УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 135 відвідувачів

Теги
секти церковна журналістика Священний Синод УПЦ милосердя постать у Церкві комуністи та Церква Приїзд Патріарха Кирила в Україну УГКЦ Вселенський Патріархат 1020-річчя Хрещення Русі Археологія та реставрація конфлікти розкол в Україні Церква і влада Києво-Печерська Лавра Патріарх Алексій II Церква і медицина молодь педагогіка вибори церква і суспільство Ющенко іконопис церква та політика Церква і політика Голодомор Мазепа діаспора шляхи єднання Митрополит Володимир (Сабодан) українська християнська культура краєзнавство УПЦ КП Президент Віктор Ющенко Католицька Церква автокефалія монастирі та храми України Предстоятелі Помісних Церков забобони Доброчинність






Рейтинг@Mail.ru






«Новая» (Украина): Полесские староверы перехитрили спецслужбы, но у них украли... Бога



«Новая» (Украина), Виталий Цвид, 24.06.2009

 

В старообрядческом селе, где когда-то утерли нос самому Берии, из нашего корреспондента изгоняли бесов. В бане... Здесь все не как везде. Необычно. Даже людей тут хоронят по-своему: кресты на могилах устанавливают не в изголовье, как принято, а в ногах. И знаете почему? А так гораздо удобней, когда грянет Страшный суд и мертвые станут воскресать, объясняет здешний люд: поднялся, крест - вот он перед тобой - в руки взял и пошел на зов ангельских труб. А у нас, которых закапывают с крестом над головой, сплошная морока: поднимайся, оборачивайся назад, ищи, где он, тот крест.

- Боже правый!.. Что ж это творится? Черт пляшет в церкви!.. - аж свечи гасли, орали старушки и, как смолой из пекла ошпаренные, вылетали из храма. За ними с криками и в панике на улицу выбежали остальные прихожане. И подались прочь от церкви. Так что пожар в Божьем храме уже некому было тушить. А горело будь здоров - дерево ж все-таки. Еще не во все углы села разнесли весть о «пляшущем у алтаря черте», как от красивой - с резной дверью, причудливым куполом и ставнями в крестах - церкви осталась лишь кучка курящегося пепла. А все из-за визгливых старух! Их бы самих посадить в чан с кипящей смолой да приставить рогатого, чтобы исправно дрова подбрасывал. Это ж додуматься: черт в церкви танцует?! Батюшке в сапог попала жаринка, ну, попрыгал малость на одной ноге, вытряхивая ее... Так в деревне Красиловка еще до революции сгорела их первая церковь. Вторую же - намного богаче, двухкупольную с колокольней до небес и даже подвалом, где в войну от бомбежек прятались, - огонь уничтожил 12 лет назад. Судьба.

 

Полный кузов святынь

Той ночью Виталия Селезнева разбудил кот - носился по хате, будто тысячу мышей догонял. Когда выглянул в окно, подумал: конец света настал! Еще бы: четыре часа ночи, а на дворе хоть газету читай, с неба звезды падают (на самом деле то искры с пожарища сыпались) и «сосед в адных трусах бегит»...

...Как и положено в таком деле, пришли в три часа ночи, когда народ крепко спит. Автогеном срезали кованые петли на дубовой двери и подогнали к входу, не поверите, «КамАЗ» - грузовик в 8 тонн грузоподъемностью! То есть они не воровали иконы - они их отгружали. Старинные, многие в позолоченных окладах иконы, кои люди и целовали лишь в строгом посту, как кирпичи на стройке, загружались в «камазовский» кузов. Затарились по самые кромки бортов и уехали. А в опустошенном храме осталось тлеть занявшееся от автогенной искры бревно... Судьба.

 

Вместо храма - забегаловка

Нет больше в полесском селе Красиловка, где живут старообрядцы, церкви. И батюшки своего нет. Лишь по большим праздникам приезжает сюда отец Николай, священник-старовер с Черниговщины. Службу служит батюшка в строительном вагончике, переделанном под храм, - внутри поставили перегородку для алтаря, сверху надели небольшой фанерный купол. Когда я туда зашел, а дело было в субботу вечером, в церквах как раз в разгаре вечерняя служба, лишь три старозаветные бабушки, держа в руках ветхие Евангелия, тихо с закрытыми глазами бубнили молитвы. Я щелкнул затвором фотоаппарата и разбудил старушек. На свою голову: «Ходют тут всякие, хоторафирут без спросу...»

А в большой церкви, вспоминают красиловцы, народу, бывало, сходилось столько, что батюшка к иконам бочком протискивался. Прихожане в дверях толпились и даже с улицы заглядывали. На воскресные службы, церковные праздники, крестины, похороны все село собиралось. А как храм сгорел - люди все больше у ганделыка кучковаться стали. Пьют. И спиваются. В день моего приезда на кладбище отнесли 32-летнего парня - она, паршивка, сгубила.

Вот и получается, что воры на «КамАЗе» у красиловских староверов похитили больше, чем иконы - они вырвали гвоздь, который все крепил. Бога, можно сказать, у людей украли.

 

А ну их, этих баб!

Встретил я в Красиловке тезку. Правда, поначалу и задерживаться с ним не хотел: обычный, вроде бы, мужик, стоит, пальцами папиросу разминает, без бороды старообрядческой, без кафтана - на кой он мне? Но слово за слово, пива в сельмаге взяли, присели с устатку, и когда Виталий начал о жизни своей рассказывать, я понял, что парой кружек пива тут не кончится. Так оно и вышло - все завершилось голыми задницами в черном дыму...

 

@@ И дым стоит черный. И стены черные, и потолок. Потому и называется баня - по-черному. И мы с Виталей черные, как черти, у казана с охапками дров носимся. Ничего, скоро камни раскалятся добела, стены дымом прогреются, солнце сядет, мы разденемся, перекрестимся, обольем полок колодезной водой, поддадим пара, возьмем веники и ка-а-ак... ...Я не знаю, как оно там, в чистилище на небесах, но в бане, срубленной на огороде красиловского старообрядца, я заново родился. Ей-Богу.

 

- Малые были, дурные, - сдувает сухую пену с бокала Виталя, - мне тогда, кажись, 12 было. Учился в интернате в Чернобыле. Ночью как жахнуло, и зарево такое, что некоторые наши пацаны аж описались от страха. Мы давай на крышу - смотрим, а атомка как факел пылает. Загляденье. До утра любовались...

После интерната Виталий Селезнев устроился в родной колхоз трактористом. Потом пошел кирпич класть в Вышгородскую ПМК (передвижную механизированную колонну. - Авт.). А к 25-ти женился. Хотя... Нет, не женился. Женятся, это когда свадьба, молодая невеста, первая брачная ночь. А ежели в дом приходит уже дважды разведенная женщина с тремя детьми? Короче, в один день семья Витали состояла уже из пяти душ. Чтобы их прокормить, глава семейства ездил на заработки: строил под Киевом коттеджи для богатых, крыл шифером супермаркеты в столице, одно время даже торговал на базаре в Борисполе. И так 10 лет. Но как-то Селезнев вернулся с очередного калыма уставший, но радостный (денег в дом привез, эх, заживем теперь, диван купим!), заходит в хату, а там жена с... Вот тебе и диван...

...Она с детьми ушла к другому, годков на двадцать ее моложе, а Виталя вытопил баньку, хорошенько попарился, и а ну их, этих баб!

 

Протопи ты мне баньку по-черному

Отгадайте загадку: в огороде стоит, черным дымом клубится, березой благоухает, на полвека омоложает, в рай препровождает. Не знаете? Понятно: кроме банальной сауны с ее сухим, как мартен, обжигающим паром, что мы еще знаем? А меж тем староверы баню по-черному называют чистилищем (то место между небом и землей, в которое люди попадают сразу после смерти), только на земле. И я прошел это чистилище. У Витали на огороде, за грядкой с переспевшим чесноком.

В былые времена баня по-черному, как крестик на шее, должна была быть у каждого старовера во дворе. Строится она подальше от дома, чтобы телесная и духовная грязь, которая там смывается, не перекинулась в жилище. Именно поэтому на дверях бани даже креста, как это принято в хатах, батюшка не малюет - чтобы не марать его всякой скверной. Ведь березовым веником не только пот и соль, но, ежели хорошо приложиться, то, говорят, и бесов из человека можно изгнать.

Внутри баньки на кирпичах водружен казан с водой литров на сто, обложенный камнями-валунами. А под всем этим горят дрова - никаких тебе печей, дымоходов - обычный костер на полу. И дым стоит черный. И стены черные, и потолок. Потому и называется баня - по-черному. И мы с Виталей черные, как черти, у казана с охапками дров носимся. Ничего, скоро камни раскалятся добела, стены дымом прогреются, солнце сядет, мы разденемся, перекрестимся, обольем полок колодезной водой, поддадим пара, возьмем веники и ка-а-ак...

...Я не знаю, как оно там, в чистилище на небесах, но в бане, срубленной на огороде красиловского старообрядца, я заново родился. Ей-Богу.

 

Из немецкого плена - на службу в НКВД

После баньки, ясное дело, пиво с таранкой. И поговорить. Рассказал мне Виталий об отце своем. Мама-то умерла, когда ему всего десять было, зато батю он хорошо помнит.

Все Селезнева-старшего знали как даровитого плотника, что одним топором мог хату срубить. Но был у Михаила Дементьевича и другой талант, за который могли Сталинскую премию дать, а могли и 25 лет без права переписки. Это уж куда его направить.

В 46-м вернулась из немецкого плена старшая сестра Михаила Селезнева. Куда пойти работать? В колхоз, за галочки о трудоднях и за ведро брюквы? С голоду подохнешь. А как раз в то время в районном отделении НКВД набирали переводчиков с немецкого. Язык женщина знала не хуже Гитлера, но чекистский кадровик требовал еще и диплом. И тогда Михаил Дементьевич ночью, при свете керосинки (днем боязно таким заниматься), сначала резцом и ножом вырезает печать, а затем чернилами рисует диплом об окончании какого-то уральского пединститута...

Майор НКВД, который в войну, служа в СМЕРШе (Смерть шпионам. - Авт.) разоблачил не один десяток заброшенных Абвером диверсантов, внимательно изучил диплом, поправил кобуру на ремне и... поздравил девушку с приемом на службу в органы Народного комиссариата внутренних дел. Лаврентий Павлович Берия, привет тебе из полесского села Красиловка!

Впоследствии по подделанным им документам Селезнев отправил на работу в город всех членов своей семьи. И не только.

 

Настоящий «полковник»

Несколько лет назад в Москве вышла книга «Великие аферисты», где среди гениальных мошенников разных стран и эпох почетное место занимает уроженец Киевской области Николай Павленко. Этот человек, дезертировав в 1942 году с передовой, умудрился сколотить собственную... воинскую часть, которая занималась военным строительством для нужд фронта. Зарабатывая немалые деньги, павленковцы дошли до самого Берлина, а оттуда увезли 37 (!) вагонов трофейного добра. Николай Максимович водил знакомство с генералами, командирами дивизий и армий, а после войны был вхож даже в кабинет замминистра обороны. И еще много чего интересного написано в той книге - не сказано лишь того, что первую липовую печать «Участок военно-строительных работ Калининского фронта - УВСР-5» для «полковника» Н. М. Павленко изготовил плотник из старообрядческого полесского села Красиловка Михаил Дементьевич Селезнев.

...Я выпил на дорожку свежевыдоенного молока, попрощался с Виталей, пообещал еще приехать и хотел было уже трогаться, как неожиданно к машине подбежала женщина в засаленном переднике - видать, только что от плиты. «Пропишите в своей газете, - запыхавшись, говорит она, - что у меня в огороде мины зарыты. Пусть приедут, разминируют, а то я не могу картошку посадить. Четыре сотки поля гуляет...»

«Покажите!» - я заглушил двигатель, и мы пошли на минное поле...


 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.