатки. Я многие его пожелания учла и была очень признательна. Ведь когда профессионал с тобой возится, что-то тебе объясняет, это такой upgrade!

Другое дело - когда на сайте появляются не очень корректные комментарии в адрес наших авторов. Но мы их всегда защищаем. Ведь человек пишет о чем-то сокровенном, обнажает свою душу перед публикой. И тут кто-то начинает поливать его грязью! Своих авторов мы в обиду не даем!

- Раньше в «Отроке» присутствовал элемент некоей клубности. Читая его, чувствовалось, что если ты не с ними, не с ионинцами, значит, тебе не повезло... Этот максимализм был вызван периодом становления, взросления?

Варвара Зуева: Возможно. У нас были материалы в стиле «история одной души»: «Я больше всего в жизни люблю Ионинский монастырь!»

Екатерина Ткачева: Сейчас мы стараемся все дальше уходить от локальности. Детские летние лагеря, местные праздники, прошедшие акции - все это очень здорово и необходимо. Но для таких актуальных материалов есть, например, сайт «Православие в Украине». У каждого свой формат. Мы стараемся делать «Отрок» скорее как книжку, чтобы к нему можно было вернуться через какое-то время. У меня есть множество знакомых, у которых лежат наши журналы, зачитанные до дыр.

Таким образом, самый редкий жанр, который у нас можно встретить, - это репортаж. В последнее время появилась реклама братства, «Молодежки», но это для того, чтобы люди заинтересовывались и подтягивались к нам. Например, идет какая-то статья, взывающая к милосердию, а в конце - маленькая рекламка: если хотите помочь, поучаствовать, звоните. Это единственное, что мы себе позволяем в плане «клубности».

«Молодежка»: у нас жесткий авторитаризм!

Архимандрит Иона: Хотел бы подчеркнуть, что «Молодежка» - это не узкое понятие. Это 250-300 человек каждый четверг. Понятно, что эти люди постоянно меняются. В общей сложности к движению привлечено свыше 1000 человек. Из них только воцерковленных процентов 60. Остальные - это и протестанты, и хиппи, и панки.

- Что им у вас нравится?

Игумен Иоасаф: Ответы отца Ионы!

Вспоминается такой случай. Приходит на наши встречи одна девочка, которая только становится прихожанкой. Она остриглась наголо. Кроме того, вся в пирсинге да еще и в солдатской шинели. Когда она только побрила голову, отец Иона подошел и говорит: «Вот теперь ты молодец!» Она удивилась: «Как это?» Он: «А теперь тебе голову точно можно не покрывать».

Архимандрит Иона: У апостолов написано, что если женщина не покрывает голову, то пусть стрижется:-))

Игумен Иоасаф: Суть в том, что это был разговор на ее языке.

Архимандрит Иона: Зато сейчас она активно занимается волонтерством.

- Как Вы думаете, отец Иона, когда она будет воцерковляться, отпустит волосы, снимет пирсинг?

Архимандрит Иона: Какая разница! Одно дело, когда внешний вид вызывает отрицательные чувства, то это надо корректировать и вмешиваться в воспитание вкуса, обучать морали. Если же это средство самовыражения, эпатаж, то с годами это отойдет. Главное, чтобы это было в рамках приличий.

- Если это эпатаж, то, как Вы считаете, насколько далеко можно заходить в таком самовыражении? А если это проявляется не только в пирсинге и лысине, но и в грубости, непослушании, бунте?

Архимандрит Иона: Честно говоря, грань очень тонкая: что допустимо, а что нет. Но названные Вами вещи - явно греховные, антихристианские, противоречат заповедям. Понятно, что пирсинг и солдатская шинель нигде в Библии не описаны. Просто человек себя так видит, ему нравится так одеваться. Но если он выглядит вызывающе, его внешний вид (мини-юбка, глубокое декольте) провоцирует определенные чувства у окружающих, то это недопустимо. Если девушка лысая и в солдатской шинели, то понятно, что, кроме улыбки, это ни к чему не понуждает.

- Молодежь часто бунтует против родителей, может, даже неявно. У ионинской молодежи присутствует бунт против вас как духовных родителей?

Архимандрит Иона: Против нас как духовных родителей - нет. У нас жесткий авторитаризм! :-)

Изначально мы прививаем понятие об иерархичности. И молодые люди понимают, что православное духовенство во всех его проявлениях нужно уважать, в первую очередь, не за какие-то качества (ум, общительность, красоту), а потому что оно является носителем благодати Божьей. Это мы постоянно стараемся внушать. Все ребята, находящиеся в нашей общине, слава Богу, чтят и уважают церковную иерархию.

- С иерархией понятно. А как же мама с папой?

Игумен Иоасаф: Это другое. Каждый молодой человек и девушка бунтует. По-своему. И самое главное, как сказал отец Иона, перерасти определенный возраст.

Чем хорош бунт по своей сути? Сейчас в нашем нерелигиозном, безбожном мире существует очень тесная связь между родителями и детьми. Почему это происходит? Потому что у родителей больше не на кого надеяться, кроме детей как продолжателей рода. И, естественно, единственная возможность бороться со страхом смерти - это максимально приблизить детей к себе. Именно поэтому сейчас молодежь более инфантильна. Отсюда и другие крайности. И наша задача состоит в том, чтобы сделать человека более самостоятельным в духовном, религиозном смысле слова. Здесь как раз бунт в чем-то и помогает. Когда молодой человек, девушка отходит от семьи, рвутся эти связи. Это происходит как раз тогда, когда и должно произойти, - в 16-18 лет. Но в то же время они не остаются среди голой пустыни, а приходят в храм, и у них все равно есть авторитет.

Архимандрит Иона: «Отец мой и мати моя остависта мя, Господь же восприят мя» (Пс. 26, 10).

Игумен Иоасаф: Точно так! И сейчас все они в монастыре - дружат, встречаются, общаются.

- Не приходят потом разгневанные родители и говорят: «Скажите ему, чтобы он пришел домой!»?

Игумен Иоасаф: Разгневанные не приходят. Есть родители, которые не пускают своих детей. И сколько раз я обращал внимание, не пускают как раз тех детей, у которых очень сильная, тесная симбиотическая связь с родителями. Это когда мама, даже церковный человек, убеждена, что ребенок должен быть только при ней.

Нецерковные родители говорят другое: «Это секта». Я говорю: «Да это же монастырь. Вот сайт, вот адрес, приходите, посмотрите!» Вы думаете, приходят? Ничего подобного! Потому что взрослым выгодно укрепляться только в собственном мнении. Ведь если придут, то увидят, что это не секта, а обыкновенная православная церковь, и придется это принять.

Что же объединяет нашу молодежь? Первое - это в любом случае какой-то духовный авторитет. В данной ситуации, таковым является наш монастырь. Второе - общее дело. В нашей молодежной организации всю деятельность ведут и контролируют сами ребята. Причем из этой среды выделяются лидеры, которые со временем приобретают авторитет и возглавляют направления работы. Так что добро пожаловать, найдется работа для каждого по силам.

- Слава Богу! Спасибо большое за беседу. Будем надеяться, что этой осенью все же состоится первый фестиваль православных СМИ, и православным журналистам удастся собраться вместе и пообщаться. А «Отроку» желаем долгих лет жизни, вдумчивого читателя и только конструктивной критики!


В гостях у журнала «Отрок.ua» побывали

Юлия Коминко,
Ирина Опатерная,
Юлия Гурец.

Материал подготовила Виктория Кочубей

   
В редакции: игумен Иоасаф (Перетятько)

В редакции: игумен Иоасаф (Перетятько)


Архимандрит Иона с коллективом у Блаженнейшего Митрополита Владимира

Архимандрит Иона с коллективом у Блаженнейшего Митрополита Владимира


Главный редактор за работой

Главный редактор за работой


Творческая летучка

Творческая летучка