УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 56 відвідувачів

Теги
церква і суспільство вибори Києво-Печерська Лавра конфлікти Предстоятелі Помісних Церков Приїзд Патріарха Кирила в Україну розкол в Україні педагогіка Католицька Церква Вселенський Патріархат Церква і влада церковна журналістика краєзнавство монастирі та храми України Церква і політика Мазепа УПЦ КП секти діаспора УГКЦ Патріарх Алексій II Церква і медицина Доброчинність Голодомор автокефалія молодь 1020-річчя Хрещення Русі церква та політика Археологія та реставрація українська християнська культура Митрополит Володимир (Сабодан) Ющенко милосердя забобони іконопис постать у Церкві шляхи єднання Священний Синод УПЦ комуністи та Церква Президент Віктор Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






«Новая» (Украина): «СИНЯЯ» ВОЙНА. Я знаю точно: с алкоголизмом можно справиться, но надо очень сильно захотеть



«Новая» (Украина), Александр Николаенко, 26.05.2009

 

После трехдневного запоя ощущение такое, что не хочется жить. Нет, голова не болит — повезло… Просто очень, очень плохо, неуютно, страшно, скверно, неспокойно, тревожно, тошно… Чтобы как-то отвлечься, сажусь за клавиатуру компьютера и быстро убеждаюсь: не то что статью — что-либо внятное выдавить из себя не получается. Приходит понимание: следующая станция — площадка перед мусорными баками и война с местными бомжами за выброшенные бутылки. И кого потом будут интересовать мои тонкие и весомые причины для того, чтобы сейчас с горя снова напиться?

Самообмана больше нет — это алкоголизм в его «лучшем», запойном проявлении. Потом, потом разборки с самим собой на тему «…как же ты докатился до такой жизни?». Меньше жалости к себе, больше дела: нужно спасаться. Все! Ни грамма больше! К концу первого месяца полной завязки мозги потихоньку приходят в себя: предложения, пусть и не идеально, но уже складываются в абзацы. Ура! У меня выходит! Ай да я! Могу ведь! Стоило лишь захотеть!

Открываю глаза — потолок казенного вида, стены выкрашены масляной краской. Рядом кто-то возится и невнятно разговаривает сам с собой. Поворачиваю голову и вспоминаю: этому несчастному не повезло — у него белая горячка. Вместе с первым воспоминанием накатывают и остальные: звонок, ненавистный голос в трубке, первая «соточка» в местной забегаловке… Когда сквозь сивушный бред приходит понимание, что пью, «не приходя в сознание», уже не то четвертый, не то пятый день, остатки мозгов заставляют взять в руки мобилку и набрать номер знакомой. Она — нарколог и работает как раз «по моей» специальности.

Светлана спрашивает: «Сколько дней пьешь»? Выслушав ответ, приказывает немедленно брать такси и ехать в клинику. Затем был какой-то укол, почти моментальный уплыв из действительности и ощущение, что меня бережно укладывают на кровать. Двери с внутренней стороны не имеют ручек, окна зарешечены. Курить запрещено. И, пожалуй, это — самое тягостное. Сигаретку бы! Да что там сигаретку, одну затяжечку! Дни летят в полусне: поел, сходил в туалет — укол — отруб. Это, безусловно, лучше, чем переживать похмельный синдром в сознании. Медицина гуманна. Вот только сигаретку бы…

По истечении минимального срока госпитализации разговор со Светланой: «Что делать будем?» Честно признаюсь, что хотел бы помощи — у самого, по всей вероятности, завязать кишка тонка. Светлана спрашивает: решил ли я, каким образом нужна помощь? Выслушав мои рассуждения о кодировании, напоследок напутствует: «Если не поможет — всегда можно подшиться. Нет, не «Эспераль», это старая технология, просто один укол внутривенно. Действующее вещество осаждается на стенках сосудов и остается там в течение года. В случае приема алкоголя — смерть.

А чтобы не было глупых мыслей на тему «как это работает и работает ли вообще», после укола будет провокация. Дадут выпить несколько граммов алкоголя. Остановится дыхание, возможна даже остановка сердца. Когда прочувствуешь все прелести начала клинической смерти, бригада реаниматологов выведет тебя из комы. Запомнишь надолго, что грозит в течение года, если выпьешь…» Спасибочки, Света, за предложение, но я уж как-нибудь без бригады реаниматологов попробую.

 

Довженко, лазер и Кo

Интернет — великая вещь, конечно, но проблема его в том, что он не имеет цензуры. Ну на кой мне знать все тонкости технологий психотерапевтических вмешательств, расписанные при этом конкурирующими докторами-кодировщиками, поливающими грязью чужие способы кодирования? И зачем мне информация о том, что цель любого кодирования — запугать до смерти подопечного либо под гипнозом, либо в состоянии транса? Я всего лишь хочу бросить пить! Наконец, объявление: «Новейшая технология! Избавление от влечения к алкоголю с помощью лазерной терапии!» Ну что ж, вроде бы толково. Хотя бы потому, что непонятно.

Сеансу предшествуют предварительные процедуры: на запястья надевают лазерные излучатели, и я несколько минут сижу, обрабатываюсь. Затем — кушетка, голос доктора, объясняющий, что мне сейчас в мозг будет внедрен с помощью лазерно-магнитно-резонансного импульса блок, препятствующий влечению. Но если я выпью, не приведи Господи, возможны очень серьезные расстройства здоровья. Жужжание аппарата, голос врача, яркие вспышки, готово. Следующий, поддерживающий сеанс — через три месяца.

Самое интересное, что первый месяц пить и вправду не хочется совершенно. Второй месяц — чуть хуже: проходя мимо «разливайки», начинаю коситься в сторону двери. Третий месяц трезвости заканчивается примерно посередине вместе с идеей: «А не выпить ли бутылочку пива? Пиво, и все! Ничего крепче!» Из запоя, вспомнив наставления Светланы, выхожу самостоятельно. Выписанные транквилизаторы-нейролептики действительно помогают: не так тошно, как обычно. Но без опохмелки все равно нет сил это терпеть. Сцепив зубы, борюсь с собой до вечера. Теперь — осторожненько — бутылочку пива. И — все! Никаких больше поблажек! Удивительно, но получается.

Доктор-лазеротерапевт сокрушенно качает головой: нужно было срочно к нему приехать, он бы поддерживающий сеанс провел. Ладно, что было, то было. Но после срыва придется увеличить интенсивность импульса… Второй срыв наступил примерно по тому же сценарию, но уже после поддерживающего сеанса. После третьего пришло понимание: нужно искать другие способы. Что ж, выходит, только «подшив»? С реаниматологами в довесок? И от рассуждений врачей на тему «Алкоголизм — это болезнь, и больной не виноват в том, что болен» мне ничуть не легче.

 

Полумеры — они и есть полумеры

Может, это судьба, может, раньше не обращал внимания, но в аптеке пузырек с надписью «Эспераль» сразу же бросается в глаза. Читаю инструкцию. Покупаю. Выпиваю. Пью недели две подряд, уже перейдя на четверть таблетки: Светлана проконсультировала, что это вещество весьма токсично и достаточно быстро приводит печень в негодность. Но имеет свойство накапливаться в тканях и через определенное время дозу можно свести до минимума — так, для поддержки.

В инструкции же было ясно написано: с момента последнего приема «Эсперали» должно пройти не менее двух недель перед приемом алкоголя! Да что нам, гусарам, какая-то «Эспераль»? Да и дней восемь уже прошло с момента последнего приема. Я — осторожненько, постепенно, бутылочку джин-тоника, за встречу с давним знакомым. Если что — сразу перестану!

Неприятности начались не сразу. Я успел выпить коктейль до дна. И тут началось. Хорошо хоть лавочка была со спинкой… Сначала как-то гулко и часто застучало сердце. Затем его стук начал отдаваться в груди так, что было ощущение, что оно разнесет грудную клетку. Потом застучало в висках, с каждой секундой все сильнее и сильнее. Постепенно стало добавляться ощущение, что глаза вылезают из орбит, словно их кто-то выдавливает изнутри. В голове — гул, боль, шум. Дышать с каждой минутой все труднее и труднее, воздух вырывается из легких сквозь свист и сип… Если уж суждено сейчас склеить ласты, то зачем же так мучительно?!! Наверное, мне повезло — и я это как-то пережил. Но ту бутылку джин-тоника после «Эсперали» я буду помнить всю жизнь. Вместе с пониманием: «Эспераль» перорально — тоже не выход.

 

От алкоголя — на год…

Я не помню, откуда первый раз услышал слово «Катюжанка». Но где-то в мозгу отпечаталось: батюшка Александр излечивает молитвой. Я — человек верующий, а значит, надо ехать. И вот мы, человек триста, стоим во дворе Катюжанской церкви и слушаем объяснения и инструкции отца Александра.

«Подходим ко мне по одному, заранее четко сформулировав свое решение. Например: от алкоголя на год, от чревоугодия на 5 лет, — говорит он. — Или: не курить всю жизнь, оставьте лишь три сигареты в день.

Если не уверены — лучше не рискуйте, обязательство придется выполнять! Не глупите — вы не знаете, с чем имеете дело. Если нужно выпить очень — придите, скажите: «У меня день рождения, освободите на три дня». Так — можно. Или «Еду в Крым, попить бы недельку сухого вина». Так — тоже можно. Но не нарушайте епитимью, это страшно, вы даже не представляете себе, насколько это страшно и чем может закончиться. Там будет блюдо стоять: положите кто сколько может. Нет денег — не оставляйте. Мне старцы сказали: «Народ тебе церковь построит». Так и вышло.

Не подходите ко мне с просьбой «на здоровье», если пьете и курите. Сначала бросьте курить и пить, а месяца через три можно и с просьбой «на здоровье» обратиться. Эпилептики ко мне не заходят — сразу будет припадок, в этом помещении одиннадцать священников молились, да и церковь раньше на этом месте стояла. Поднимите руку здесь, во дворе, я подойду к каждому. И знайте: это не я вам помогаю, это Господь через меня чудеса творит. Осенью здесь будет святой источник исцеляющий, я уже бювет построил, 120 м скважины пробурил. Думаю, к осени будет уже вода исцеляющая».

Потом, после поездки в Катюжанку, я выяснил: епитимья — добровольное обещание перед Богом о каком-либо обязательстве (о дополнительном посте, о молитвочтении, отказе от определенных излишеств и т.д.). Епитимья налагается священником с согласия христианина, она не имеет характер наказания и ставит цель поддержать решение воли к исправлению. Самое интересное, что едут к отцу Александру (нонсенс!) и неверующие. Один из моих знакомых попросил его свозить в Катюжанку — тоже требовалась помощь. Я удивился: «Ты же не верующий, возьмешь епитимью, а соблюдать не станешь». На что товарищ ответил: «Я-то не верю. Да только самому Богу от этого… В общем, по глупости рисковать душой не буду, епитимью соблюду…»

Ощущения после посещения отца Александра примерно следующие. Во-первых, в мозгах словно кто-то какой-то блок устанавливает — даже думать о возможности выпить себе не позволяешь. А тот факт, что можно, если уж очень приспичит, взять у батюшки несколько дней «каникул», как раз работает в плюс, а не в минус: нет ощущения абсолютного «приговора», есть некоторая свобода воли, которой ты вправе распоряжаться разумно и самостоятельно.

Проходит месяц — и сама потенциальная возможность выпить уступает место радости: ты свободен от этой проблемы! Ты не боишься сорваться, не боишься, что в компании тебя все-таки уговорят бухнуть и потом, на следующий день, есть риск опохмелиться и снова уйти в запой. Не боишься случайностей. Не боишься за свою судьбу — ведь ты сам ей хозяин! Мозги свежеют с каждым днем, это чувствуешь просто физически. Да еще и Светлана, узнав о моих успехах, прописала курс ноотропных препаратов вкупе с определенными витаминами — для восстановления мозговой деятельности.

Затем — после того как срок истекает — возникает мысль: а что если попробовать немного выпить в компании? А то сидишь как неродной… Поначалу гонишь подобные мысли от себя почти без сожаления. Но время идет, сомнения притупляются. И вот приходит день, когда выпита первая рюмка после почти двухлетнего перерыва. И все идет замечательно! Проблемы нет! Некоторое время радуешься пиву по вечерам, посиделкам с друзьями за бутылочкой коньяка… И наконец, наступает он, тот самый момент.

Наутро просыпаешься с жутким бодуном и с трудом вспоминаешь события прошедшего вечера… Перенести похмелье не так сложно, как раньше — все-таки два года ремиссии. Но факт есть факт: снова случилось. И опохмелиться очень хочется… Еще пару недель сомнений и решение: лучше не рисковать, еду в Катюжанку! Минимум на 5 лет. Почему на 5, а не пожизненно? Вовсе не для того, чтобы затем снова попробовать выпить. Для того чтобы через 5 лет попробовать совсем не пить. Уже без обязательств.

И — напоследок. Сегодня, как никогда, я верю в свои планы. В этой жизни еще так много нужно успеть. И жить у меня получается без алкоголя лучше, чем с ним. Я говорю о себе. Ну а если кто из знакомых спрашивает, почему не пью, я без обиняков отвечаю: были проблемы с алкоголем, отказался. И, знаете, мне почему-то не стыдно. Как не стыдно поставить под этой статьей свою настоящую фамилию.

 

 

 

 

 

Компетентно

Светлана Тарасова, врач-нарколог:

 

— Опохмеляться после недолгого употребления (на следующий день или даже после трехдневного запоя) не стоит. В случае же более длительного злоупотребления рекомендую все-таки опохмелиться и обратиться за помощью к врачу. Организм, привыкший к алкоголю и резко лишенный его, может пойти «вразнос»: возможны припадки, гипертонический криз и даже нарушения психики. Белая горячка, вопреки народному мнению, возникает не во время запоя. Она «приходит» в случае внезапного прекращения. Облегчить похмельное состояние помогают такие медикаменты, как гидазепам и финлепсин, а на ночь стоит выпить снотворное на основе зопеклона (сонован, имован и т.д.). Однако эти препараты отпускают только по рецептам. Из безрецептурных можно посоветовать глицисед и адаптол. Помогут также большие дозы витаминов группы В, сорбенты (с диапазоном в 2 часа перед и после приема медикаментов). Головную боль лучше всего снимает аспирин, а провести детоксикацию в домашних условиях можно с помощью медихронала.

 

 

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.